Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 412 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕОБЫЧНЫЕ ВСТРЕЧИ

Печать

Мориц РООЛИНГЗ

 

...Возможно, жизнь после смерти является не только загадкой, но и надеждой человечества. Интервью, взятые сразу же после реанимации у пациентов, испытавших переход в иную жизнь, показывают, что соотношение между эмоциональными восприятиями как положительного, так и отрицательного характера почти равно. Один пациент может вспомнить о смерти как о чем-то чудесном и поучительном, в то время как другой, в силу своей застенчивости или недоброжелательности, может скрыть свои переживания.

В нескольких последующих главах нами будут представлены «хорошие», «плохие» и «необычные» посмертные ощущения. Но прежде чем мы приступим к обсуждению этих необычных встреч прошлого и настоящего, давайте рассмотрим характерное внетелесное состояние.


  • Типичное внетелесное ощущение

Следующее описание является общим, но оно может иметь некоторые разновидности.

Умирающий обычно слабеет или теряет сознание в момент смерти, и тем не менее, он способен некоторое время слышать, как врач констатирует его смерть. Потом он обнаруживает, что находится вне своего тела, но все еще в той же комнате, наблюдая как свидетель за происходящим. Он видит, как его реанимируют, и часто вынужден обходить других людей, которые могут помешать его наблюдению. Или же он может смотреть вниз на место действия в парящем положении, находясь под потолком. Часто он останавливается, как бы плавая, позади доктора или обслуживающего персонала, смотрит вниз на их затылки, когда они заняты оживлением его тела. Он замечает тех, кто находится в комнате, и знает, что они говорят. Он с трудом верит в собственную смерть, в то, что его тело, которое ему прежде служило, теперь безжизненно. Чувствует он себя превосходно! Тело оставлено, словно какая-то ненужная вещь. Постепенно привыкнув к этому необычному состоянию, он замечает, что у него теперь новое тело, которое кажется реальным и наделенным более лучшими способностями к восприятию. Он может видеть, чувствовать, думать и говорить как и прежде. Но теперь приобретены новые преимущества. Он замечает, что его тело обладает массой возможностей: перемещения, чтения чужих мыслей; способности его едва ли не безграничны. Затем он может услышать необычный шум, после чего видит себя проносящимся по длинному черному коридору. Его скорость может быть и быстрой, и медленной, но он не задевает стен и не боится падения. По выходе из коридора он видит ярко освещенную, изысканно прекрасную местность, где встречается и разговаривает с умершими ранее друзьями и родственниками. После этого он может быть опрошен существом из света или существом из тьмы. Эта местность может быть невыразимо чудесной, часто холмистым лугом или прекрасным городом; или же невыразимо отталкивающей, часто подземной тюрьмой или гигантской пещерой. Вся жизнь человека может быть прокручена назад как мгновенный обзор всех главных событий, словно бы в ожидании суда. Когда он прогуливается вместе со своими друзьями или родственниками (часто его родители пребывают в хорошем состоянии), обычно встречается барьер, который он не может переступить. В этот момент он обычно возвращается и внезапно снова находит себя в своем теле, и может чувствовать толчок применяемого электротока или боли в груди из-за надавливания на нее.

Эти переживания, как правило, сильно воздействуют на жизнь и поведение личности после оживления. Если ощущение приятное, то человек не боится умереть еще раз. Он может ожидать возобновления этого ощущения, особенно с того момента, когда познал, что смерть сама по себе безболезненна и не внушает страха. Но если он пытается поведать об этих ощущениях своим друзьям, то его рассказ может быть воспринят или с насмешкой, или с шутками. Найти слова, чтобы описать эти сверхъестественные события, достаточно трудно; но если он будет осмеян, то впоследствии сохранит случившееся в тайне и больше не станет упоминать об этом. Если же происшедшее неприятно, если он пережил осуждение или проклятие, то скорее всего он предпочтет оставить это воспоминание в тайне.

Страшные переживания могут встречаться столь же часто, сколь и приятные. Испытавшие неприятные ощущения, также как и испытавшие приятные, могут не быть обеспокоены сознанием того, что они мертвы, когда наблюдают за теми, кто хлопочет над их мертвыми телами. Они также входят в темный коридор после того, как покинут комнату, но вместо того, чтобы попасть в область света, они оказываются в темной, туманной обстановке, где сталкиваются со странными людьми, которые могут скрываться в тенях или вдоль пылающего огненного озера. Ужасы не поддаются описанию, так что вспоминать их чрезвычайно трудно. В отличие от приятных ощущений здесь трудно узнать точные подробности.

