Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 316 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОККУЛЬТИЗМ ОФИЦИАЛЬНЫЙ И МАРГИНАЛЬНЫЙ

Печать

Платон ПРОХОРОВ


...Природа человеческих фобий, в особенности тех, которые порождаются признаками эпохи, как известно, банальна. Поэтому в отдельные периоды истории сравнительно похожие страхи прокатывались по разным народам в буквальном смысле волной, и если где-то страхи естественным образом угасали, то в других регионах они, лишь начинали зарождаться или набирали силу.

В том, что это явление как-то связано с социальной истерией, сомнений мало. Формы проявления такой истерии, как правило, бывают мало связаны с действительностью, в чем убедиться тоже несложно. Маниакальная охваченность идеей исключительности в эпоху нацизма в Германии, а отсюда страх перед "губительными" национальными культурами разного рода "недочеловеков", ужас перед нашествием инопланетян или активностью мигрантов из экономически отсталых регионов Азии имеют, по существу, одну причину. Это "миф", в каждом случае соответствующий своему предмету. То есть, не совокупность фактов, анализ которым позволяет делать обобщение и постигать некое явление, а одна из версий объяснения некоего явления, и версия, как правило, выстроенная на восприятии этого явления губительным.

Не секрет, что абсолютное большинство подобных фобий в обозримый период истории имело религиозные или иные мистические корни. Не говоря о средневековых преследованиях ведьм, еретиков, представителей еврейского народа, ставшего "громоотводом" на долгие века в силу бурного развития клерикального антисемитизма, мистические истоки обнаруживаются во многих идеологиях. Это относится и к идеологии и символике германского нацизма, и к проектам эпохи отечественного сталинизма, которые одинаково противопоставляли замешанной на привычном антисемитизме "жидо-масонской угрозы" собственные оккультные концепции. Сегодня эта особенность непременной ставки на религиозно-мистическую (квази-религиозной квази-мистической) подоплеки при формировании политиками прошлого и настоящего образа "источника всех зол", стала объяснимой, а следовательно, и понимаемой немалым количеством людей.

Апеллирование к архетипам, использование глубоких генетически сформированных образов "чужого" - "иноплеменника", "иноверца", когда-то – в эпоху этнического изоляционизма, где сверхзадачей являлась физическая защита территории и динамики развития отдельного этноса, было вполне оправданным. Народ, не поглощенный и не объединенный всецело одной идеей - религией и культом, мифом, кланом вождей, - не мог выжить среди себе подобных. Империя, сформировавшаяся за счет  покорения земель и народов, не имея единой или, как сказали бы сегодня, тоталитарной идеологии на основе религии (иных основ не было), не могла сформулировать и ввести единый регламент (право), которое существовало и в языческом, и в иудейском, и в христианском, и в исламском вариантах. Однако, после зарождения, а к настоящему времени – и первым существенным признакам созревания всеобщего светского права, что совпадает с кризисом традиционных религиозных институтов, культурные архетипы эпохи христианства и ислама в сознании людей остаются прежними. Что тоже неудивительно, так как скорость эволюции сознания человека сравнивать со скоростями зачастую кардинальных изменений в социуме было бы смешно.

Отсюда совсем недалеко до объяснения причины того, почему в нашу кризисную эпоху хорошим инструментом для манипуляции сознанием остаются хорошо знакомые всем фобии, замешанные на религиозно-мистической мотивации.

Интересно, что в наиболее развитых в идеологическом и политическом отношении религиозных институциях эту религиозно-мистическую мотивацию чаще всего называют "оккультной". Сами такие институции в значительной степени отказываются от своей "оккультности" (религиозности) из-за политэкономических предпочтений. Существа самого явления это никак не меняет: "оккультное" в отличие от "религиозного" звучит непривычно, что тоже "работает" в пользу успеха формирования страхов. Это хорошо заметно, собственно, по смыслу, который закладывается в понятие оккультного, которое всегда подразумевает менее распространенные мистические теории и практики в отличие от более распространенных, а иногда и считающихся для общества желательными или обязательными. Понятие "оккультизм" происходит от лат. occultus (тайный, сокровенный) и являет собой общее определение всевозможных доктрин и концепций, признающих реальность скрытых непостижимых сил в космосе (Бога и божеств, духов, ангелов, демонов и иных сущностей) и в человеке (души, духовного существа или существ). К оккультным явлениям относятся магические теории и практики, все религии, а также различные мистические концепции (эзотерика) и "герметические науки" (астрология, алхимия, каббала и др.), известные с древности до настоящего времени.

