Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 359 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



К ИСТОРИИ ВОПРОСА

Печать

Владимир РЫЖКОВ, Виталий ДЫМАРСКИЙ

 

ukr-rusРоссия — Украина: друзья на века?

 

8 января (по новому стилю — 18 января) 1654 года в городе Переяславле собрание представителей украинского народа во главе с Богданом Хмельницким приняло решение о присоединении Малороссии к России. В истории это собрание и получило название Переяславская рада.

 

Как вы считаете, возможна ли новая Переяславская рада?

• Не знаю, что это такое — 31 %

• Затрудняюсь ответить — 30 %

• Невозможна — 27 %

• Возможна — 12 %

(По результатам опроса 1800 экономически активных граждан России старше восемнадцати лет на портале «SuperJob»)

 

Украинские земли в первой половине XVII века входили в состав Польши, Венгрии, Османской империи и России, причем наибольшая часть Украины — от Карпат до Полтавы и от Чернигова до Каменец-Подольского — находилась под властью Польши.

Вооруженная борьба украинского народа против власти польской шляхты в 1648–1654 годах вылилась в широкую освободительную войну под руководством Богдана Хмельницкого. Сопротивление регулярной польской армии, измены Крымского ханства, ненадежность со стороны других союзников привели к предложению войти в состав Российского государства. На Переяславской раде состоялась присяга на верность государю Алексею Михайловичу.

Была ли Переяславская рада лишь попыткой утвердить украинский гетманат, или же добровольное вхождение Украины в состав России способствовало развитию обеих стран? Ведь это не просто давно прошедшее историческое событие — оно до сих пор влияет на двусторонние отношения между Россией и Украиной, на восприятие обеими странами друг друга и на взгляды людей в обеих странах.

 

«Ко мне это не имеет отношения».

«В первый раз слышу, что это?»

«Точных повторений в истории не бывает».

«Воссоединение будет вряд ли».

«Народ — за».

«В сегодняшней политике Украины все возможно».

(Из комментариев к опросу о возможности новой Переяславской рады на сайте «SuperJob»)

 

Со времен татаро-монгольского нашествия на Русь и примерно до тех пор, как Петр разбил шведов под Полтавой, в истории русско-украинских отношений существует некое белое пятно. То есть происходящие в эти столетия события хорошо знают все профессиональные историки, обязаны знать все студенты исторических факультетов, но народу эта история неизвестна, да и не нужна. Единственный, кто за эти века запомнился широким слоям населения, это Богдан Хмельницкий, который привел два славянских народа к объединению. Или, выражаясь языком советских энциклопедий, — воссоединил Украину и Россию.

Может, в этом и кроется причина того, что его на родине так часто вспоминают недобрым словом? Одно дело — воссоединение, другое — присоединение, пусть и добровольное, в этом понятии уже есть подтекст неравенства: кто-то старший, а кто-то младший брат. Да и слово «добровольность» как-то напрягает. Украинское «добровольное» вхождение в Россию — случай не единственный, было еще «добровольное» вхождение в Россию мордвы, башкир, калмыков, кабардинцев и так далее. И каждый раз, когда празднуют очередную дату присоединения, торжества сопровождаются отголосками сомнений и недовольства. И история всех «добровольных» вхождений, оказывается, была не такой гладкой, и тогдашнее начальство договаривалось между собой, не спросив толком народ, или, во всяком случае, не у всех спрашивало. К тому же, как правило, выяснялось, что у младшего брата к старшему накопилось немало претензий, от которых тот обычно отмахивался.

Вот и с Переяславской радой все точно так же, что и дает сегодня части украинских историков повод что только не говорить об этом событии. По мелочам придраться действительно есть к чему. А вот по большому счету — вряд ли. Хмельницкий, мудро просчитав расклад политических сил на тот момент, может, и без особой любви к «москалям», но сделал единственно правильный шаг — в борьбе против поляков нашел самого надежного и сильного для себя союзника — Москву. Позже он об этом шаге иногда крупно сожалел, а однажды даже кричал, что лучше служить басурманам, чем московскому царю. Но перед смертью произнес совсем другие слова: «Царского величества милости оборона нам памятны. И за то готовы мы голов своих не щадить».

Трудно притиралась к Украине и Россия, и у нее были свои счеты. Но теперь уже не столь важно, чего хотели когда-то московские государи и гетман Хмельницкий. Важно то, что за прошедшие потом века русский и украинский народы действительно сильно срослись между собой. И когда их потом снова разорвали на две части, оказалось, что для миллионов людей по обеим сторонам новой границы это невыносимо больно.

