Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 239 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОНТИФИК ДАЛ ПОВОД

Печать

Борис ФАЛИКОВ

 

коллажПредстоящая поездка Путина в Ватикан, которая запланирована на 25 ноября, не случайна. Президенту и папе есть что обсудить — противостояние войне в Сирии, утверждение традиционных ценностей. Однако подход к этим проблемам совершенно разный.


Дело в том, что накануне сентябрьской встречи «большой двадцатки» папа Франциск написал президенту Путину письмо, в котором призвал участников «отказаться от бесполезного военного вмешательства» в Сирию.

И стремиться к разрешению конфликта мирным путем. Россия также возражала против ракетного удара США и даже сумела найти ему дипломатическую альтернативу. Совпадение позиций налицо. Более того, и Россия, и Ватикан неоднократно говорили о том, что события в Сирии представляют большую опасность для сирийских христиан, которые подвергаются нападениям воинственных исламистов. Вопрос ставился и шире: на Ближнем Востоке растет «христианофобия» и многие христиане вынуждены спасаться бегством. Необходимо найти способы противодействия их трагическому исходу с исторической родины.

Называют и еще одну область, в которой Путин и Франциск могут найти общий язык. Это традиционные ценности, опираться на которые призывают и российский президент, и римский папа. Среди них и важность духовных основ семьи, и оппозиция таким явлениям, как однополые браки.

Наконец, новый папа — выходец из Латинской Америки, а потому меньше подвержен стереотипам, оставшимся со времен холодной войны. Получается, российскому президенту легче будет с ним договориться, чем с прежними папами — поляком и немцем. Некоторые оптимисты даже выражают надежду, что аргентинец Бергольо не чужд и антиамериканских настроений. Что тоже может поспособствовать диалогу.

Оптимистов придется разочаровать. В неприязни к США папа Франциск отроду замечен не был. Ни когда верно служил католической церкви на родине, ни тем более когда ее возглавил. Что касается остальных аргументов, то к ним стоит отнестись внимательно. Особый интерес вызывает письмо Франциска Путину.

Однако не стоит забывать, что российскому президенту оно было адресовано потому, что именно Россия председательствовала на встрече «большой двадцатки» в Петербурге. А обращено было в равной мере ко всем ее участникам. Именно поэтому и призывало воздержаться от военного вмешательства. Ведь саму по себе Россию призывать к этому особой нужды не было.

Тем не менее критика военной интервенции в письме Франциска не становится от этого слабее. Вопрос в другом — насколько она нова для Ватикана?

Выясняется, что совсем не нова. Дело в том, что, когда десять лет назад Иоанн-Павел II возражал против войны в Ираке, его аргументы и методы мало отличались от того, что говорит и делает Франциск. И тогда и сейчас на брифинге в Ватикане было заявлено, что эскалация насилия приведет к непредсказуемым последствиям и усилит позиции экстремистов.

Папа-поляк призвал к посту и молитве во имя мира в Ираке и выделил для этого специальный день. В 2003 году его призыв пришелся на начало Великого поста, поэтому таким днем оказалась Пепельная среда. То же самое проделал этим сентябрем и папа-аргентинец, только на этот раз молились и постились во имя мира в Сирии. И наконец, Иоанн-Павел II напомнил верующим, собравшимся на площади Святого Петра, знаменитые слова Павла VI «войне не бывать опять!», обращенные к Генеральной Ассамблее ООН в 1965 году.

Эти слова повторил и Франциск, разве что воспользовался твиттером. Папа старается идти в ногу с новыми веяниями века коммуникаций.

Таким образом, позиция Ватикана по поводу военных интервенций Запада на Ближнем Востоке не изменилась ни на йоту. Десять лет назад подход России к этому вопросу тоже напоминал ватиканский, но это не привело к возникновению особых отношений между Иоанном-Павлом II и навестившим его как раз в ту пору Путиным. Может быть, помешали пресловутые стереотипы?

Как знать, но новый папа предпочитает обходиться без них. Правда, именно поэтому диалог может осложниться. Начать с того, что и Франциск, и ватиканская дипломатия осуждают подъем воинственного исламизма на Ближнем Востоке, но не считают, что его можно остановить прежними бесчеловечными методами, к которым прибегали павшие в ходе «арабской весны» ближневосточные диктаторы. И к которым по сей день охотно прибегает Башар Асад. Возврата к привычному прошлому нет.

Поэтому Ватикан критикует не только военное вмешательство Запада, но и жестокость сирийского режима. В одном своем твите Франциск заявил «нет» войне, а в другом — проклял использование химического оружия.

Осуждение сирийской диктатуры имеет для Франциска принципиальный характер. На родине ему выпал нелегкий жребий возглавлять аргентинских иезуитов в годы правления кровавой хунты, от рук которой пострадали и его братья по ордену. Будущему папе пришлось выслушать немало упреков в том, что он не сумел защитить их от произвола властей. Поэтому вопрос политической свободы для него чрезвычайно важен. И он никогда им не поступится.

Не все так просто и с традиционными ценностями. Не то чтобы папа Франциск в них сомневается, будучи вполне консервативным католиком. Но он явно хочет сменить церковные приоритеты, выдвигая на первый план идеал христианской любви. Из этого следует, что грех можно и нужно осуждать, а вот терять милосердие к грешнику никак нельзя. Поэтому и разосланы Ватиканом вопросы верующим, с помощью которых пытаются выяснить реальное положение дел со взглядами католиков на брак. Чтобы на грядущем епископском синоде по семье уравновесить ригоризм требований этим самым милосердием.

По этой же причине папа вслух задается вопросом: кто он такой, чтобы судить гомосексуалистов? Такая постановка вопроса меняет отношение не к греху, а к грешникам. Поскольку исходит из незыблемого принципа христианской любви. Российский же закон о запрете пропаганды нетрадиционных отношений идет с этим принципом вразрез. И неслучайно признан на Западе гомофобским.

У папы и президента немало общих тем. Это и отказ от военного вмешательства в Сирии, и судьбы сирийских и ближневосточных христиан. И будущее традиционной семьи. Но подход к ним разный. И это не может не сказаться на результатах будущей встречи.

 

Источник: Газета.ру

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100