Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 208 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРИ ЧЕМ ТУТ ФИЛАРЕТ?

Печать

Юлия ЧЕРНЯВСКАЯ

 

...Покаюсь: я человек хоть и верующий, но нецерковный, как, впрочем, большая часть населения страны. Потому простите меня, люди церкви, за незнание деталей и подробностей. Я не знакома с митрополитом Филаретом – и "вживе" видела его один лишь раз. Потому речь не столько о нем, сколько о нас с вами. О том, как мы реагируем на новость о том, что человек, прослуживший церкви более пятидесяти лет (из них 35 лет в Беларуси), ушел на покой...


Юлия ЧернявскаяДогадываюсь, что даже эти несколько слов вызовут раздражение. Под статьей сразу же появятся фразы "ага, знаем мы, кому он служил", "угу, служил в органах", "служил России: что ему Беларусь?", "нацисты тоже служили", "коммунисты тоже служили"...

Все это – не мои предположения. Это слова виртуальных людей. Я имею в виду форумы на самых разных сайтах. Человек без лица всюду одинаков. И, пожалуй, главное его качество – злоба. Нет, есть и другие голоса: здравые, толковые, добрые, но они тонут в общем хоре, потому что эти люди не умеют грызть собеседника зубами и раскраивать ему лицо когтями. Виртуально получив "по морде", они просто выключают компьютер и уходят в реальную жизнь, где могут проявить свои хорошие качества реально... А эти не умолкают, они идут до конца, который считают победным. Что они вымещают на митрополите – человеке, очень немолодом и не очень здоровом?.. Какие свои обиды, бессознательные комплексы?

"Бог ему судья, но таким, как Филарет, я бы руки не подал - противно. Давно известно, как такие "служители церкви" добились своих теплых местечек - предавая своих братьев". Это с форума.

Откуда оратору так доподлинно известно "насчет предательства своих братьев"? Он что, свечку держал? Или обнародованы какие-то документы? Как говорится ныне, "ссылки в студию"... А нет ссылок. Все эти формулы "давно известно" – лишь варианты давней аббревиатуры ОБС: "одна баба сказала"...

Второй сюжет, распространенный на форумах, – богатство Владыки. "И именно такие служители в почете у РПЦ и ее хозяев – у них за душой ничего святого, они выполнят любой приказ, спущенный сверху, лишь бы от кормушки не отлучили". Кстати, знают ли форумные "философы и просветители", что митрополита дважды выдвигали в Патриархи? Последний раз – в 2009 году. Он взял самоотвод. Это насчет кормушки: там-то она точно побогаче.

Возникает ощущение, что, опять же, все самолично видели, как по ночам владыка, сидя в склепе, перебирает свои сокровища. "Что вы так волнуетесь за Филарета? Денег у него хватит до конца его жизни, его детям, внукам и правнукам". Поразительная осведомленность о семейном статусе митрополита! Особенно если учесть, что высшие иерархи православной церкви в обязательном порядке должны быть монахами. Если говорить о митрополите, он был пострижен в монахи еще в 1959 году: кстати, тогда и был наречен Филаретом.

"Пускай не на пенсию идет, а к своему "богу", и туда забирает всех остальных христанутых. Еще, блин, из бюджета этим дармоедам в рясе деньги платить? ...А как пенсию им платить - так раскошеливайся, пенсионный фонд. Тьфу, блин, противно". Мне тоже противно, хотя омерзение вызывает вовсе не фигура Филарета: уж не говоря о термине "христанутые", правом на пенсию у нас, кажется, обладают все граждане страны... Кстати, насчет "дармоедства" - интересно, представляет ли форумчанин, как это чисто физически – отслужить Пасхальную или Рождественскую литургию? Сколько процентов людей из присутствующих здесь и сейчас, на просторах Байнета, отстояли ее до конца? Просто отстояли. А митрополит не просто стоит – он служит. Любой преподаватель меня поймет: он-то знает, что такое отстоять - отговорить три пары (а уж четыре или пять...). А тут – огромнейшее физическое и духовное усилие... Помню, несколько лет назад владыка долго и тяжело болел. Для всех, кто об этом знал, было потрясением, когда он поднялся с одра (который многие тогда считали смертным) для того, чтобы отслужить Пасхальную литургию.

Кто ты, человек без лица, написавший о "дармоедах": менеджер, после работы отправляющийся повеселиться в ночной клуб? Рабочий, по вечерам попивающий пивасик перед телевизором? Студент, гогочущий возле Макдональдса? Имеешь ли ты право судить о дармоедстве семидесятивосьмилетнего человека, с усилием поднимающегося с постели, потому что его слова ждут тысячи людей... Впрочем, только ли слова?


