Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 74 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НА ВСЕХ НАС

Печать

 

священник Георгий Эдельштейн, Костромская епархия РПЦ МП, фото РИАНКорреспондент Портала- Credo беседует с клириком Костромской епархии РПЦ МП священником Георгием ЭДЕЛЬШТЕЙНОМ

 

 

"Портал-Credo.Ru": Не могли бы Вы прокомментировать активность протодиакона Кураева в его борьбе с "голубым лобби" в церковном руководстве? Насколько все это серьезно и чем вдохновлено?

Священник Георгий Эдельштейн: Я компьютером не очень свободно пользуюсь, и сайт о. Андрея Кураева не читаю. Но ситуация мне более или мене известна. И мне кажется, что это просто маленький прыщик в Церкви, некрасивый прыщик, на который все обращают внимание, но только внешний, видимый.

Сама болезнь вскрыта. Отец Андрей Кураев, как и все прочие функционеры Московской патриархии, о самой причине болезни никогда не говорил и не говорит сегодня. Наша Московская патриархия построена по принципу "демократического централизма" как была построена Коммунистическая партия Советского Союза. То есть во главе стоит генсек. Чуть ниже, на ступеньку рядом с генсеком, Священный Синод, или "митрополитбюро". И членов этого "митрополитбюро" никто не избирает. Они фактически назначаются Патриархом. Кого-то назначили сегодня Минским митрополитом — значит, он автоматически входит в "митрополитбюро". Завтра кого-то из Минска уберут, или из Кишинева, или из Ташкента — значит, он автоматически перестает быть членом этого высшего, руководящего якобы органа.

Священный Синод назначает епископов. Епископ — абсолютный хозяин в епархии, которая его не избирает. Духовенство епархии его не знает. Епископ назначает, награждает, перемещает, смещает, наказывает настоятелей приходов. То есть вся эта пирамида, в моем представлении, антисоборная. Принцип соборности ни на каком уровне в Московской патриархии не существует. И никто не делает ни малейших попыток принцип соборности восстановить.

Мне кажется, естественно, что должно быть прямо противоположным образом. Из каких-то кандидатов, но приход должен избирать настоятеля. Священнослужители епархии - избирать епископа. Епископы - избирать первоиерарха. И епископы же должны избирать Синод. То есть необходим тот вариант построения патриархии, который предлагался Собором 1917 года. И наша болезнь именно в отсутствии гласности. Ведь сегодня в России нет более бесправного человека, чем священник перед лицом епископа. Жаловаться абсолютно некому.

По-моему, это главное и об этом нужно говорить. Если был бы принцип соборности, если бы была гласность в Московской патриархии, то не было бы никакого "голубого лобби". Если как-то человек (священник или епископ) "с червоточенкой", то этим человеком легче управлять. Так было в Советском Союзе, такое же положение и сегодня в России.


Прошло пять лет патриаршества Кирилла. Как Вы оцениваете его деятельность?

Никак. Я много лет пишу и говорю, что между первоиерархами Московской патриархии Сергием, Алексием I (Симанским), Пименом (Извековым), Алексием II (Ридигером), ну и ныне здравствующим Патриархом Кириллом (Гундяевым) принципиальной разницы нет. Условно говоря, все они сергиане. То, что заявил митрополит Сергий в 27-м году — "мы с нашим народом и нашим правительством", — прямо или косвенно говорят все.

Когда умер в мае 1990 года Патриарх Пимен и должны были избирать ему преемника, я написал статью "Выборы Патриарха: на распутье или в тупике". Я тогда писал, что разница между Патриархами разве что во владении французским языком или в размерах головного убора, а принципиальной разницы нет.