Важно произвести опрос пациентов сразу после реанимации, пока они еще находятся под впечатлением пережитых событий, то есть прежде, чем они могут забыть или скрыть свои переживания. Эти необычные, тягостные встречи имеют самое глубокое воздействие на их отношение к жизни и смерти. Яне встречал еще ни одного человека, который, пережив такое, оставался агностиком или атеистом.

  • Личные наблюдения

Я хотел бы рассказать о том, что побудило меня заняться изучением «посмертного опыта». Я стал следить за публикациями Элизабет Кюблер-Росс (наконец-таки изданных в ее книге «О смерти и умирании» и доктора Раймонда Моуди в книге «Жизнь после жизни». Если не говорить об описании попыток самоубийства, опубликованные ими материалы свидетельствуют лишь о крайне радостных ощущениях. Мне невозможно поверить в это! Описанные ими ощущения слишком радостны, слишком экзальтированы, чтобы быть верными, на мой взгляд. В пору моей юности меня учили, что за гробом имеются «место печали» и «место блаженства», ад и Рай. К тому же тот разговор с мужчиной во время его реанимации, который уверял, что находится в аду, и вера в непреложность Писания убедили меня, что некоторые должны попадать и в ад. Однако почти все в своих описаниях говорили о Рае. Тогда я наконец понял, что некоторые из «хороших» ощущений могли быть ложными, возможно, подстроенными сатаной, принимающим образ «Ангела света» (см. 2 Кор. 11:14). Или, может быть, место встречи в приятной обстановке, представляющей собой «землю разделения» или область вынесения решения до рассмотрения на суде, поскольку в большинстве случаев сообщается о барьере, который препятствует продвижению на ту сторону. Пациент возвращается в свое тело прежде, чем барьер может быть преодолен. Однако сообщается и о таких случаях, когда умершим пациентам было разрешено пересечь тот «барьер», за которым открывались Небеса или ад. Такие случаи будут описаны ниже.

Как результат этих наблюдений, во мне созрело убеждение, что все факты, опубликованные доктором Раймондом Муди и доктором Кюблер-Росс и впоследствии докторами Карлис Озис и Эрлендью Гаральдсон в их превосходном сборнике «В час смерти», точно изложены авторами, но не всегда достаточно подробно сообщены пациентами. Я обнаружил, что большая часть неприятных ощущений вскоре отходит глубоко в подсознание пациента, или в подсознательный разум. Эти плохие ощущения кажутся настолько тягостными и тревожными, что изгоняются из сознательной памяти, и остаются либо только приятные ощущения, либо ничего не остается вообще. Были случаи, когда пациенты «умирали» несколько раз от остановки сердца, как только реанимирование прекращалось, и, когда дыхание и деятельность сердца возобновлялись, к ним возвращалось сознание. В таких случаях пациент неоднократно имел внетелесный опыт. Тем не менее, обычно он запоминал только приятные подробности.

Затем я наконец понял, что и доктор Кюблер-Росс, и доктор Муди, и другие психиатры, и психологи спрашивали тех пациентов, которых реанимировали другие врачи, причем реанимирование имело место за несколько дней или даже недель до опроса. Насколько мне известно, ни Кюблер-Росс, ни Муди никогда не занимались реанимацией пациента и даже не имели возможности опросить его сразу на месте происшествия. После многократных расспросов реанимированных мною пациентов, меня изумило то открытие, что неприятные ощущения имеют многие. Если бы пациентов можно было опросить немедленно после реанимации, то я уверен, исследователи слышали бы о плохих ощущениях столь же часто, сколько и о хороших. Однако большинство докторов, не желающих показаться верующими, опасаются опрашивать пациентов об их «посмертном опыте».