Краткая справка. Когда в 1978 году Филарет стал митрополитом Минским и Слуцким, в Минске было два действующих православных храма: кафедральный собор и церковь Александра Невского. Теперь в одном Минске их тридцать и порядка 50 приходов. Именно при нем были открыты воскресные школы: в одной Минской епархии их больше 200. В целом по Беларуси – 11 епархий, полторы тысячи приходов. Это живой след деятельности митрополита. Нет, конечно, он не сам возводил стены, но за 35 лет пастырского служения он сделал все, чтобы эти стены были возведены... И чтобы в стены пришли люди.

В 1990-е именно он стоял у истоков богословского факультета ЕГУ. Я знаю некоторых его выпускников: это глубокие, свободомыслящие люди, лишенные косности, которую не так уж редко демонстрируют "истинно верующие", которые усвоили несколько штампов и искренне убеждены, что это дает им право учить жить весь мир. Еще средневековый богослов Жерсон говорил: "Нет ничего хуже, чем смесь невежества и благочестия". Митрополит пытался преодолеть эту смесь – путем образования и воспитания.

 

Дабы завершить с темой "дармоедов" и "обманщиков" – еще один комментарий, именно от такого "эрудита", только с противоположными взглядами: "Какой-то там церкви не место в образовании, т.к. никакого образования она не дает, только лжет и дерет деньги за свой обман. К чему привело засилье религии, особенно в Средних веках, - мы знаем. Религия всегда была тормозом прогресса".

Вспоминается из Г.-К. Честертона: "Один политик сказал мне, что я противлюсь современным реформам, как древний жрец противился применению колеса. Я ответил, что, вероятно, древний жрец сам изобрел колесо". Так оно и было: именно храм – месторождение школы и университета... Ученые и священники в одном лице – вот каково первичное лицо науки. Замалчивать это нечестно, хотя лично я – сторонница светского образования.

Но вернемся к Филарету. Существует два вида священников. Одни всячески привлекают людей к себе – яркими проповедями, харизмой, личным обаянием. Другие пытаются привести людей к вере, не центрируя их на своем "я". Митрополит – из последних.

При нем выросло целое поколение и священников, и мирян, для которых в храмах и молельных комнатах сосредоточено главное содержание их жизни. Кажется, это должно быть понятно – и не только православному, но и католику, и протестанту, и иудаисту, и буддисту – любому, кто тщится за этой, временами мучительной и почти всегда абсурдной жизнью, увидеть ту, где есть замысел и явлена истинная суть... Путей к ней множество. На своем пути митрополит делал то, что мог. Читая комментарии на форумах, не могла отделаться от ощущения, что от него требуют одновременно всего: чтоб он был православным католиком-буддистом... Чтоб он был Богом. Или, по крайней мере, святым.

Порадовал комментарий: "Не надо останавливаться на полпути, надо изобрести уникальную исключительно белорусскую веру прямо тут, на форуме тутбая!"

Как-то задала вопрос знакомому священнику о инициативе митрополита, которая вызвала у меня резкое отторжение. Он сказал: "Владыка – человек. Владыка ошибается. Владыка грешит". А потом упомянул, что семинаристы между собой зовут митрополита "Дедом". В этом есть тепло, много тепла. Вчера в статье Натальи Василевич на "Белорусском партизане" прочитала: "В церковном народе и среди священства митрополит Филарет был любим (чего стоит мода добавлять при поминании его на богослужении как “Великого Господина нашего Высокопреосвященнейшего Филарета” к Господину еще и “Отца”). За знаками любви, конечно, встречалось и обычное желание выслужиться перед начальством и пропеть ему дифирамбы, но в значительной мере это было искреннее движение сердца".

Положа руку на сердце: уверены ли мы, что наши "подначаленные" или ученики относятся к нам как к отцам или матерям, дедам или бабушкам?

Судите? Что ж, судимы будете.

Красной нитью по форумам проходят еще две мысли. Одна – о том, что митрополит служил исключительно России. Причем это служение представляется каким-то "путинско-чекистским". Скажу так: митрополит служил РПЦ – тому общему, что объединяет Беларусь и Россию. Можно считать такое положение неправильным, можно ратовать за Белорусскую автокефальную церковь – но при чем тут Филарет? К слову, именно при Филарете церковь еще в конце 80-х начала печатать Минские епархиальные ведомости тарашкевицей: а ведь до независимости было еще несколько лет. Впрочем, судьба тарашкевицы известна. Как и судьба церкви... Кстати, при соборе Св. Петра и Павла и ныне работает комиссия по переводу Евангелия на белорусский язык. Много лет. Каждый четверг. Не подпольно, не вопреки вчерашнему владыке – с его благословения.

Второй лейтмотив: сотрудничество с властями – с "теми" и с "этими". Это понятно: от церкви хотелось бы нейтральности, отделенности от государства, возвышенности и надмирности. Не задается вопрос: насколько эти прекрасные вещи были реальны в православной ойкумене: и в царской империи, и в СССР, и в постсоветских республиках? Если царь – помазанник Божий, то чего мы хотим от человека, который видит своим призванием служить вере? Под силу ли одному человеку изменить это положение дел? Нет, этот процесс длится столетиями...

