Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 206 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОЧИЩЕНИЕ ИЛИ СМЕРТЬ?

Печать

Алексей ЗАЙЦЕВ

 

витрина магазина церковного комбината "Софрино"Сразу оговорюсь, что выбранный по аналогии с известным девизом "Православие или смерть" заголовок не имеет и намека на религиозное или даже этическое содержание. И мистический, и моральный катарсис – это, как говорится, нечто совсем из другой оперы. Роль организации, о которой пойдет речь, правильнее оценивать, чтобы не вносить только мешающей путаницы, по совершенно иным критериям.

Созданная не так давно исключительно ради прагматичных социально-политических и идеологических целей (нужды советской внутренней и особенно внешней политики) она и должна восприниматься и оцениваться прагматически. "Катарсис или смерть" в отношении РПЦ МП расшифровать сейчас можно только одним образом: эффективность или профнепригодность. Государственная эффективность или профнепригодность, конечно. Профнепригодность, понятно, влечет за собой списание в утиль.

Но прагматическая эффективность – штука очень динамичная, а РПЦ МП, неестественно, с помощью суррогатного материнства рожденная, в условиях сталинского "инкубатора" искусственно "стахановскими методами" вскормленная и столь же быстро в "теплице" брежневского застоя одряхлевшая, – штука очень косная. Оказавшись в условиях "улицы 90-х годов", она только и могла, что разводить, простите, "лохов", непомерно, на порядки, завышая свою реальную цену. Они и поверили, не проверив, в ее значимость и полезность.

В условиях нефтедолларового избытка "нулевых" годов можно было сентиментально увлекаться "духовностью" и бездумно благотворить в пользу ее "традиционного для России поставщика". Этот избыток, помноженный на внутренний корпоративный обет молчания в самой РПЦ МП, способны были какое-то время поддерживать миф о полезности и эффективности. Но "стабильность отклеилась", а обет молчания стал попираться: заткнуть рот разнуздавшемуся Интернету не по силам пока никакой цензуре. Напротив, в порожденную Интернетом "черную дыру" стали все сильнее втягиваться и печатные издания, включая вполне респектабельные, и даже телевидение. Информационные скандалы вокруг патриархийной верхушки сначала приводили в недоумение, а очень скоро стали раздражать: "Как же так, кормим-кормим их ради повышения нашей репутации, а взамен только новые грязные пятна и проблемы".

Давно известно, что когда уже нет денег – нужно бы напирать на идею. И если бытие уже не в состоянии определять сознание, нужно стать идеалистами и провозгласить, что теперь сознание определяет наше бытие. А какая уж тут идейность, если штатные идеалисты ведут себя как самые завзятые материалисты? К этому ли звала их родина-мать? К тому же, вкладывать деньги и не иметь возможности контроля над тем, как они тратятся, – не в характере деловых людей, а в условиях кризиса - непозволительная, убийственная роскошь… В общем, в такой сложной по всем статьям ситуации естественным образом и возникает дилемма: "очищение или смерть", т.е. "эффективность или списание в утиль".

Идея чистоты рядов, некогда жившая только в мечтах немногих патриархийных донкихотов, стала витать теперь в воздухе – и внутри РПЦ МП, и вокруг нее. Не решен был до последнего времени только вопрос, кто именно и кого именно должен чистить. Некогда динамичный "митрополит всея Руси", став косным патриархом, не смог для объяснения неожиданной репутационной катастрофы придумать ничего остроумнее "атаки на церковь со стороны темных сил", навербовавших себе в ее же собственных рядах "предателей в рясах". При том что ни один предатель не был пойман и расстрелян по-настоящему, а только люди третьего уровня как бы понарошку указывали друг на друга: "Предатель - ты, нет - ты…". Такого рода месседж мог на время разгорячить предрасположенные к манихейскому бреду головы внутри РПЦ МП, но вряд ли способен был произвести впечатление на холодные головы прагматиков, отвечающих за распределение материальных ресурсов и идеологических ролей, вне ее структуры.

Нынешний в меру динамичный митрополит-визирь высказался туманно: "И в деятельности Архиерейского Собора присутствует стремление очистить Церковь и особенно, скажем так, "корпорацию" священнослужителей от лишних людей, от тех людей, которые не соответствуют ее духу, ее высоким стандартам. Мы должны добиваться того, чтобы наши пастыри, все без исключения, были при всех различиях своих талантов людьми честными, были людьми, на которых может ориентироваться мирянин, за которыми может идти паства...".

