Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 509 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



РИМСКИЙ ОПЫТ ВНЕ "РИМСКОГО ПРАВА"

Печать

Платон ПРОХОРОВ

 

...Судебные процессы с участием религиозных организаций в России в наши дни в большинстве случаев представляют собой явления скандальные. Как известно, судебная система занята рассмотрением гражданских и уголовных дел в сфере светского права, поэтому скандалы возникают в связи с имущественными, финансовыми, территориальными спорами, а в уголовном плане – с навязшей  уже в зубах педофилией, хищениями или так называемым "экстремизмом". При этом очень интересно, что "экстремизм", пусть и весьма туманно сформулированный в "антиэкстремистском законодательстве", все же существует: имеют место и призывы к насилию, и пропаганда нацизма, и унижение по расовым и религиозным мотивам. Но наиболее яркие и известные всем экстремистские явления до рассмотрения в суде не доводятся. Зато соответствующие статьи УК РФ, зачастую, охотно используются то ли из безграмотности, то ли из-за коррумпированности, в судебной практике для достижения чьих-либо корпоративных целей.

Так, например, практически во всех судебных делах, которые возникают в соответствии с тенденцией антикультизма, фигурирует пресловутая ст.282 УК, которую суд очень редко решается не применять в отношении, опять же, практически всегда совершенно безобидных сообществ религиозных россиян.

Показательным, в этом плане, как уже доводилось отмечать, выглядит системное преследование приверженцев религии Свидетелей Иеговы, занимающих сегодня, вероятно, первое место среди жертв дискриминации по мотивам вероисповедания. Начавшийся 20 мая 2013 года судебный процесс в Таганроге выглядит в этой "кампании" лишь одним из ярких примеров того, как все происходит. Как мы сообщали ранее, 16 верующих Таганрога, обвиненных местной прокуратурой в совершении ими преступлений по ст.282 УК РФ, подозреваются в "организации деятельности экстремистской организации", "вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления" и "участии в деятельности экстремистской организации".

Предыдущее сообщение об этом процессе касалось выступления в судебных заседаниях 25-го и 26-го марта в качестве эксперта научного специалиста – религиоведа, д.ф.н. Е.Элбакян. При адекватном развитии событий, в результате двухдневного посвящения специалистом суда во все тонкости доктрины и деятельности религии и религиозной организации Свидетелей Иеговы, все вопросы в плане того, может ли быть преступлением законная деятельность этих верующих в России, казалось, могли быть сняты. Однако, дальнейший ход процесса продемонстрировал прямо противоположное.

Вначале, категорический протест прокурора на ходатайство о заслушивании свидетелей защиты, заявленное 27 марта и явное нежелание судьи часами выслушивать новые и новые доказательства невиновности подсудимых, могли быть истолкованы обвиняемыми, как хороший знак. Мол, после консультирования суда научным специалистом, ему стала окончательно ясной абсурдность обвинений, и свое личное решение по поводу того, каким будет приговор, он уже принял. Но двух, уже прибывших в суд свидетелей – оправданных по аналогичному составу Ананьина и Калистратова, - на следующий день, в соответствии с законом все же пришлось допросить. Однако, как выглядели эти допросы, судя по аудиозаписи, находящейся в распоряжении ReligioPolis, как говорят в народе, "смотреть было жалко".

При допросе свидетелей стороной защиты обвинение избрало, на его взгляд, вероятно, единственно возможную методику – заявлять отвод на каждый вопрос адвоката, ответ на который мог лишний раз продемонстрировать надуманность обвинения. Быть может, чисто по-человечески это и можно понять: кому приятно снова и снова убеждаться, что все твоя "изобретательность" на глазах у всего честного народа оборачивается набором нелепостей и параноидальных фантазий? Но, когда наступала очередь для вопросов обвинения, представитель прокуратуры отчего-то от них не отказывался. А затем обнаруживал все признаки того, что спрашивать-то, в общем, ни о чем и не осталось. Поэтому, представительство прокуратуры, не стесняясь, откровенно стремилось перебивать свидетеля, не дослушивая ответов на заданные вопросы, задавать новые. Затем, повторять вопросы, на которые только что был получен ответ, слегка перефразируя, а потом делая вид, что ответов не понимает.

Например, в допросе верующего Ананьина, на вопрос помпрокурора Анны Логвиновой о том, "как отправляются деньги в Руководящий совет" Свидетелей Иеговы, на что был получен  ответ, что это происходит каждый раз спонтанно "по договоренности в группах", хотя сам допрашиваемый этим никогда не занимался, удовлетворения обвинителя не наступило, и вопрос был задан с интервалами еще несколько раз.

Надо сказать, что лояльное отношение защиты к отсутствию существенных вопросов у обвинения нарушилось в процессе лишь однажды. Так, в допросе того же Ананьина, ввиду слишком очевидной дезориентированности помпрокурора, защитник заявил "хочу заметить, что в соответствии с УПК обвинитель обязан сформулировать все пункты обвинения в обвинительном заключении. А в данном процессе обвинитель задает какие-то вопросы о домашних заданиях, которых там нет. Напомню, что и вопросы, заданные обвинителем свидетелю обвинения (представителю православной антикультистской организации Сторчаку – RP) были далеки от существа дела и от вопросов, заявленных вначале. Таким образом нарушается принцип состязательности сторон и ст 6 Европейской Конвенции...".