Эту идею немедленного опроса еще много лет назад выдвинул знаменитый психолог, доктор У. Г. Майерс, который утверждал:

«Возможно, что мы могли бы многое узнать, расспрашивая умирающих в момент их выхода из некоторых коматозных состояний, так как их память хранит некие грезы или видения, явившиеся в этом состоянии. Если в этот момент действительно испытываются какие-либо ощущения, то их необходимо тотчас же записать, поскольку, вероятно, они будут быстро стираться из супралиминальной* памяти больного, даже если сразу после этого он не умирает».

Приступая к изучению этого явления, я вступил в контакты с другими докторами, которым также сообщались аналогичные сведения о приятных и неприятных ощущениях, так что достаточно сходные случаи можно было сравнить. Одновременно меня начала занимать проблема ранее сделанных подобных сообщений различными авторами.

  • Необычные происшествия в прошлом

Просматривая литературу, я обнаружил, что в Библии описывается случай, до некоторой степени напоминающий искусственное дыхание способом «изо рта в рот», описанный в 4 Цар. 4:34. И хотя столетия спустя в Тибетскую книгу мертвых, в ее первой известной записи в VIII в. по Р. X., вошло описание этого метода, все же чарующее сходство древних представлений с современными данными поистине примечательно. И те и другие излагают сходные представления о пребывании души вне физического тела и о том, что душа обладает теми же физическими чувствами, только гораздо более сильными и обостренными. Аналогичны описания странствований души как мгновенных перемещений по ее желанию в любое место, а также представления о ее способности беспрепятственно проникать сквозь стены, скалы и другие объекты. В сияющем ореоле чистого света души, как считается, встретят ранее умерших родственников. Затем души обычно подвергаются суду, после чего отбывают срок наказания, или им определяется соответствующая судьба.

Далее я исследовал рассказы Эмануэля Сведенборга, плодовитого шведского писателя, жившего в XVII- XVIII столетиях. В своих оригинальных сообщениях Сведенборг, поскольку он испытал состояния, аналогичные смерти, описал личные переживания в то время, как находился вне своего тела. Во время одного из таких обморочных состояний он «осознал и запомнил события, которые происходили и происходят с теми, кто умирает, то есть процесс духовного бытия, свободного от тела» . Сначала он встретил осведомляющихся ангелов и духов, которые беседовали на общепонятном языке, и «речь ангела или духа плавно вливалась прямо в разум человека». Он заметил, что его тело было, однако, узнано его друзьями и знакомыми, после чего друзья и знакомые начали объяснять ему то, что он должен был знать о вечной жизни...» Все, что он «говорил и делал, становилось известным ангелам, в свете ясном как день... и ...не было ничего настолько скрытого в мире, чтобы не стать известным после смерти» .

Однако более значительный для меня интерес представляют ощущения, описанные врачом, который в 1889 г. в состоянии комы, вызванной тифозным жаром, в течение четырех часов оставался без пульса и тридцать минут без признаков дыхания. Этот случай был зарегистрирован в ноябрьском выпуске «Медицинского хирургического журнала Св. Людовика» за 1889 г., в статье, рассказывающей о докторе Уилтсе Сиди, штат Канзас, лечившемся у доктора С. X. Рай-неса. После того, как доктор Райнес заметил, что затрудненное в течение нескольких часов дыхание полностью прекратилось на 30 минут, и на протяжении 4-х часов не прощупывался пульс, больной был объявлен умершим; колокол сельской церкви зазвонил по покойнику. Вспоминая свою собственную смерть, доктор Уилтс сообщал:

«Я вновь пришел в состояние сознательного существования и обнаружил себя без движения в своем теле, но между мной и телом более не имелось ничего общего. В первые минуты я с радостным изумлением разглядывал самого себя... со всем интересом врача я созерцал чудеса собственной анатомии, ясно отдавая себе полный отчет в том, что был живой душой того мертвого тела. Я рассуждал, что хотя я и умер, как предназначено человеку, но тем не менее я такой же человек, как и всегда. Я собирался выйти из тела и наблюдал этот интересный процесс разделения души и тела. Что касается цвета и формы, то я отчетливо помню, что на себя самого производил впечатление медузы. (Его дух затем всплыл.) Я качался там и сям, подобно мыльному пузырю, приставшему к трубке, до тех пор, пока наконец не оторвался от тела и медленно поднялся туда, где я рос и расширялся. Мне казалось, что я стал полупрозрачным, голубоватым слепком. И так как я решил оставить свою комнату, то задел локтем руку одного или двух джентльменов, стоявших в дверях. К моему удивлению, рука прошла сквозь меня без видимого сопротивления, а разъединенные части слились снова, подобно воздушным соединениям. Я быстро глянул ему в лицо, чтобы узнать, заметил ли он прикосновение, но он не подал мне никакого знака, только встал и пристально посмотрел в направлении кушетки, которую я только что оставил. Я направил свой взор туда же и увидел свое умершее тело. Оно лежало все в той же позе, которая причиняла мне столько страданий; ноги были соединены вместе, и руки прижаты поперек груди. Я был удивлен бледностью своего лица... Я видел несколько людей, сидевших и стоявших вокруг тела и особенно обратил внимание на двух женщин, по-видимому, стоявших на коленях слева от меня, и понял, что они плакали. Я узнал их: это были моя жена и моя сестра...

