Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 175 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИСЛАМ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РФ

Печать

Сергей ИВАНЕЕВ


исламское воспитание в ВС РФО правовом воспитании военнослужащих мусульман в Вооруженных Силах Российской Федерации.


«Вселенский клерикализм повсюду вооружается, в надежде вернуть себе утраченную власть, и, конечно, главным препятствием на его пути является наука»

К.А. Тимирязев

 

В последнее время об осуществлении правового воспитания военнослужащих не пишет, наверное, только ленивый. За последние годы появились на эту тему множество статей, проведены десятки конференций и семинаров, защищены несколько кандидатских и докторских диссертаций. Некоторые подобные публикации маститых  авторов, полны беспардонного расцвечивания религии самыми привлекательными красками.

Антиконституционная клерикализация светского пространства действующим военно-политическим руководством страны довела учебный процесс в армии до абсурда. Примером является подготовка конфессионально ориентированными преподавателями в Военном университете курсантов-юристов, которых учат тому, что «наивысшим идеалом правовой работы является  Православие, которое, в сущности, должно являться ядром, движущей силой, фундаментом подлинной правовой работы ее неизменным критерием оценки, неиссякаемым источником совершенствования»[i].

А ведь одной из важнейших задач, решаемых военным правом, является формирование позитивного правосознания военнослужащих, которое представляет собой систему знаний, эмоционально-чувственных и волевых состояний, а также ценностных ориентаций, выражающую отношение военнослужащих к действующему праву, законодательно закрепленным требованиям и предписаниям их служебно-боевой и общегражданской деятельности.[ii]

Основными задачами правового обучения являются:

- повышение уровня правового воспитания и правовой культуры военнослужащих и гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации;

- изучение действующих нормативных правовых актов Российской Федерации и Министерства обороны Российской Федерации, норм международного гуманитарного права, обязательных для Российской Федерации, необходимых для осуществления служебной деятельности, реализации прав и свобод военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации и исполнения ими своих обязанностей[iii].

Главной задачей правового воспитания является достижение того, чтобы военнослужащие знали, всегда и везде строго и точно соблюдали Конституцию Российской Федерации и федеральные законы, военную присягу, уставы, требования других нормативных правовых актов и активно участвовали в их реализации.

Работа по осуществлению правового воспитания военнослужащих строится на принципах гуманизации; научной обоснованности; индивидуального подхода; воспитания в коллективе и через коллектив; воспитания в процессе воинской деятельности; комплексности в воспитании; целеустремленности и конкретности; гибкости и динамизма в содержании, формах и методах; систематичности и непрерывности[iv].

Необходимость обсуждения правового воспитания военнослужащих-мусульман вытекает из следую­щих трех об­стоятельств.

Во-первых, наличием проблем с призывниками с Северного Кавказа, которые они создают в армии.

В СМИ неоднократно были размещены фотографии, где взявшие в некоторых местах верх кавказцы писали название своего региона зубной пастой на лбу у «подмятых» ими солдат других национальностей, выкладывали их телами слово «Kavkaz» на палубе корабля или на плацу, наносили оскорбительные надписи на спины «молодых» или приводили земляков к воротам воинских частей для разборки с командирами.[v]

Во-вторых, несовпадением, по словам члена научного совета Московского центра Карнеги и востоковеда А. В. Малашенко, «исламского и российского гражданского векторов идентичности», что особенно заметно на фоне межнациональных конфликтов в воинских коллективах с участием призывников из республик Северного Кавказа.

В-третьих, необходимостью переиздания учебно-методического пособия по работе с военнослужащими-мусульманами, т.к. «Методические рекомендации офицерам Сухопутных войск по работе с военнослужащими-мусульманами»[vi], подготовленные в рамках сотрудничества Управления воспитательной работы СВ и Совета муфтиев России при непосредственном участии генерал-майора А. В. Чечетенко и шейха Равиля Гайнутдина неоднократно ранее мною подвергались критике в газете «Военно-промышленный курьер»[vii].

Данная брошюра является полезной разве что в ознакомительном плане, но не может квалифицироваться как учебно-методическое пособие, т.к. изложенные в ней пожелания антинаучны, поскольку подготовлены специалистами религиозной организации.