 

Считаете ли вы русских и украинцев одним народом?

• Да — 55 %

• Нет — 36 %

• Затрудняюсь ответить — 9 %

(По результатам опроса 1800 экономически активных граждан России старше восемнадцати лет на портале «SuperJob»)

 

В советское время, в 1954 году к 300-летию Переяславской рады вышла почтовая марка, на которой было написано «300 лет воссоединения Украины и России» — имелось в виду воссоединение древних русских земель еще с Киевской Руси. Второй термин, который бытует в литературе, — «присоединение», добровольное или не очень. И наконец, третий вариант — «объединение» двух равных братских православных народов.

С тех пор прошло много лет, а однозначного ответа на вопрос, какой термин правильнее, так и нет. В Советском Союзе из историко-патриотических соображений широким слоям населения никогда не преподавалась история славянских городов-государств после татаро-монгольского нашествия. И карты эти в свободном для народа доступе никогда не были. Хотя профессиональные историки историю этого периода, конечно, досконально знают. И особенность его в том, что принято считать как по Пушкину: «Россия заслонила собой Европу от татаро-монгол», а на европейских картах XIV века на месте Москвы значится государство под названием «Татария».

После 1240-х годов многие крупные русские города западнее и южнее монгольских захватов объединились в огромное основное государство славян, которое называлось по-разному: Государство русское, Княжество русское, Союз русских княжеств, Государство литовское, и входило туда все от Бреста до Смоленска и от Киева до Витебска и Полоцка — и все это были русские княжества. Это большое государство или объединение государств, которое существовало начиная с середины XIII века, было двурелигиозным — как римско-католическое, так и византийско-православное. А на северо-востоке от него находились маленькие русские княжества Московское, Тверское и Великая Новгородская республика, которая на приглашенных князей смотрела с презрением, потому что Новгородская республика площадью была больше всей Скандинавии, а по богатству намного богаче Скандинавии того времени.

Московская Русь, карта 1645В 1596 году была подписана Люблинская уния, после чего русские епископы пошли под юридическое право, под юрисдикцию Ватикана, сохранив за собой права обряда, языка и назначения своих епископов. Они хотели как лучше, чтобы славянские народы одной крови, одного корня, родственных языков, но двух разных христианских конфессий, были бы равноправны. Но, конечно же, началась грызня, лучше не стало, и чем дальше, тем больше от этой унии было проблем.

Но тем не менее люди, которые жили там в те далекие времена, свое государство рассматривали именно как Русь — это были исконно русские города — Киев, Чернигов, и так далее. А в Москве князья жили под татарской рукой, а ярлык на княжение получали от хана, причем ярлык Великого князя не Московского, а Владимирского. Потому что тот, кто получал Владимирский ярлык, получал право на сбор дани по этим русским княжествам и отвоза собранной дани в Орду. И хан именовался «царем», то есть «Цезарем».

А Союз русских княжеств был независимым, хотя ряд княжеств, входивших в это русское государство, также платили татарам дань. Но это был просто денежный откуп без баскаков и ярлыков.

На Украине в качестве единственно верной пропагандируется именно эта точка зрения, которая в России почти неизвестна. Таким образом, Украина заявляет, что они и есть настоящие наследники Древней Руси, а «москали» — это варвары.

Однако в семнадцатом веке ситуация была уже вовсе не та, что в четырнадцатом — за тридцать лет до Переяславской рады запорожцы гетмана Сагайдачного разорили и вырезали под корень ряд городов русских в московском походе, а потом тот же Сагайдачный говорил, что он тоже был бы не прочь встать под руку русского царя, чтобы совместно воевать против турок. Казаки и до Хмельницкого неоднократно обращались в Москву за помощью. Но Москва осторожничала, потому что это означало войну с Польшей, а в России к этому не были готовы. Тем более что Речь Посполитая была намного богаче, сильнее и культурнее. Там в XV веке уже работал Николай Коперник, тогда как в Россию современную науку ввезли при Петре Первом из Германии.

Таким образом, Переяславская уния означала перемену в равновесии сил, начало русско-польских войн — уже при Алексее Михайловиче была отвоевана Смоленщина; и сдвигание в течение многих десятилетий, вплоть до раздела Польши в конце XVIII века, границы Московского государства на запад. Начался быстрый подъем Москвы и упадок Польши.

Что же касается территории, которая по Переяславской унии присоединилась к России, то это была часть Польши, в основном населенная казаками — конечно же, не реестровыми, а говоря современным языком — «сепаратистами и мятежниками».