Тогда я попытался привлечь внимание людей, чтобы утешить их и уверить в моем бессмертии. Я дурашливо поклонился им и поприветствовал правой рукой. Затем прошелся между ними, но увидел, что они не обратили на меня внимания. Эта ситуация поразила меня своим комизмом, и я рассмеялся открыто... Я понял, что происходит, и сказал сам себе: „они обладают всего лишь телесным зрением. Они не могут видеть духов и полагают, что то, что сейчас наблюдают на кушетке, есть я, но они ошибаются. Там не я. Я -вот, и я такой же живой, как и всегда".

"...Какое прекрасное у меня самочувствие",- подумал я. Всего несколько минут назад меня мучили ужасная болезнь и слабость. Так произошла та перемена, которая называется смертью и которой я так сильно боялся. Вот сейчас она наступила, и я нахожусь здесь, такой же человек, живой и думающий, да, думающий все так же ясно, как и всегда, и как хорошо я себя чувствую, и я никогда не заболею вновь. Мне более не придется умирать. И я с явным неудержимым буйством духов протанцевал «па», затем повернулся кругом и посмотрел в открытую дверь, где увидел голову своего тела рядом с собой».

Затем он описал, как его самого поднимали и легко проносили в воздухе чьи-то руки, поставив на дорогу, ведущую в небо, где он натолкнулся на три «...громадных камня, преграждавших дорогу. Здесь я остановился, удивляясь, почему такая прекрасная дорога перегорожена таким образом. И пока я решал, что делать, огромное и темное облако, по объему равное кубическому акру, остановилось над моей головой. Я почувствовал, что в южной части этого облака присутствует Некто незримый. Эта некая духовная сила, по-моему, не имела формы, так как она наполняла собою облако, подобно какому-то обширному разуму... словно туман, тихо покоилась вокруг моей головы... мысли - но мысли не мои собственные - проникали в мой мозг.

Эти, как я сказал, мысли были его, но не мои: они, возможно, были на греческом или древнееврейском языке, и, против собственной воли, я находился под их воздействием, но как если бы ко мне обращались на моем родном языке, я понял: „все хорошо". И это Существо объяснило мне: "Перед тобой дорога в Вечный мир. Вон те глыбы - граница между двумя мирами и двумя жизнями. Когда ты их переступишь, ты больше не сможешь вернуться в тело. Если твое дело на земле завершено, ты можешь пройти за преграду. Однако, если поразмыслив, ты увидишь, что... оно не сделано, ты можешь возвратиться в тело". Меня соблазняло желание пересечь пограничную линию... теперь, когда я оказался так близко, я хотел пересечь эту линию и остаться... и занес левую ногу за черту. Но стоило мне это сделать, как маленькое, густое, черное облако возникло передо мною и направилось к моему лицу. Я понял, что меня остановили. Я почувствовал необходимость двинуться дальше или подумать о своем возвращении. Мои руки бессильно повисли по бокам, голова опустилась, облако коснулось моего лица, и ничего далее я не помню. Раньше, чем я успел что-либо подумать, и без видимого усилия с моей стороны, мои глаза открылись. Я взглянул на свои руки и затем на белую кушетку, на которой лежал и, понимая, что уже вернулся в тело, в изумлении и разочаровании воскликнул: "Что такое произошло со мной? Я опять должен умереть?" Я был крайне слаб, но все же нашел силы, чтобы рассказать о своих ощущениях, вопреки всем приказам соблюдать покой... Я скоро и благополучно выздоровел.

