Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 196 гостей и 5 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО СМЫСЛА

Печать

Александр ГЕНДРИКОВ


...Череда различных скандалов вокруг духовенства РПЦ МП является признаком общего расстройства, если не разложения, всей патриархийной Системы. С этим согласятся, пожалуй, даже сторонники конспирологических версий — видящие в происходящем руку всесильного Кесаря, раздраженно пытающегося загнать бесконтрольную и «православно-благоухающую» стихию хоть в какие-то рамки приличий.

Но как соотносятся кризис Системы и личностные проблемы ее составных элементов — тех самых попов, которые по отдельности не столь уж и плохие люди, в большинстве своем даже верующие?

Можно вспомнить об «эмоциональном выгорании». Это характерно скорее для тех, кто пришел в Систему извне, в неофитском угаре, вдохновляясь Евангельским идеалом, святыми отцами и иным душеполезным чтением. Что зачастую происходит дальше — образно (а для некоторых ситуаций и конкретно), грубовато, но верно описывается в стишке, который сочинил один епископ еще в бытность архимандритом:

Четки в руке и в котомке Псалтырь —
Юный послушник пришел в монастырь.
Нравы монахов суровы у нас:
В мир возвратился крутой п.....с.

Представители потомственного, «левитского» духовенства столь яркой деградации «от вышеестественного к противоестественному» чужды — не потому, что избегают второго, а потому, что не дерзают на первое: корпоративная «этика» Системы усваивается ими с младых ногтей. В конце концов к их уровню и приходят вчерашние пламенные неофиты (хотя и смотрятся среди наследственной «поповки» белыми воронами): возвышенные стремления рассасываются, умные книги ставятся на пыльную полочку, а кандидат в добрые пастыри становится обычным требоисполнителем с богословием в стиле известной сентенции «требник — поповский хлебник».

И все же рискнем предположить, что большинство духовенства МП — за исключением ведущих совсем уж животное существование — испытывает в той или иной степени внутренний дискомфорт, не всегда, впрочем, осознаваемый, но динамично развивающийся вместе с «победоносным шествием» гундяевской эпохи. Кто с этим принципиально не согласен, может дальше не читать.

Исходя из того, что основная масса попов МП не столь плоха и верующая (см. выше), у них не может вообще отсутствовать совесть. Тогда главную причину личностного кризиса МП- духовенства можно определить так: конфликт совести (голоса Бога в душе человека) с агрессивными и далекими от христианства системными реалиями МП, особенно показательными в последние годы.

Внешне такой кризис проявляется по-разному: в компульсивном переедании и в пьянстве, в распутстве, во властолюбии и в стяжательстве, в неустанной борьбе с «жыдо-масонами» и в поисках чисто светских, иногда экстравагантных развлечений (туризм, байкерство, дайвинг и т.п.). Однако благодаря достижениям психологии ХХ века мы можем не ограничиваться перечислением симптомов и назвать этот кризис приличествующим ему именем: ноогенный невроз.

Данный термин ввел Виктор Франкл (1905-1997), знаменитый психолог, создатель теории логотерапии и экзистенциального анализа. Его теоретическая концепция основывается на фундаментальном понятии «смысл» и включает в себя три основные части: учение о стремлении к смыслу, учение о смысле жизни и учение о свободе воли.

Основной тезис первого учения: «Человек стремится обрести смысл и ощущает фрустрацию [1] или вакуум, если это стремление остается нереализованным» [2]. А экзистенциальный вакуум (отсутствие смысла жизни) порождает специфический ноогенный невроз, о котором Франкл говорит так:

«Мы определяем ноогенный невроз как такой, который вызывается духовной проблемой, моральным или этическим конфликтом, каким может быть, например, конфликт между «Суперэго» и истинной совестью, когда последняя по необходимости противостоит первому» [3].

То, что слово «Суперэго» заключено в кавычки, показательно: Франкл, начавший свою деятельность как последователь Фрейда, затем отошел от традиций психоанализа. В данном случае это понятие употреблено в общем смысле, означая нормы культурного поведения в обществе и связанные с ними формы социального одобрения поведения [4].

Применительно к нашей теме аналогия очевидна: совесть попа из МП — постольку, поскольку он вместе с блаженным Августином может сказать Богу: «Ты создал нас для Себя, и душа наша дотоле томится и не находит покоя, доколе не успокоится в Тебе» [5], — вступает в неизбежный конфликт с требованиями Системы. И от ноогенного невроза тут никуда не деться.

По оценкам Франкла и его последователей, около 20 % неврозов, с которыми им приходилось встречаться, являлись ноогенными по природе и происхождению [6]. Применительно к клирикам МП такой процент, пожалуй, должен зашкаливать...

Приведем теперь обширную цитату из Виктора Франкла о проявлениях ноогенного невроза:

«... Философия не есть просто сублимация секса: скорее секс часто служит удобным средством бегства как раз от тех философских и экзистенциальных проблем, которые осаждают человека. (...)

...Я утверждал, что сексуальное удовольствие может служить средством бегства от экзистенциальной фрустрации. В тех случаях, когда воля к смыслу фрустрирована, воля к удовольствию оказывается не только ее производной, но также и ее заменой. Воля к власти служит аналогичной и параллельной цели. Только если первоначальная забота об осуществлении смысла фрустрирована, человек стремится к удовольствию или удовлетворяется властью.

Одна из форм, которую принимает воля к власти — это то, что я бы назвал стремлением к деньгам. Стремление к деньгам объясняет многое в профессиональной сверхактивности вместе с сексуальной сверхактивностью, которые служат бегству от осознания экзистенциального вакуума. (...)