Мы видели от начала и до конца время жизнедеятельности предыдущего Патриарха Алексия II. Мне стыдно за когда-то знакомого мне о. Дмитрия Смирнова, который говорил проповедь во время похорон Патриарха Алексия II. На похоронах Сталина, быть может, произносились такие речи. О. Дмитрий отлично знает все документы о жизнедеятельности Патриарха Алексия (Ридигера). Я не когда не могу, не стараюсь обвинять и не имею просто права кого-то обвинять, ну не христианское это дело. Как-то оправдать митрополита Сергия (Страгородского) можно. Можно сказать, что он боялся. Действительно, во времена Сталина "не забалуешь". Пистолет к затылку приставлен, и на лесоповал могут послать кого угодно. ЧК-ОГПУ мечтал когда-то сделать священнослужителей своими рабами, о чем имеются документы.

Но, к сожалению, священнослужители Московской патриархии стали не рабами, а лакеями. И пошли служить этому варварскому государству и руководителям этого государства вовсе не за страх, а за совесть. Во времена хрущевских гонений два епископа — Андрей (Сухенко) и Иов (Каракевич), если я не ошибаюсь — были осуждены. Баптисты, пятидесятники, адвентисты, мне очень стыдно об этом говорить, но они вели себя намного смелее, чем священнослужители моей Церкви. Баптистов действительно сажали десятками, даже сотнями, но все равно они вели себя смелее.

Я думаю, что ни у кого не было и не будет таких возможностей освободить Русскую Православную Церковь от гнета государства, как у Патриарха Алексия. Сначала при Горбачеве он говорил, что "нам необходимо вернуться к ленинским принципам". Омерзительнее человека, чем В.И. Ленин, наверное, не найти. Какой-то оппонент может сказать, что Гитлер, наверное, хуже. Я спорить не буду, если кому-то хочется сказать, что Гитлер был первым, а Ленин — вторым… Я думаю, что Патриарх Алексий (Ридигер) сохранял именно ленинские принципы у нас в Православной Церкви — Церковь строилась по тому же принципу, как строилась ВКП(б). То есть железная дисциплина — упаси Бог, никакого собственного мнения. Восхваление постоянное — я не могу себе представить апостолов Петра, Иоанна или Павла владыкой, который может топать ногами, орать на священнослужителя.

Я присутствовал при сцене, когда епископ кричал священнику - отцу 7 детей: "А хочешь я тебя, мерзавец, сейчас с лестницы спущу? Вот сейчас под ж…пу коленом и будешь лететь по лестнице, хочешь?" Когда мы поем тропарь любому епископу - "Правило веры и образ кротости, воздержания учителя яви тя стаду твоему яже вещей истина", - то покажите мне сегодня епископа, который действительно чувствует себя правилом веры, образом кротости, воздержания учителем?

Я не прокатолик, но я с большим уважением смотрю сегодня на Папу Римского, который пытается какие-то шаги сделать в сторону именно древней Церкви, в сторону правила веры и образа кротости. И сравните ныне здравствующего Папу Римского с ныне здравствующим Патриархом Московским и всея Руси. И у нас ведь есть и примеры православных иерархов, которые ни в чем не уступят нынешнему Папе Римскому.

Сербский, к сожалению, сейчас уже ушедший, Патриарх Павел, в моем представлении, правило веры, образ кротости. Я как-то в США встречал профессоров Белградского университета — людей уж никак не церковных. Они даже с некоторой иронией говорили о том, что я, скажем, хожу в рясе везде и всегда: "А зачем это Вам нужно? А почему Вы одеты не так, как все?" То есть они надо мной немножко смеялись, но вы не представляете, с каким уважением эти профессора Белградского университета говорили о Патриархе Павле.

Он такой маленький, слабенький. Мы с ним часто встречались в трамвае. Входит Патриарх в трамвай, люди вскакивают с мест, пытаются уступить ему место. Он говорит: "Да нет, мне целый день придется сидеть, я лучше постою". А ему трудно дотянуться даже до поручень. Трамвай болтает из стороны в сторону, этот пожилой человек, как они говорили, старикашка, может упасть, держится за спинку какого-то сидения. Вам приходилось слышать что-то подобное в рассказах о наших Патриархах?