Есть много свидетельств, подтверждающих истинность вышеизложенного рассказа, поскольку вопрос идет о моем физическом состоянии. Мое состояние, как я его описал, а также все, что сказано о происходящем в комнате, действительно было. Я должен был, следовательно, все это так или иначе видеть».

Каким образом он выжил без проявления жизненных функций на протяжении почти тридцати минут, остается сверх моего понимания.

Всего лишь в нескольких случаях описаны ожидание смерти и ощущение самой смерти. Один из них относится к Дуайту Муди, торговцу обувью из Чикаго, который стал одним из величайших миссионеров в истории Христианства. В жаркий воскресный день в Нью-Йорке в августе 1899 г. он сказал: «Однажды вы прочитаете в газетах о том, что Муди умер. Не верьте ни слову из того. В тот момент я буду более живым, чем теперь... Я был рожден плотью в 1837 г. В 1855 г. я был рожден Духом. Рожденные плотью могут умереть. Рожденные Духом будут жить вечно» .

Позже, в том же году, Муди оказался при смерти. Зимним утром, в пятницу 22 декабря 1899 г. его сын Уилл сказал, что слышал, как Муди говорил через зал из своей комнаты: «Земля отходит, небеса раскрываются предо мною!» Уилл поспешил в комнату своего отца. Муди сказал: «Это не сон, Уилл. Это нечто прекрасное, подобное экстазу. Если такова смерть, то она сладостна. Бог зовет меня, и я должен идти.

Не зови меня обратно!» Потом он начал ускользать в бессознательное состояние, не жалуясь на боль, но называя это блаженством.

После усилий врача Муди пришел в себя и пожелал узнать, где все находились. Он сказал, что был вне этого мира. «Я шел к небесным вратам. Надо же, это было так чудесно, и я видел ребят». Когда спросили, кого, он ответил: «Я видел Ирен и Дуайта». Затем он отчетливо понял, что был на грани кончины, и сказал: «Я останусь, пока смогу, но если мое время пришло, то я готов... Если Богу угодно, Он может сотворить чудо. Я поднимусь. Доктор, могу ли я умереть на кафедре точно так же, как и на постели?».

В то время Муди получил предзнаменование вечности. Ничто не могло удержать его, по его словам. Таким образом, Дуайт Муди сначала созерцал смерть, а затем временное ощущение смерти и возвратился к земной жизни после видения своих покойных детей и небесных зрелищ. Он умер впоследствии с очевидной безмятежностью.

Другой исторический пример о жизни после смерти касается пионера психоанализа, доктора Карла Юнга. Он описал свое пребывание в полубессознательном состоянии после сердечного приступа. Описание этого случая наводит на мысль об остановке сердца. Выйдя из своего тела, он нашел себя уплывающим с Земли в приятный голубой свет и затем остановился перед храмом, двери которого были окружены огненными гирляндами. Он писал: «Невозможно передать красоту и силу эмоций во время этих видений. Они были самыми потрясающими из тех, которые я когда-либо испытывал,- я могу описать это ощущение не иначе, как только экстаз состояния, в котором настоящее, прошлое и будущее слиты воедино». Он не описал ни барьера, ни суда. Возможно, потому, что не оставался там достаточно долго.

Другие зарегистрированные ощущения смерти или предсмертного состояния описаны в прошлом Томасом Эдисоном, Бенджамином Франклином, Элизабет Браунинг, Эдди Рикенбейкер а также присутствуют в высказываниях таких писателей, как Луиза Мэй Алькотт и Эрнест Хемингуэй.

  • Необычные происшествия в наше время

Воспоминания многих моих пациентов поражают тщательным воспроизведением реалий, которые сопутствовали их реанимации: точным перечислением применявшихся процедур, изложением разговора между присутствовавшими в комнате, описанием фасона и цвета одежды на каждом. Подобные события наводят на мысль о духовном существовании вне тела во время затянувшегося бессознательного состояния. Такие коматозные состояния иногда продолжаются в течение нескольких дней.

Одна такая больная была медицинской сестрой. Однажды в госпитале меня попросили осмотреть ее, чтобы проконсультировать сердце из-за жалоб на периодические грудные боли. В палате была только ее соседка, которая сообщила мне, что больная либо в рентгенотделении, либо все еще находится в ванной комнате. Я постучал в дверь ванной комнаты и, не слыша ответа, повернул ручку, открывая дверь очень медленно, чтобы не смутить того, кто мог бы там оказаться.