В государствах теократического типа – Ватикане или ряде стран так называемого "исламского мира" в настоящее время роль "оккультного лейтмотива" играют мировые религиозные традиции христианства и ислама. Однако, в современных культурах со светским типом социально-правовой организации общества, понятие оккультного объединяет в себе весь широкий спектр явлений, так или иначе связанный со сверхъестественной или потусторонней мотивацией.

Тем не менее, примеры архаичной практики манипулирования общественным мнением посредством формирования в нем страхов перед "одним" оккультным, полностью игнорируя легальность "другого" не менее иррационального, продолжают удивлять народ. В этой связи, в приложении к современной российской ситуации можно напомнить о выступлениях отдельных православных фундаменталистов с предложениями прикрыть сувенирную торговлю "оккультными атрибутами", что по существу мало отличалось бы от инициативы, например, о закрытии церковных ларьков. Но соперничество между официальным и маргинальным оккультизмом хорошо известно по истории, изобилующей примерами жесткой дискриминации разных оккультных сообществ со стороны "институализированного оккультизма" религии, выполнявшего роль источника идеологии. В такой дискриминации всегда были заинтересованы те или иные группы политического влияния господствовавшей или государственной власти, заинтересованные в тоталитарности (общеобязательности) избранной религиозной идеологии, что в какой-то мере сохранилось в некоторых государствах до наших времен.

Этим обстоятельством в значительной степени объясняется тенденция властей в ряде современных государств, направленная на поддержку избранных религиозных корпораций в ущерб прочим оккультным направлениям общей религиозной культуры, известной своим богатым разнообразием.

Последний забавный случай попытки вернуться к "инквизиторской" практике, кстати, имел место не в России, где подобное уже не воспринимается людьми всерьез, а в Латвии. Так, некий Янис Шмитс – лютеранский пастор, являющийся по совместительству депутатом Рижской думы, выступил перед коллегами по парламентскому комитету по безопасности, порядку и профилактике коррупции с инициативой о запрете в столице использования магазинами названий, которые "могут задевать религиозные чувства". Среди первых кандидатур, задевших чувства пастора, он назвал расположенный в центре Риги ресторан "Ведьмина кухня". В качестве обоснования своих пожеланий, пастор заявил, что его "страна базируется на христианских основах", где "этические и моральные нормы основаны на христианстве".

Надо сказать, что коллеги конфессионального депутата не только не поддержали его странной инициативы, но и не смолчали, столкнувшись с попыткой навязать религиозные предпочтения Шмитса светскому обществу и власти. Если в российской ситуации с нелепым требованием православного активиста мэрия просто традиционно отмолчалась, то глава комитета Турлайс указали коллеге, что на заседании присутствуют и журналисты. Поэтому, пастору стоило бы задуматься, в том числе и о том, что в старинном латвийском городке Рагана (Ведьма) стоит церковь, что по логике Шмитса, вполне могло бы возмутить язычников или атеистов. Стоит заметить, что диффамацией отдает и утверждение пастора о христианских основах латвийской государственности, где до сих пор наибольшей общественной значимостью отличается общекультурное древнее языческое празднование Лиго.

Можно допустить, что попытки пусть и косвенного предложения латвийских христианских институций своих "идеологических услуг" светской власти, могут предприниматься по примеру российской практики, где подобные услуги давно оказываются властям крупнейшей клерикальной корпорацией, пользующейся широкими преференциями государства. Впрочем, похожая политика взята на вооружение и в нескольких других странах постсоветского пространства – Казахстане, Узбекистане, Туркменистане, что со своей спецификой в каждом отдельном случае может характеризовать склонность властей к тоталитарному реваншу. А, следовательно, и об уровне общей и политической культуры, свидетельствующем о их перспективах в меняющемся мире.

 

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100