Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 149 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



О ВЕРСИЯХ ПРИЧИНЫ ПОЖАРА, МИФОТВОРЧЕСТВЕ И СПАСЕНИИ ДРЕВНЕГО ЕВАНГЕЛИЯ

Печать

после пожара, фото ЗвездаОфициального заключения о причинах пожара в центре Грабаря пока нет. Но версий набралось уже немало, большинство из которых сводятся к тому, что здание подожгли. Различаются только мотивы поджигателей. Однако ни сотрудники центра, ни их коллеги не склонны сгущать краски.

 

Пожар в Всероссийском научно-реставрационном центре имени Грабаря произошел вчера, 15 июля. Пожар был весьма серьезным, ему была присвоена третья категория сложности, и во время тушения погибли два человека. От огня и воды пострадали ценные иконы и антикварные экспонаты. По данным РИА «Новости», здание теперь абсолютно непригодно для использования. Урон, нанесенный экспонатам центра, оценивает специальная комиссия.

Официальной причины возникновения пожара пока не названо, однако уже появились высказывания о том, что центр мог загореться из-за умышленного поджога. Причем причины для возможного поджога, как выясняется, могли быть совершенно разными.

 

Версия 1: Месть монополисту

По одной из версий, недовольными работой центра имени Грабаря могли быть владельцы антиквариата и эксперты-оценщики антикварных предметов. Такое предположение высказал, например, в эфире «Коммерсант-FM» арт-обозреватель радиостанции Дмитрий Будкевич, отметив, что центр подозрительно «вовремя загорелся». По словам Будкевича, в последние годы центр стал «единственным государственным монополистом на выдачу экспертных заключений» по антиквариату и древним ценностям. По мнению арт-обозревателя, такой «монополизацией рынка» многие были недовольны.

Однако с тем, что центр Грабаря стал монополистом в области экспертизы древнего искусства, согласны не все. Например, Левон Нерсесян, старший научный сотрудник отдела древнерусского искусства Третьяковской галереи, назвал в беседе с GZT.RU мнение о монополии центра Грабаря на экспертизу «совершенной фактической неправдой».

По словам Нерсесяна, наравне с центром имени Грабаря такие заключения выдает Государственный научно-исследовательский институт реставрации и Межобластное научно-реставрационное художественное управление. «Это три ведущие реставрационные организации. Я бы затруднился оценить, кто из них лучше, важнее, главнее и так далее: у каждой из этих организаций есть свои преимущества и свои сомнительные стороны»,— сказал Нерсесян. «Они довольно сильно отличаются друг от друга, но все это достойные, авторитетные, почтенные и уважаемые организации, в которых работают очень и очень компетентные специалисты»,— подчеркнул Нерсесян.

По его словам, если у центра Грабаря и есть какое-то преимущество, то лишь историческое: центр— «непосредственный наследник Всероссийской комиссии по реставрации памятников древней живописи, которую в 1918 году организовал Грабарь». «Нет никаких монополистов»,— резюмировал Левон Нерсесян.

 

Версия 2: Сокрытие нарушений

Также появилась и версия о том, что поджог мог быть организован с целью скрыть некие нарушения, которые, якобы, допускались в работе сотрудниками центра Грабаря. Эту версию активно продвигает Владимир Рощин, составитель «Каталога подделок произведений живописи», вызвавшего много обсуждений среди коллекционеров и торговцев старинными полотнами.

Не могу утверждать, но могу предположить, что имел место поджог»,— сказал Владимир Рощин GZT.RU. Рощин утверждает, что директора центра Грабаря Алексея Владимирова «министр культуры Авдеев неделю или две назад освободил от занимаемой должности». Об этом издателю, по его словам, сообщили сотрудники центра. При Владимирове, уверен Рощин, в центре «творились беспрецедентные вещи по умалчиванию всевозможных нарушений, халатности». «Я знаю это потому, что являюсь руководителем „Каталога подделок живописи“, который вскрывает факты афер в этой области, в том числе и в центре Грабаря»,— сказал Владимир Рощин.

Однако сотрудник центра Грабаря Виталий Спиридонов не подтвердил GZT.RU факт увольнения своего начальника, а руководитель пресс-службы Министерства культуры РФ Наталия Уварова заявила, что Алексей Владимиров по сей день «работает директором, более того, находится на рабочем месте около центра Грабаря».

 

Версия 3: Отголоски спора о возвращении ценностей

Еще одна версия затрагивает дискуссию музейного сообщества и Церкви вокруг законопроекта о возвращении религиозным организациям имущества религиозного назначения. Одним из аргументов музейщиков против возвращения РПЦ особо древних и ценных икон было то, что в музейных условиях такие экспонаты сохранятся гарантированно лучше, чем в не имеющих специальных условий хранения храмах. Таким образом, пожар в центре имени Грабаря и гибель или повреждение древних экспонатов могли бы быть аргументом в этом споре.

Глава пресс-службы Московской патриархии отец Владимир Вигилянский сказал GZT.RU, что у него нет предположений по поводу причин пожара. «Пока следствие ничего не укажет, мы никаких комментариев делать не будем»,— сказал он, отметив, что единственный комментарий, который он может дать по поводу пожара— это выражение сочувствия центру Грабаря и особенное сожаление о том, что погибли люди, ведь «никакие произведения искусства не стоят жизни человека».

Левону Нерсесяну версия о поджоге ради дискредитации реставраторов в названном споре тоже кажется неубедительной, ведь «иконы могут сгореть и в церкви». «Это общенациональная катастрофа, и по этому поводу кому-то что-то доказывать могут только недобросовестные люди»,— подчеркнул Нерсесян.