Тем не менее у Богдана Хмельницкого и казаков был выбор, у них не было однозначного решения идти под руку Москвы. Они четырех царей обсуждали — польского короля, крымского хана, турецкого султана и московского царя. Не надо думать, что казачьи политики того времени были хоть сколько-то глупее нынешних — ни в коем случае. Напротив — они были образованные, умные, терпеливые, хитрые и коварные люди. И они прекрасно понимали, что под поляками они всегда будут в приниженном положении. А московский государь на тот момент им давал больше вольностей, больше независимости, больше свободы маневра. Кроме того, они знали, что если станет хуже, то можно будет попроситься обратно.

По состоянию на 1654 год власть московского царя была не так уж и сильна, и на него можно было давить, лоббируя свои решения с большей силой, нежели на польского короля. То есть в составе Российского государства казаки больше весили, больше значили и больше могли. С ними больше считались, ими больше дорожили — это имело огромное значение при выборе решения.

Все решения Переяславской рады потом были оформлены в договоренности — «Мартовские листы», когда в марте 1654 года посольство казаков приехало в Москву, причем они привезли одиннадцать пунктов, а в итоге в договоре оказалось двадцать три пункта. Алексей Михайлович был человеком тихим, трусоватым, но в то же время коварным, жестоким, умным и жадным. В конечном итоге он Хмельницкого переиграл, отчего Хмельницкий под конец жизни не только восхвалял свое решение, но и, бывало, плакал от него. Михаил Геллер писал, что были моменты, когда он впадал в отчаяние и утверждал, что не того они хотели и не на то рассчитывали, когда шли под руку московского царя.

 

«Это исторически, территориально и культурно сложившийся один народ».

«Нельзя поделить неделимое».

«Мы все славяне».

«Народ — он всегда один: будь то русские, украинцы, узбеки, белорусы. Кто жил в СССР, тот знает».

«Не один, но родственный, славянской группы, да, но народы разные».

«Сейчас — нет, менталитет разный. Вот во времена Киевской Руси я бы ответила „да“».

(Из комментариев к опросу о единстве русского и украинского народов на сайте «SuperJob»)

 

На 1200 год нынешние русские и украинцы, конечно, были одним народом. Да, Русь была раздроблена, поделена на разные города, на манер греческих полисов. Однако народ был один. Но потом проходит пятьсот, шестьсот, восемьсот лет — за это время может сформироваться новый народ. И получается, что в результате исторических процессов получился не совсем один народ. Тем более что и Украина не совсем едина — она долгое время была поделена между разными странами, часть ее принадлежала Польше, часть Австро-Венгрии. Хотя, скорее всего, люди, живущие там, где была Новороссия, то есть в левобережье Днепра — в районе Харькова, к примеру, — чувствуют себя, бесспорно, единым народом с русскими и таковым народом фактически и являются.

Конечно, сейчас на президентских выборах явка на востоке Украины даже выше, чем на западе. С одной стороны, это означает, что, по крайней мере, как избиратели, они себя мыслят уже как граждане Украины — потому что создают своим голосованием общеукраинскую власть. Но с другой стороны, голосуя, они стараются повлиять на изменение курса украинского государства, в котором живут, в сторону сближения с Россией и расширения употребления русского языка. Это противодействие украинскому этническому и языковому национализму.

На западе Украины, конечно, мнение совершенно другое, там на вопрос о единстве с русскими либо обидятся, либо примут за шутку.

Третьей частью Украины можно назвать Крым, где в основном живут русские и татары. Русские так и считают себя русскими, несмотря на украинское гражданство, а татары, разумеется, считают себя татарами, татарами, которые тоже великий народ с великой историей.

Поэтому главная проблема Украины по-прежнему заключается как раз в том, что отсутствует единство внутри страны, отсутствует осознание всех граждан Украины себя единым народом.

Тем не менее за последние годы произошел значительный сдвиг в пользу единения западной и восточной Украины. Во всяком случае, Янукович не мог пять лет назад себе позволить поехать на западную Украину, а перед последними выборами ездил, его там принимали, и он там выступал. Соответственно, Тимошенко тоже позволяет себе ездить в восточную Украину и спускаться в шахту к шахтерам в Донбассе. И вообще социологи отмечают заметную консолидацию запада, востока и центра Украины вокруг самой идеи украинской государственности. Может быть, они ее по-разному понимают, и скорее всего по-разному. Но сама идея, что Украина — государство со своим престижем, амбициями и единством, тремя четвертями населения Украины уже овладела.