Вопрос о конкретизации "высоких стандартов" остался открытым, значит, остался открытым и вопрос, кто именно и кого именно будет чистить. Внятных подсказок со стороны "работодателей" руководство РПЦ МП услышать так и не смогло. Тогда прозвучало грозное, грозовое предупреждение. "Дело Грозовского", прогремевшее, что принципиально важно, не только в Интернете, но и на телевидении, включая государственные федеральные каналы, ответ на этот вопрос дало уже, кажется, совсем открытым текстом. Ответ этот не в том, кого именно, какую именно категорию "служителей культа" и по какому конкретно цветовому признаку нужно чистить, – это только техническая, вспомогательная часть начавшегося процесса. Ответ в том, кто именно этой чисткой займется. Со всеми вытекающими перспективами.

Идея прямого внешнего управления РПЦ МП тоже теперь витает в воздухе, но главным образом, не столько внутри, сколько вокруг нее. Впрочем, у этой идеи есть и свои донкихоты внутри РПЦ МП: один из немногих идейных патриархийных служителей, поклонник синодального строя прот. Валентин Асмус о том, что спасти РПЦ МП от полного разложения способен только "обер-прокурор", высказывался уже давно.

Конечно, внешнее управление, которому РПЦ МП обязана и своим появлением, и своим существованием, никуда по большому счету не девалось. Но после падения СССР, с упразднением института уполномоченных Совета по делам религий, это управление не было прямым. Отношения строились только на двух уровнях властной вертикали: президент–патриарх, губернатор–епископ. Ясно, что первый уровень предопределял, в целом, характер отношений на втором.

Но такие отношения, понятное дело, устраивают только одну сторону – отнюдь не ту, которая по логике вещей должна быть главной. Получается, что вторая сторона только и требует от первой: "Верь мне, вкладывайся в меня и будь спокоен, я не подведу". Но партнер вдруг начинает подозревать, что его элементарно дурят – он в этой ситуации не только не хозяин положения, но даже и не деловой партнер, а обманутый вкладчик. Или обманутый любовник. Извините, но ведь не о какой пламенной страсти с его стороны, чтобы так тратиться, он, кажется, никогда и не говорил. Или, может, что-то такое и говорил, но имел в виду совершенно другое, а его неправильно поняли? Как бы то ни было, а эти двусмысленные отношения надоели и, нужно признать, что "любовная лодка разбилась о быт".

На фоне примерно таких настроений и возникает новый, завершающий уходящий 2013 год казанский гей-скандал, главным фигурантом которого становится не "голубое лобби", а вышедший на тропу войны с ним Андрей Кураев, которого уже было стали в принадлежности к тому же "лобби" подозревать.

"И на КГБ уже поздно кивать. Да, оно было заинтересовано в том, чтобы умножить число скомпрометированных епископов. Но очень быстро они стали самовоспроизводиться .И сегодня вопрос стоит уже иначе: а пожелает ли иерархия сама справиться с этой бедой, или без помощи того же КГБ (Администрации президента) уже не получится?"

И сам Кураев, и другие сведущие люди начинают сдавать имена, явки, пароли. Кураев называет примерное число посвященных в мистерии "архиереев" - 40; в управделами, говорят, все то же самое, в монастырях, может, хуже - и т.д., и т.п.

Кураев пророчит, что порядок способен навести только "шериф", а в роли "шерифа" будет Путин: "Да ведь только на Путина и надежда. Что хлопнет он при приватной встрече кулаком по столу и скажет :"прикрывайте свою голубую лавочку, пока вас в сортирах не начали мочить!"" "Путин" - камень! Только на сем камне и может зиждиться МП.

Теперь Кураев ассоциируется с Ельциным, которого изгнали из КПСС накануне ее упразднения, точнее, радикального переформатирования. Конечно, аппаратный вес не тот, но ведь и "внутренняя демократия" в среде иерархии РПЦ МП проявляется ныне куда слабее, чем в горбачевском 1988-м в среде партноменклатуры. РПЦ МП - безусловно, слабое подобие КПСС, но тем сильнее будет ее конец. Он будет, кстати, неожиданно быстрым, еще быстрее, чем конец СССР. Слишком осторожные и недоверчивые могут опоздать. Людям, "пришедшим в церковь" по чисто номенклатурным соображениям, пора просто "делать ноги". У тех, чьи соображения глубже, есть совсем немного времени, чтобы воспользоваться альтернативой. Да, теперь это серьезно.

 

Автор: Алексей Алексеевич ЗАЙЦЕВ - экс-преподаватель догматического богословия в Московской духовной семинарии. Автор ряда статей Православной энциклопедии.

  

Источник: Портал-Credo

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100