Единственно возможная альтернатива в реальных обстоятельствах – остаться вовсе без церкви. Или идти на компромисс – тягостный, а подчас и страшный. В этом мне видится уже не драма, а трагедия – и не только митрополита Филарета. Трагедия современного православия. Что до Филарета... Я пытаюсь понять. Представить мальчика, в 1957 году закончившего духовную семинарию – и видящего свою жизнь, связанной с церковью, добавлю – с гонимой церковью... И вот он приходит в церковь, а вместе с ней и в сложившуюся ситуацию, где все уже сцепилось: правила и законы, интриги и предрассудки, амбиции и благие намерения... И так будет всю его жизнь. Его ли? Или каждого из нас – в том или ином виде?

В такой ситуации два пути: отказаться от того, что ты считаешь своим призванием, или делать, что можешь, отстраивая собственную нишу внутри системы. Он выбрал второй путь – и эта ниша оказалась не только его собственной, она выросла в православное пространство нашей страны. Пусть улучшат те, кто знают как.

Кстати, плеяда свободолюбивых, более, что ли, "современных" священников, которых мы частенько противопоставляем Филарету со знаком "плюс" – это те, кого рукоположил он. И молодежь, которая сейчас регулярно ходит в церковь, тоже выросла при нем. О приходах, храмах, теологическом факультете уже сказано. Не сказано о делах семинарии и академии, но нельзя объять необъятного.

Возвращаясь к теме связи с госструктурами. Были вопросы, в которых владыка упрямо стоял на своем. Нет, не на своем – на Божеском. Например, вопрос о смертной казни, который в очередной раз поднимался совсем недавно: "Не мы, грешные люди, даровали бытие человеку - не нам и лишать человека существования. Ведь за жизнь каждого из нас Господь Иисус Христос отдал Свою жизнь, претерпев страдания, унижения, издевательства и смерть на Кресте… Государство, казня своих граждан, каждый раз заново распинает Христа". Такой была наша позиция в год референдума. На сегодня она осталась неизменной".

Но главное, что привнес в религиозную жизнь митрополит Филарет, даже не это. То, что я слышала не от одного – от многих служителей церкви и активных прихожан. Он поддерживал и те направления, которые ориентировались на классику, на устав, на строгую традицию, – и другие, которые настаивали на более новых, современных формах. Так, просветительское братство "Трех виленских мучеников" при Свято-Петро-Павловском соборе центрируется на белоруссизации православной церкви; храм святителя Николая Японского – на проблемах семьи, материнства, детства; храм "Всех скорбящих Радость" помогает найти свое место в жизни людям ограниченных возможностей, а Свято-Елисаветинский монастырь пытается помочь душевнобольным и брошенным детям...

Православие в Беларуси становится разноликим и при этом не становится расколотым: между храмами и приходами сохраняется мир. И в этом, мне кажется, главная и несомненная заслуга митрополита Филарета – координатора, модератора, посредника между ними всеми...

В завершение – одна история. Тот единственный раз, когда я столкнулась с владыкой лично. Было это довольно давно, лет десять тому назад. Проходили Кирилло-Мефодиевские чтения – известная научная конференция. Среди почетных гостей присутствовал митрополит. А доклад мой касался белорусской народной религиозности – в том числе, весьма своеобразного отношения исторического белоруса к церкви и к священникам. Фольклорные цитаты были красноречивы – более чем... В чем-то, наверное, обидны. Даже очень. Посреди доклада я увидела, как перекашиваются лица организаторов, как они с опаской поглядывают на митрополита. Он сидел – в роскошной рясе, с каменным лицом... В какой-то момент я начала понимать, что рою себе яму неизвестной глубины. Но закусила удила – и закончила доклад. Несколько секунд молчания – и вдруг громкие и веские аплодисменты. Аплодировал владыка. И с некоторым опасением постепенно к нему присоединились и другие. Он аплодировал тому, что ему явно было неприятно слышать. Как ученый, антрополог, богослов, он знал главное: люди имеют право высказывать свое мнение. Потому, наверное, он простит и активных белорусских форумчан.

Именно установка на приятие (в том числе – "приятие неприятного") и лежит в основе диалога, о котором мы так любим говорить и на который пока еще очень слабо способны.

И напоследок субъективное: главное, к чему должна вести церковь, на мой взгляд, - это взаимопонимание и объединение разных людей на пути к высшей цели. И с этой задачей митрополит Филарет справлялся – порой лучше, порой хуже, но в целом – справлялся. А далее – нашим досужим размышлениям места нет. Далее продолжение его разговоров с Богом, с которым служитель церкви должен говорить всю жизнь.

Не будем неблагодарными.


Автор - Юлия Виссарионовна ЧЕРНЯВСКАЯ, специалист по культурной антропологии, профессор БГУКИ.

 

Источник: TUT.by 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100