В России же Украина сейчас воспринимается чуть ли не как главный враг. При этом к украинскому народу в России отношение великолепное. То есть Украину, ее руководство, ее политику обвиняют в недружественности, а украинский народ любят и считают братским.

А чем определяется сейчас выбор Украины? Она уже многие годы решает, с кем сближаться — с Россией или с НАТО. Это сложный выбор, прежде всего из-за отсутствия единства внутри Украины, потому что разные ее части культурно, духовно и исторически связаны с разными странами.

Конечно, остается какой-то ничтожный шанс на новую Переяславскую раду, но в современных условиях она, скорее всего, означала бы распад Украины, разрыв украинской суверенности. И Левобережье, и Новороссия заключили бы союз с Россией, а запад вступил бы в союз с НАТО. Теоретически это возможно, но практически вряд ли произойдет, потому что в нашу «рыночную» эпоху вопрос необходимо ставить прежде всего так: кому из реально сильных мира сегодня материально выгодно присоединение Левобережья к России. Если окажется, что таких людей нет и что им выгоднее получать деньги иначе, то никакого разговора ни о каком разделе быть не может.

Да и внутриукраинский ответ очевиден — лидеры и востока, и запада страны уже давно стремятся не к разделу страны, а к тому, чтобы возглавлять ее целиком.

Никому распад Украины не выгоден и в России. Сколько депутаций ходило из Крыма в свое время к Ельцину и просило принять Крым назад в состав России. Им так и отвечали, что это вне сферы российских интересов.

 

Какая ориентация выгодна Украине?

• На Запад — 78,6 %

• На Россию — 21,4 %

(По результатам голосования слушателей радио «Эхо Москвы»)  

 

• На Запад — 69,4 %

• На Россию — 27,3 %

• Затрудняюсь ответить — 3,2 %

(По результатам голосования на сайте радиостанции «Эхо Москвы»)

 

Результаты голосования неутешительны — в самой России люди считают, что Украине с Западом будет лучше. Если бы Россия развивалась так же стремительно, как Китай, или жила бы так же организованно, как Германия, то возможно к обоюдной радости Украина уже добровольно бы вошла в состав Российской Федерации.

«Не кажется ли вам, чтобы Украина присоединилась к России, надо, чтобы уровень жизни в России был хотя бы в два раза выше? А это невозможно, потому что, несмотря на большое число миллиардеров в России, русский народ живет плоховато».

(Из комментариев слушателей радио «Эхо Москвы»)

В чем же качественное отличие между сегодняшней Украиной и Россией? Прежде всего наверное в территории и расположении. Украина находится полностью в Европе, у нее отсутствуют крупные запасы полезных ископаемых, и кроме того, она после распада СССР отказалась от ядерного статуса. Украина хочет быть европейской державой и старается мимикрировать под европейскую политику, ментальность, и так далее. Россия — нет.

 

«После распада СССР Украина стала третьей ядерной державой мира, но затем добровольно отказалась от этого статуса, поверив гарантиям ядерных держав, в том числе России. Будь Украина ядерной державой, позволили бы себе руководители России и ее политические деятели оскорбления, вплоть до прямых угроз в адрес Украины и ее руководителей?»

(Из комментариев слушателей радио «Эхо Москвы»)

 

В свое время Россия позволяла себе любые оскорбления и угрозы даже в адрес США, а не только Украины. До войны бы дело, конечно, все равно не дошло — в Кремле, слава богу, нет самоубийц и сумасшедших. А что касается жесткости и резкости заявлений — никакой статус ядерной державы этому бы не помешал. Но на государственном уровне, конечно, неизбежно относились бы к ядерному соседу несколько серьезнее. То есть вопросы «разорвать — не разорвать, надавить — не надавить, подчинить — не подчинить» рассматривались бы несколько серьезнее. Потому что от влияния и сдерживающего фактора военной силы никуда не деться.

 

«Малороссийский вопрос затруднил и испортил внешнюю политику Москвы, затянул ее в невылазные малороссийские дрязги, раздробил ее силы».

(Василий Осипович Ключевский, великий российский историк рубежа XIX–XX веков)

 

С Россией Украина порвала многие связи, но, конечно, не все — от общей истории никуда не деться. Времена Переяславской рады давно миновали, но свой путь она в очередной раз выбирает сама и сама решает, на кого ей больше ориентироваться — на Россию или на Запад. И России тоже приходится привыкать, что Украину надо рассматривать не как собственный придаток, а как совершенно самостоятельного игрока на международной арене.

 

Источник: В.А Рыжков, В.Дымарский, "Осторожно, история! Мифы и легенды нашей страны", М, 2011 год

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100