,.. Для тех людей, которые жаждут иметь деньги, как будто это может быть целью само по себе, «время — деньги». Они проявляют стремление к скорости. Для них более быстрая машина становится целью сама по себе. Это механизм защиты, попытка избежать столкновения с экзистенциальным вакуумом. Чем меньше человек сознает цель, тем скорее он старается ехать» [7].

Иллюстрации из текущей жизни РПЦ МП к этим мыслям знаменитого психолога читатель легко подберет самостоятельно (например: пресловутый брегет, Казанская семинария, московские авто-попы).

Рассматривая ту же проблему с точки зрения аскетики, можно увидеть, что описываемый Франклом ноогенный невроз вполне соотносится с действием страсти уныния (греч. — «акидиа», буквально: беззаботность, беспечность), поражающей всю полноту личности.

Преподобный Максим Исповедник указывает:

«Все другие страсти захватывают только либо яростную часть души, либо желательную часть, либо часть мыслящую, как, например, забвение и неведение. Уныние же, охватывая все силы души, приводит в движение почти все страсти. Поэтому оно из всех других страстей самое тягостное» [8].

Русский аналог слова «акидиа» обычно употребляется в смысле, несколько отличном от святоотеческого. Для большей ясности профессор А.И. Сидоров в комментариях к «Главам о любви» преп. Максима приводит варианты перевода «акидиа» в других языках: французский — «духовная лень» (paresse spirituelle), английский — «дух обескураженности» (the spirit of discouragement), «лень», «апатия», «дух беспокойства и неспособности приложить свои силы к какому-либо делу» [9].

Другой современный автор описывает разрушительное действие уныния для духовной жизни:

«Если с этой страстью тупо бороться, то она поборет. В какой-то степени ей можно противостоять, и это необходимо делать, как бы ни было тяжело. Но и это бесперспективно, она обязательно нас поборет. И кончится наша христианская жизнь, если ничего другого не предпринимать, тем, что через несколько лет мы совершенно уйдем из христианства или будем ходить в церковь иногда по праздникам, а наше увлечение христианством, юношеское или неюношеское, будет казаться чем-то прошедшим. А еще мы можем просто найти себе профессиональные занятия около церкви, которые на самом деле ни в какой степени не являются религиозными, но которые позволят нам как-то обретаться возле храма, но без всякой пользы для души» [10].

Изложенное выше имеет непосредственное отношение и к духовенству («казус Якубовского»). Впрочем, применительно к практикующим клирикам ситуация еще сложнее. Ведь им нужно исповедывать и просто выслушивать людей, отвечать на недоуменные вопросы (слово «миссионерство», напрочь испохабленное персонами вроде Кирилла Фролова, трогать не будем). Такая деятельность отнюдь не способствует борьбе с унынием и, соответственно, преодолению ноогенного невроза. Не случайно преп. Иоанн Лествичник указывает: уныние, «будучи само малодушно, внушает утешать малодушных» [11].

Остается задать извечный вопрос: «Что делать?». Это, пожалуй, каждый должен решить для себя сам. Но пытаться как-то выбраться из топкого болота, опираясь на кривую и надломленную трость корпоративных «понятий» МП, не просто наивно, а опасно для жизни, и не только духовной (за исключением, может быть, решившихся на подвиг юродства). Тот же Лествичник призывает: «Беги из Египта невозвратно, ибо сердца, обратившиеся к нему, не увидели Иерусалима, то есть земли бесстрастия « [12].

«Свиная мяса и котлы», предлагаемые Системой своим жертвам, только усугубляют течение ноогенного невроза. Ничего лучшего она дать не может — и от такой Системы действительно надо бежать, принимая необходимые санитарные меры. Ведь о губительности духовной антисанитарии предупреждал еще Псалмопевец: «... и со строптивым развратишися» (Пс. 17, 27).

Увлекаться же обличением поповских грехов, как это давно делают либеральные (а с недавних пор и официальные) СМИ, — дело, может быть, полезное для «текущего момента», но по большому счету неконструктивное и вообще немилосердное. Клирики РПЦ МП, даже сугубые грешники, прежде всего — пациенты, нуждающиеся во враче. Или — во Враче, исцеляющем даже те раны, которые «от закоснелости делаются неисцельными» [13].

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Фрустрация — неприятное психологическое состояние, возникающее у человека при неудовлетворении значимых для него потребностей или неудачах в достижении значимых для него целей (Р.С. Немов. Психология. М.: Юрайт, 2013, с. 619).

[2] Д.А. Леонтьев. Виктор Франкл в борьбе за смысл // В. Франкл. Человек в поисках смысла: Сборник. М.: Прогресс, 1990, с. 11.

[3] В. Франкл. Экзистенциальный вакуум: вызов психиатрии // В. Франкл. Человек в поисках смысла: Сборник. М.: Прогресс, 1990, с. 312.

[4] Р.С. Немов. Указ. соч., с. 354.

[5] Блаженный Августин. Исповедь, I, 1.

[6] В. Франкл. Указ. соч., с. 313.

[7] Там же, с. 309­–318.

[8] Преподобный Максим Исповедник. Главы о любви, I, 67.

[9] А.И. Сидоров. Комментарии // Преподобный Максим Исповедник. Главы о любви. М.: Сибирская Благозвонница, 2013, с. 170.

[10] Иеромонах Л. Восемь страстей: беседы в Великий Пост. [Б.м.]: Узкий путь, 2013, с. 49.

[11] Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица, XIII, 6.

[12] Там же, III, 11.

[13] Там же, V, 30.

 

Источник: Портал-Credo

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100