Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 267 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КОММЕНТАРИИ К ОПРОСУ

Печать

Здание Сената и Святейшего Синода, СПбНаглядный материал, позволяющий судить об уровне культурных и религиозных представлений общества был предоставлен в данных опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) 1 июля 2010 года.

По результатам исследования инициативу "реституции" поддерживают чуть менее половины опрошенных (49%). И это, не смотря на то, что церковь давно отказалась от идеи претендовать на государственное имущество, которым пользовалась до переворота 1917 года. Большинство сторонников такого "возвращения" составляют те, кто ходит в церковь редко (59%) и православные, считающие себя воцерковленными (52%).

Противниками передачи церкви общенациональных ценностей являются неверующие (28%) и религиозные люди, ходящие в храмы часто (24%).

Вопрос о том, государству или церкви будут принадлежать памятники истории и культуры, волнует 60% опрошенных, мнения которых разделились пополам. Наиболее важен этот вопрос для пожилых людей (65%) и регулярно посещающих храмы (70%). Остальные – более молодые граждане и неверующие, к проблеме культурного наследия равнодушны.

Парадоксально, но среди тех, кто признает, что оказавшись в руках религиозных организаций музейные предметы стали бы труднодоступны, большинство составляют верующие православные (47%) и люди, с разной регулярностью посещающие храмы (47-48%). Насчет того, где условия для хранения ценностей являются наиболее подходящими, то единой точки зрения у опрошенных не оказалось. Верующие и неверующие одинаково оценивают вероятность гибели музейных экспонатов как в церкви, так и в музейном хранении.

В итоге, благодаря проведенному исследованию выяснено, что из почти двух третей заинтересованных опрошенных половина за передачу культурного наследия церкви, а половина - против. В то время, как оставшихся 40% респондентов – то есть, более еще одной трети от всех опрошенных, судьба отечественной культуры вообще не волнует.

Надо сказать, что такие результаты были бы явно неудовлетворительны для возможного референдума, так как в них отсутствует необходимая степень определенности по принципу "да – да, нет – нет, а прочее – от лукавого". Однако, их более, чем достаточно, чтобы увидеть нечто большее, чем просто отношение полутора с небольшим тысяч опрошенных россиян к клерикально-властной кампании отчуждению общенационального достояния в пользу крупной клерикальной структуры.

О первом, что бросается в глаза, уже упоминалось. Это тотальное незнание россиянами не только истории вопроса, но и азов отечественной истории, которая на протяжении последних пары веков хорошо документирована. Реституция – то есть, возвращение некоего имущества его законному владельцу, у которого оно было отнято, - в случае именно с данной церковью просто невозможна. Дело в том, что Православная российская церковь (ПРЦ) до революционного переворота 1917 года была государственной, управлялась государственным министерством – Святейшим синодом и пользовалась имуществом, принадлежавшим Государству Российскому. Далее это имущество было национализировано советской властью и осталось в том же статусе государственного имущества, поменяв лишь владельца.

То, как распоряжалась этим  имуществом власть большевиков, хорошо известно. Накопленные за века национальные ценности в виде кремлей, соборов, храмов и часовен со всем, что находилось внутри, экспроприировалось государственными служащими разного ранга у государства. Здания перепрофилировались и использовались в самых невероятных целях, движимое имущество разбазаривалось и реализовалось или уничтожалось нашими же соотечественниками-варварами. Часть этого имущества – иконы, скульптуру, утварь немногим светским энтузиастам от культуры удавалось спасти, некоторые храмы и комплексы обретали статус музеев. Церковь в каком-либо административно значимом статусе фактически не существовала до 1943 года. Только на переломе Великой Отечественной войны Сталин сформировал подконтрольную государству церковную структуру, дав ей новое наименование – Русская православная церковь (РПЦ).

Предоставление новообразованной "советской" Московской патриархии имущества религиозного назначения – зданий и сохранившихся благодаря энтузиастам знаковых религиозных святынь, утвари, осуществлялось без каких-либо изменений по то же старой, существовавшей во времена Российской Империи модели. Имущество являлось собственностью государства и предоставлялось религиозным организациям в пользование.

Отсюда несложно уразуметь, что "реституция" – то есть, возвращение государством ранее принадлежавшего ему культурного наследия церкви, пусть и созданной советской властью, - была бы просто нелепостью. РПЦ МП отказалась от использования такой модели после предания огласке ее полной неоправданности.

Именно поэтому сторонниками клерикализации, предпринятой с целью восстановления тоталитарной идеологии большевизма под новым наименованием, ради выведения из под народного контроля культурных ценностей, был избран другой путь. Им стала произвольная, исторически и юридически неоправданная передача госчиновниками ценностей религиозного назначения в распоряжение религиозной организации, которая де-юре отделена от государства. С целью придания внешней законности этому предприятию, в 2001 году постановлением №490 Правительства РФ было утверждено "Положение о передаче религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения". Сегодня этот сомнительное обоснование пытаются заменить Федеральным законом "О передаче имущества религиозного назначения…", проект которого его инициаторы намерены легитимировать посредством принятия закона депутатами Госдумы.

По аналогии с таким же успехом можно было принять решение о передаче всех лесов России в собственность или в безвозмездное и бессрочное пользование, например, какому-либо АОЗТ "Лес", учрежденному при Минлесхозе. Для "упорядочения" такой передачи потребовался бы закон, аналогичный проекту закона о передаче имущества религиозного назначения, который тоже противоречил бы Конституции. Однако в результате подобной передачи леса в распоряжении этого АОЗТ, такой грабеж вряд ли обрадовал бы население.

Однако, если народ совершенно определенно не потерпит передачи в руки группы олигархов природного достояния страны, то опасность того же самого в отношении своего культурного наследия он просто не замечает. Как, впрочем, не замечает и самого себя…

О причинах такой странной "слепоты" нетрудно догадаться даже по результатам упомянутого исследования ВЦИОМ. В нашем обществе бытуют крайне туманные представления о том, что такое "культурное наследие". Большинство россиян никогда не задумывались о том, что все значимые древние памятники Руси создавались в условиях теократической, религиозно ориентированной власти. Все, что возводилось и написано отечественными мастерами непременно обладает религиозными признаками так же, как происходило подобное до эпохи Просвещения в Европе. С течением времени общество, страна, образ жизни менялись, изменялся культурный и политический уклад, но государство – при всех сменах его политического облика и идеологии – осталось государством до сих пор. Поэтому все те сокровища – дворцы и соборы, храмы и кремли, древние иконы и фрески, представляющие культурное наследие России, являются достоянием не какой-то одной или нескольких религиозных организаций, а государства. Сегодня наше государство носит наименование Российской Федерации, вся полнота власти в которой, согласно ст.3.1 Конституции РФ принадлежит народу.

Добавляет туману и угодливая "деликатность" некоторых СМИ, использующих, к примеру, понятие "церковное имущество", под которым имеются в виду не богослужебный "софринский" антураж религиозных общин, а музейные ценности – памятники истории и культуры, то есть - имущество государства. Ведь, такая формулировка, например, как "претензии церкви на историческую собственность Государства Российского – культурное достояние народов страны", отличалась бы не только исторической достоверностью, но и ясностью для всех.

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100