Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 222 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЫРОБСКИЕ ЗАТВОРНИКИ

Печать

Роман ЛУНКИН

 

священник Евстратий Филиппов, фото КППравославная группа, которая ушла в глушь, в деревню Черепаново Пермского края, стала объектом скандальных репортажей и требований разобраться с «сектой», в которую входят даже дети. Первая реакция общества понятна — это страх перед всем странным и необычным. Большинству граждан, естественно, кажется диким настолько сильно отдавать свою жизнь ради спасения души и жить вдали от благ цивилизации.

Кроме того, нетерпимость, желание уничтожить, искоренить «сектантов» - это наш древний российский архетип сознания, укоренившийся со времен религиозных войн со старообрядцами, ссылок баптистов и прыгунов в Сибирь, советской безбожной пропаганды, которая раз и навсегда утвердила в сознании русского человека понятия «секта» и «сектант». Это те, кто слишком сильно подчиняются своим духовным лидерам, слишком усердно сильно молятся, активно рассказывают всем о своей вере, да еще и учат этому своих детей.

Священник Евстратий (Филиппов), собравший в Черепаново общину - около 30 человек, в еще в 2008 году был отлучен от РПЦ (Московской патриархии) за критику Церкви и непоминание патриарха. Евстратий является ярким представителем диомидовского движения в российском православии. Часть самых решительных деятелей этого движения покинули РПЦ МП вслед за епископом Диомидом, который в 2008 году был также отлучен от Церкви, но создал свою собственную РПЦ - «непоминающих» нынешнее руководство Московской патриархии. Безусловно, для официальной Церкви — эти непоминающие являются расколькниками и сектантами.

По своему мировоззрению диомидовцы — самые настоящие фундаменталисты. Как правило, это русские националисты, антисемиты, противники экуменизма — диалога с другими религиями, а также любых проявлений глобализации, которые можно расценить как печать Антихриста, то есть это ИНН, СНИЛС, иные чипы и номера, паспорта и т. д. Главная претензия к официальной Церкви — также сращивание с «преступной властью». Однако надо сказать, что далеко не все последователи Диомида отказываются от паспортов ли уходят в леса. Диомид, который по некоторым сведениям находится на Камчатке, к этому не призывал.

Совершенно очевидно, что отец Евстратий также привнес нечто свое в диомидовщину, когда судьба заставила его покинуть Тульскую и Костромскую область, где он окормлял свою паству. По словам самого Евстратия, именно преследования гнали общину туда, куда бежали и старообрядцы при царе. В Черепаново утвердилось почитание ныробского святого — Михаила Романова, дяди первого царя Михаила Романова,солсанного туда Борисом Годуновым. Насколько община ждет его пришествия — большой вопрос. Судя по СМИ, также понятно, что община, хоть и живет далеко, но затворнический образ жизни не ведет и вполне открыта для гостей.

По отрывочным сообщениям прессы понять, какие действительно идеи движут этой общиной, сложно. А приписать людям с таким накаленным религиозным чувством можно много. Уверен, что и с общиной пензенских сидельцев, которые закопались в землянки в 2007 году, а вышли в 2008 году, окруженные милицией, также не до конца все ясно. Какую литературу они читали и откуда появились, была ли у них связь с православными священниками? Никто не стал особенно разбираться — Петра Кузнецова назначили их лидером и посадили его в психушку.

Радикальными такие малые религиозные группы во главе с харизматичными лидерами становятся по причине гонений. Чем сильнее сжимается кольцо вокруг них, когда их сгоняют с насиженных мест, отбирают детей, настраивают против них общество, тем сильнее их религиозное чувство в ожидании конца света, второго пришествия Христа или святого Михаила, иных земных кар. Верующие как бы сжимаются внутри себя, становятся аскетичнее, все земное теряет свое значение.

Это совсем не значит, что им нужно позволить умереть, а детей оставить в поле без образования. Полиции, местной власти, органам опеки надо действовать по закону, а не напоминать им каждый раз, что они отщепенцы и сумасшедшие.

Российское православие чрезвычайно богато на разного рода национально-патриотические идеи — от отца Всеволода Чаплина и Союза православных хоругвеносцев до Ивана Охлобыстина и епископа Диомида. И мы еще не раз увидим всплески православного сектантства в ожидании царя, Апокалипсиса, Божией Матери, святого Михаила или Серафима Саровского, грядущих в облаках.

 

На фото КП: священник Евстратий Филиппов, 

 

Источник: Эхо Москвы

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100