По какой причине суд время от времени становился на сторону прокуратуры, признавая откровенно неуместные вопросы заслуживающими внимания, утверждать трудно. Но в одном случае возражение защиты против данной нарушающей УПК манеры ведения процесса председателем, было внесено в протокол. Правда, судья не удержался напомнить защите о ч.2 ст.79 УПК, предполагающей, возможность допроса свидетеля о любых относящихся к делу обстоятельствах, кроме наводящих вопросов. Интересно, что именно эту статью и нарушал систематически сам суд, удовлетворяя возражения прокурора на задаваемые свидетелям существенные вопросы адвокатов.

В тот же день – 27 марта с продолжением 28-го, суд допрашивал и второго свидетеля – Александра Калистратова, в отношении которого в декабре 2011 года при повторном рассмотрении уголовного дела по ст. 282 УК РФ, был отменен первоначальный обвинительный приговор. Наблюдалась практически идентичная картина, в результате чего становящееся все более нелепым положение государственного обвинения при всем желании не могло восприниматься случайностью. Суд вполне откровенно обнаруживал тенденцию не столько к выяснению обстоятельств дела на основании обвинительного заключения, сколько поощрения обвинителя в его попытках сбить свидетелей с толку, чтобы изыскать хотя бы что-то предосудительное в деятельности верующих.

Окончившаяся на этом 28 марта серия заседаний в Таганрогском городском суде была продолжена заседаниями, которые начались с 7 апреля, где в течение двух – до 8 апреля включительно, были допрошены еще 3 свидетеля со стороны защиты.

При этом, принципиально в тенденциозности судебного процесса ничего не изменилось. Правда, при оглашении ряда письменных материалов дела, были зачитаны два небезынтересных не только для суда документа, уразумение смысла которых сделало бы невозможными многие нелепости, присутствующие сегодня в судебной практике России. Это  Резолюция ПАСЕ № 1896 от 02.10.2012 и письмо Московской Хельсинской группы Генеральному Прокурору РФ от 22.10.2012 года, находящиеся в распоряжении суда в качестве материалов дела.

На следующий день, 9 апреля, кроме допроса еще одного свидетеля, по ходатайству адвокатов обвиняемых, суд приобщил к делу сообщение о готовящемся вскоре рассмотрении Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) дела Ростовского суда о ликвидации местной религиозной организации "Таганрог". Отчего-то это вызвало резкие возражения со стороны представителя  областной прокуратуры Дениса Вовченко, который счел ходатайство попыткой ...оказания на суд "давления со стороны защиты".

Мотивировка показалась нам настолько странной, что пришлось уточнить у защитников: нет ли здесь какой-то случайной путаницы? Однако, по словам одного из адвокатов, в приобщении к делу документа о скором рассмотрении запрета религиозной организации в Ростове-на-Дону, прокурор в самом деле усмотрел намерение... "напугать суд Европейским судом". Хотя, скорее всего, инициатора обвинения 16-ти верующих в "экстремизме", мог и самого не на шутку испугать тот фрагмент ходатайства, где говорится, что затеянный прокуратурой процесс – суд не над несколькими верующими горожанами, а над всеми 1000 Свидетелей Иеговы Таганрога.

А вдруг суд поймет, что по существу, это - "расправа над религией" в отдельно взятом регионе Российской Федерации? За подобное, в случае установления такого факте, "по головке не погладят" не только одного прокурора...

В тот же день, чуть позже, защитой было заявлено еще одно ходатайство "о приобщении к делу образцов религиозной литературы" - выдержек религиозной литературы, в том числе православных источников, где утверждается, что истинной является только православная религия, а все остальные лживы. Известная особенность всех религий исходить в своих вероучениях из собственной истинности давно является признаком религий, не представляющих секрета для научного религиоведения. Суд, отчего-то, суд выбрал для приобщения к делу лишь одну из предложенных выдержек – а именно, цитаты из книги "Протоиерей Максим Козлов (по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия): 400 вопросов и ответов о вере, церкви и христианской жизни" издательства Сретенского монастыря, отказавшись от гораздо более показательных в этом отношении прочих. Быть может, это было вызвано тем, что в отличие от явного конфессионального радикализма других цитат, иной раз выходящего за рамки доктринальной необходимости,  стилистика имеющего светское образования М.Козлова выглядит на их фоне гораздо более цивилизованной.

 

* * *

В конце концов, 10-месячное судебное разбирательство давно уже сделало совершенно очевидным то, что люди оказались на скамье подсудимых не за какие-то конкретные противоправные действия. Судя по отзывам даже неверующих горожан, всем давно ясно, что вся "вина" 16-ти Свидетелей Иеговы состоит в том, что они остались верующими людьми и после решения Ростовского суда 2009 года о ликвидации местной религиозной организации.

Среди наиболее известных соотечественникам исторических примеров подобных ситуаций можно назвать опыт первых христианских общин, положивших начало нынешнему мировому христианству. Либо "жития святых", где на верность Богу указывается, как на главную добродетель, являющую моральный пример для верующих.

В таком контексте, происходящая ныне в Таганроге судебная расправа над религиозными людьми, которым приписываются немыслимые для них преступления, выглядит живой иллюстрацией того, что происходило с верующими на заре христианства. Если не остановить этот маховик уголовных репрессий за веру, то его завтрашними невинными жертвами станут те 1000 Свидетелей Иеговы, которые живут и трудятся в Таганроге.

Это выглядит вполне в духе гонителей первых христиан, но, будто в подтверждение такого дикого замысла, следователем Бондаренко уже подготовлена следующая "партия подсудимых" из 5-ти человек, которых скоро посадят на ту же скамью в том же суде и будут судить по тем же обвинениям. Новое дело подготовлено тем самым следователем, который "расследовал уголовное дело" нынешних шестнадцати Свидетелей Иеговы...

 

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100