Нет, не приходилось.

Когда-то я встречался с бывшим келейником митрополита Сергия – Иоанном, он был митрополитом Псковским. Я с ним встречался в Москве в квартире Анатолия Васильевича Ведерникова. Он нам рассказывал, что митрополит Сергий ходил на рынок, покупал там овощи-фрукты с так называемой авоськой-сеточкой. Бывший келейник говорит, что чаще всего этим занимался он, но иногда все-таки, по его словам, владыка тоже ходил на рынок. Если владыка что-то писал, то сам печатал одним-двумя пальцами непрофессионально на какой-то печатной машинке.

Я не хочу, чтобы Патриарх Кирилл (Гундяев) ездил в трамвае — пусть ездит в машине. Но когда ехал я из Москвы сюда в Кострому и машины отгоняли к обочине — мы минут 20 стояли и ждали, пока пролетит эскорт, я даже не знаю, кто там охраняет его святейшество.


Он входит в список Федеральной службы охраны пятым пунктом (первый – президент, второй – премьер-министр, третий и четвертый – это главы палат парламента).

Пусть идет каким хочет номером. Но мне бы хотелось, чтобы с таким парадом, с такой помпой первоиерарх Русской Православной Церкви не ездил бы. Это чисто уже такое личное, индивидуальное, но, по-моему, уважение к Патриарху очень снижается таким эскортом, такой очень уж профессиональной охраной. И, главное, вернемся к исходному тезису, то, что я чаще всего вспоминают из "Декларации" митрополита Сергия: "Мы с нашим народом и с нашим правительством". И.В. Сталин тоже был "слугой народа". Но когда тысячи слуг вставали только при появлении их "слуги", и когда "слуга" мог сто, тысячу слуг послать на смерть, если они недостаточно долго или громко хлопали, то мне бы не хотелось, чтобы такая иерархия сохранялась в христианстве.


Но какие-то конкретные дела нового Патриарха Вы могли бы оценить? Например, создание огромного количества новых епархий.

Ну, а мне от этого холодно или жарко? По-моему, это плюс, но мне совершенно чужда теория малых дел. Патриарх Кирилл отлично знает все болезни Московской патриархии. Мы с ним не один раз даже сидели за круглым столом в "Огоньке" и не только в "Огоньке". Он, безусловно, умный человек. Но ведь умным человеком был и его шеф — митрополит Никодим (Ротов). Это был очень умный, очень деятельный человек, но вряд ли кто-то в XX веке принес столько зла нашей Церкви, как митрополит Никодим при всем его уме, при всей его активной деятельности.

Я не думаю, что в этом отношении о Патриархе Кирилле можно сказать, что он приносит зло. Но бездеятельность, нежелание восстанавливать соборность — это зло. А что я вижу — это просто так называемое укрепление вертикали. Вертикаль для Православной Церкви — зло. Принцип демократического централизма, по которому построена Русская Православная Церковь, — это безусловное зло.

Как писал Георгий Митрофанов, у нас копится мусор, скоро уже из окон будет вываливаться. Пора бы этот мусор выносить, пора бы нам самим честно говорить о недостатках, даже о болезнях нашей Церкви. А мы стараемся молчать, все, что у нас делается, у нас делается подковерно. Кто у нас посмеет сказать, что у нас сегодня существует гласность? Московская патриархия, мне приходилось уже об этом говорить и писать, — это островок черненковско-брежневской стагнации.

Ответственность за это несем мы все, конечно, ее нельзя сваливать только на Патриарха. Точно так же ответственность за положение в Советском Союзе нельзя было сваливать только на Сталина или Хрущева. Мы все несем ответственность, все, кто молчит, епископы и священники, но ответственен за это и первоиерарх — Патриарх наш.


Беседовал Владимир ОЙВИН


Источник: Портал-Credo

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100