Когда дверь открылась, я увидел медсестру, повисшую на крючке для одежды с другой стороны двери ванной комнаты. Она была не слишком высокой, поэтому легко повернулась вместе с открытой дверью. Женщина висела на крючке, подцепленная за мягкий воротничок, которым пользуются для растяжения шейных позвонков. Очевидно, она обвязала этот воротничок вокруг шеи и затем конец его прикрепила к крючку и стала постепенно сгибать колени, пока не наступило бессознательное состояние. Не удушение или шок - именно постепенная потеря сознания. Чем более глубоким становился обморок, тем больше она опускалась. В момент смерти ее лицо, язык и глаза выдались вперед. Лицо приобрело темный, голубоватый оттенок. Остальные части ее тела были смертельно бледны. Из-за остановки дыхания она вся вытянулась.

Я быстро снял ее с крючка и положил во весь рост на пол. Ее зрачки были расширены, пульс у шеи не прощупывался, и ударов сердца не чувствовалось. Я приступил к закрытому массажу сердца в то время, как ее соседка побежала вниз звать на помощь обслуживающий персонал.

Кислород и дыхательная маска были заменены искусственным дыханием изо рта в рот. ЭКГ показывала прямую линию, «мертвую точку». Электрошок уже не поможет. Доза бикарбоната натрия и эпинефрина для внутривенного вливания была сразу же удвоена, тогда как ко флакону для внутривенных вливаний были доставлены другие медикаменты. Была установлена капельница для поддержания кровяного давления и устранения шока.

Затем она была отправлена на носилках в блок интенсивной терапии, где четыре дня пробыла в коматозном состоянии. Расширение зрачков указывало на повреждение мозга из-за недостаточного кровообращения во время остановки сердца. Однако неожиданно, через несколько часов, ее кровяное давление начало нормализоваться. Вместе с восстановлением кровообращения началось мочевыделение. Однако говорить она смогла только через несколько дней. В конце концов все функции организма восстановились, и несколькими месяцами позже больная вернулась к работе.

До сего времени она верит, что причиной патологического удлинения ее шеи было нечто вроде автомобильной катастрофы. Несмотря на то, что она поступила в госпиталь в депрессивном состоянии, теперь она выздоровела без остаточных явлений подавленности или тяги к самоубийству, вероятно, сглаженных длительным нарушением кровоснабжения мозга.

Примерно на второй день после выхода из комы я спросил ее, помнит ли она из всего хотя бы что-нибудь. Она сказала: «О да, я помню, как вы занимались со мной. Вы сбросили ваш коричневый пиджак в клетку, затем ослабили галстук, я помню, что он был белого цвета и на нем коричневые полосы. Сестра, которая пришла помочь вам, казалась такой встревоженной! Я пробовала сказать ей, что со мной все в порядке. Вы попросили ее принести амбулаторную сумку, а также катетер для внутривенных инъекций. Затем вошли двое мужчин с носилками. Все это я помню».

Она запомнила меня - а ведь была в глубокой коме как раз в это время и оставалась в этом состоянии четыре следующих дня! В то время, как я снимал свой коричневый пиджак, в комнате были только я и она. И она была клинически мертва.

Некоторые из тех, кто пережил обратимую смерть, идеально запомнили разговор, который происходил во время реанимации. Может быть, потому, что слух - одно из тех чувств, которого тело после смерти лишается в последнюю очередь? Я не знаю. Но в следующий раз я буду уже более внимательным.

Один семидесятитрехлетний джентльмен вошел в отделение больницы, жалуясь на давящую боль в середине груди. Пока шел к моему кабинету, он держался за грудь. Но на полдороге, внизу, упал и падая ударился головой о стенку. У него выступила пена, он вздохнул раз или два, и его дыхание прекратилось. Сердце остановилось.