Алексей Лебедев, заведующий Лабораторией музейного проектирования, доктор искусствоведения, тоже уверен, что дискуссия о возвращении Церкви религиозных ценностей к происшествию отношения не имеет.

Более того, он считает, что этот пожар можно было предвидеть. По мнению искусствоведа, помещать реставрационный центр в данное здание было неверным решением. «Здание, которое, с точки зрения противопожарной безопасности, мягко говоря, неидеальное, совершенно не подходило для реставрационного центра, там уже был огромный пожар еще до того, как туда переехал центр Грабаря»,— сказал Лебедев GZT.RU.

«Реставрация— вещь пожароопасная, они постоянно работают с растворителями, фактически с разными видами керосинов»,— объяснил он, отметив, что в предыдущем месте обитания реставрационному центру было куда лучше и безопаснее: «Предыдущее здание, они сидели в Марфа-Марьинской обители, было намного более подходящее. Собственно говоря, они его и привели в порядок— это же была руина, которую они сами восстановили сами, и восстановили так, что там было удобно, хорошо и комфортно реставрационному центру».

 

Потери не так масштабны

Сообщения о масштабных потерях древностей, находящихся в центре Грабаря, сегодня тоже подтверждаются не во всем.

Сотрудник центра Виталий Спиридонов сказал GZT.RU, что сегодня, после того как тушение пожара закончено, становится ясно— экспонатов «пострадало не так много, как казалось в первый мЭто подтверждает и работа спецкомиссии, обследующей хранилище центра. Основное количество экспонатов находилось именно в хранилище-бункере на первом этаже, куда огонь не проник. Пламя и вода могли повредить лишь те экспонаты, которые находились в работе на столах реставраторов, или крупноформатные произведения искусства— картины, свернутые в рулоны, которые находились на верхнем этаже.

Сотрудник центра Виталий Спиридонов сказал GZT.RU, что сегодня, после того как тушение пожара закончено, становится ясно— экспонатов «пострадало не так много, как казалось в первый момент», «пострадало больше само помещение». 

Это подтверждает и работа спецкомиссии, обследующей хранилище центра. Основное количество экспонатов находилось именно в хранилище-бункере на первом этаже, куда огонь не проник. Пламя и вода могли повредить лишь те экспонаты, которые находились в работе на столах реставраторов, или крупноформатные произведения искусства— картины, свернутые в рулоны, которые находились на верхнем этаже.

«Спецкомиссия была допущена в хранилище, они открыли комнаты, по первичной оценке хранилище и находившиеся там произведения искусства искусства не повреждены»,— приводит слова Натальи Уваровой РИА «Новости».

 

Источник: GZT.ru

 

Комментарий PR: Согласно комментариям происшедшего, которые появились в ЖЖ старшего научного сотрудника Государственной Третьяковской галереи Левона Нерсесяна, данный материал GZT является наиболее объективным из всего множества сообщений и пересудов, возникших вокруг бедствия во Всероссийском реставрационном Центре им. Грабаря. К сожалению, пресса оказалась снова не на высоте, обрамляя бедствие измышляемыми "подробностями". Со ссылками на того же Нерсесяна, у которого репортеры узнавали телефоны сотрудников Центра, в информационном пространстве формировались различные мифы, которые, в свою очередь, подпитывали как перечисленные, так и дюжину неупомянутых версий, одна другой фантастичнее.

Проза – а точнее факты, оказались куда, как интереснее, чем художественные сплетни. В чем-то печальней, а в чем-то и отрадней. "Из приблизительно сотни икон, - сообщает Нерсесян, - которые на момент пожара находились в Грабарях, полностью уничтожены две - пока не могу сказать, какие. Знаю только, что уцелела и Богоматерь Одигитрия XIII века из Псковского музея и Богоматерь Корсунская из новгородского Софийского собора в окладе XI-XII веков. Последняя получила некоторые повреждения, но не фатальные - красочный слой, кажется, полностью уцелел. Полностью сгорела, к сожалению, сень из Спасо-Прилуцкого монастыря (Вологодский музей). Очень важный момент - те произведения, которые находились в специальном хранилище (бункере) никаких повреждений, как кажется, вообще не получили - ни от огня, ни от воды. О повреждениях речь идет только в тех случаях, если иконы оставались на столах у реставраторов.
Наталья ПетроваЕще один интересный вопрос - отчего реставраторы, уходя не стали выносить с собой произведения искусства. Ответ на него прост и довольно печален - реставраторам не сразу сказали про пожар - им сообщили про небольшое задымление и попросили покинуть рабочие места. А вот когда стало понятно, что это не задымление, а настоящий пожар - некоторые из них попытались вернуться за вещами, которые реставрировали, несмотря на пожарников и милицию. И одной из сотрудниц рукописного отдела это, слава Богу, удалось. Подписав отказ от ответственности пожарных за ее судьбу, она вошла в горящее здание и вынесла  буквально из пламени одну из самых древних и знаменитых русских иллюстрированных рукописей – Спасское евангелие XIII века".
Фамилию сотрудницы позже удалось выяснить – это заведующая отделом реставрации средневековых пергаментных рукописей Центра Наталья Петрова, имени которой отныне суждено особо сохраниться в истории культурной России.

Ну, а утраты -  по словам сотрудника ГТГ "сгорел архив с уникальными фотографиями. горели копии-реконструкции фресок, которые на протяжении нескольких десятилетий делал знаменитый реставратор А.Н. Овчинников. Сгорело некоторое количество картин, в том числе конный портрет Александра I работы Доу из Музеев Кремля"

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100