Мы подняли его рубаху, и прослушали грудную клетку, желая убедиться в этом. Были начаты искусственное дыхание и массаж сердца. Была сделана ЭКГ, которая показывала мерцательную аритмию желудочков сердца. Каждый раз, как только мы применяли электрошок через пластины, тело в ответ подскакивало. Впоследствии он время от времени приходил в сознание, отбиваясь от нас и пытаясь встать на ноги. Затем неожиданно согнувшись, опять падал, вновь и вновь ударяясь головой об пол. Это повторялось около шести раз.

Как это ни странно, на шестой раз, после ряда внутривенных вливаний, поддерживающих работу сердца, шоковые процедуры возымели действие и пульс стал прощупываться, кровяное давление восстановилось, сознание вернулось, и пациент жив и по сей день. Ему уже восемьдесят один год. Он еще раз женился после этого происшествия и впоследствии ухитрился получить развод, лишившись после этого своей выгодной торговли фруктами, которая была основным средством его существования.

Из шести возвращений из состояния клинической смерти, которые он пережил в тот день у меня в кабинете, он помнит только одно. Он помнит, как я сказал другому доктору, работавшему со мной: «Попробуем еще один раз. Если же электрошок не поможет, давай прекратим!» Я бы с удовольствием отказался от своих слов, поскольку он слышал меня, хотя и был тогда совершенно без сознания. Позже он сказал мне: «Что Вы имели в виду, говоря: „Мы прекратим"? Это относилось ко мне, когда Вы продолжали работать?»

  • Галлюцинации

Очень часто люди спрашивали меня, не могли ли те хорошие и неприятные ощущения быть галлюцинациями, вызванными тяжестью болезни пациента или наркотиками, назначенными во время этого заболевания? Не является ли более вероятным то, что в их видениях осуществляются скрытые желания? Может быть, они обусловлены культурным или религиозным воспитанием? Действительно ли их ощущения универсальны, или это только их видения? Люди с различными религиозными убеждениями, например, имеют одинаковые или неодинаковые ощущения?

Для разрешения этой проблемы доктор Карлис Озис со своими коллегами провел два исследования в Америке и Индии. Более тысячи человек, особенно часто имевших дело с умирающими - доктора и другой медперсонал - заполнили анкеты. Были зарегистрированы следующие результаты:

  1. Те пациенты, которые принимали болеутоляющие или наркотические медикаменты, известные способностью вызывать галлюцинации, имели менее правдоподобные посмертные ощущения, чем те, которые совсем не употребляли наркотики. Кроме того, галлюцинации, вызванные наркотиками, имеют явное отношение к настоящему миру, но не к потустороннему.
  2. Галлюцинации, вызванные такими заболеваниями, как уремия, химическое отравление или повреждение мозга, меньше соприкасаются с неожиданными встречами из будущей жизни или ее составляющими, чем галлюцинации, сопутствующие другим заболеваниям.
  3. Пациенты, получившие ощущения в будущей жизни, не видели Небес или ада в той форме, в которой они прежде их себе представляли. То, что они видели, было, как правило, неожиданным для них.
  4. Эти видения не являются принятием желаемого за действительное и, по-видимому, не устанавливали, какие пациенты имеют «посмертный опыт». Такие видения, или ощущения бывают также часто как у пациентов, которые имели шансы скоро поправиться, так и у умирающих.
  5. Последовательность ощущений не зависит от различий в культуре или религии. Как в Америке, так и в Индии умирающие больные утверждают, что видели темный коридор, ослепительный свет и родственников, которые умерли раньше.
  6. Было замечено, однако, что религиозные предпосылки оказывали определенное воздействие на отождествление некоего «Существа», которое могло встретиться. Ни один христианин не видел индусского божества, и ни один индус не видел Христа. Это Существо, кажется, не открывает себя, но вместо этого определяется наблюдателем.

 

Доктор Чарльз Гэрфильд, ассистент профессора психологии в Университете медицинского центра в Калифорнии, на основе своих наблюдений заключил, что, по всем признакам, видения жизни после смерти совершенно отличны от галлюцинаций, вызванных наркотиками, или раздвоением чувств, которое пациент может испытать в период обострения болезни. Мои собственные наблюдения подтверждают это. Наркотические эффекты, белая горячка, наркоз двуокиси углерода и психические реакции скорее бывают связаны с жизнью этого мира, но не с событиями мира будущего.


* Супралиминальный - (в психологии) сознательный, здравый. (Прим. пер.)


Источник: М.Роолингз За порогом смерти 


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100