О том, что ситуация с кавказцами в войсках по-прежнему остра и, более того, приобретает новые, гораздо более опасные формы, говорили представители воинских частей и военкомы Югры на встрече с лидерами национальных диаспор, состоявшейся на призывном пункте в Пыть-Яхе[viii]:

«Открытое неповиновение приказам командиров, навязывание национальных обычаев, противоречащих уставу, отказ от обследования в ПНД и от прохождения хирурга. Солдаты отказываются бриться, потому что считают себя истинными мусульманами. Вдобавок к этому большинство молодежи подвержено идеям ваххабизма», – рассказал о положении с призывниками кавказских национальностей начальник отдела военного комиссариата ХМАО-Югры по городу Радужному Сергей Россомахин.

Целью данной статьи является исследование попытки формирования и развития у военнослужащих-мусульман качеств и отношений гражданина-патриота, военного профессионала и высоконравственной личности.

Почему именно у военнослужащих-мусульман?

Да, потому, что ислам представляет собой очень емкий и сложный социально-духовный феномен, в котором тесно переплетены адекватные и иллюзорные миропредставления, непреходящие моральные ценности и архаичные нормы, прогрессивные тенденции и средневековые традиции, миролюбивые принципы и воинственные призывы, высокогуманные идеи и взгляды религиозной исключительности, тяга к вершинам современной цивилизации и активизация агрессивного фундаментализма.

В своей статье автор не дает определение формам общественного сознания, которые являются традиционными для современной философской и юридической теории, не говорит о связи правового и религиозного сознания, проблемах теории и деформации правосознания, т.к. уже существует множество работ на заданную тему[ix].

Более того, в условиях клерикализации армии и флота, когда нарушаются основополагающие принципы самой концепции воспитания военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, требующие установления в информационно-воспитательной работе формирования у военнослужащих научного мировоззрения, убеждений, представлений, моральных норм и принципов поведения, возрастает актуальность правового воспитания военнослужащих-мусульман Российской Федерации[x].

Вероятно, не стоит специально объяснять, что научное мировоззрение в процессе воспитания военнослужащих является тем универсальным концептом, которому отвечают и на котором базируются все проявления нашей общественной, политической, экономической и культурной жизни. Закономерностям, сформулированным в критериях научного мировоззрения, отвечают и процессы, происходящие в религиозных организациях, принципами каждой из которых является их собственная «непреложная истинность» при разной степени «неверности» других.

К тому же Россия, по мнению известного исламоведа А.В. Малашенко, почти два десятилетия (с коротким перерывом) воюет с мусульманами. Конкретный враг в массовом сознании представляется афганским муджахедом, кавказским боевиком. Нынешнее поколение ветеранов вправе называть себя «ветеранами мусульманских войн»[xi].

Значимость «исламского фактора» для военной политики будет возрастать[xii].

Это связано с демографической ситуацией, с остротой межэтнических и межконфессиональных отношений. В качестве одной из угроз в военной доктрине России останется религиозный радикализм, а это означает, что «воину-мусульманину неизбежно придется выстраивать в душе внутренний компромисс между конфессиональной идентичностью и исполнением воинского долга»[xiii].

Существующая ныне в разных частях мусульманского мира, а также и непосредственно в России нестабильность является долговременным фактором, поэтому вполне может сложиться ситуация, когда российский воинский контингент может быть привлечен для разрешения конфликтов на мусульманских территориях. При этом мусульмане могут оказаться как противником, так и союзником россиян[xiv].

Могут возникать необычные коллизии.

Историк и востоковед Алексей Малашенко, член научного совета Московского Центра Карнеги, замечал, что в Югославии миротворцы из России явно симпатизировали православным сербам, а отнюдь не мусульманам. После решения о посылке в Ливан для охраны российских саперов подразделений, сформированных на базе чеченских батальонов «Север » и «Юг », их бойцы вполне могли оказаться в положении, когда им пришлось бы вступить в бой с единоверцами из «Хизбаллы».

Это особенно тревожно после того, как Генеральный секретарь Организации Договора о Коллективной Безопасности Николай Бордюжа высказался о том, что участие миротворческого контингента ОДКБ в Сирии,  «теоретически возможно»[xv].

Добавляет интриги и то, что появилась информация о начале полномасштабной подготовки псковских десантников, военнослужащих 15-й общевойсковой самарской бригады, спецназа морской бригады Черноморского флота и подразделений, состоящих из этнических чеченцев, некогда входивших в состав спецбатальонов «Восток» и «Запад», для участия в операциях на территории других государств[xvi].

Уместно напомнить, что в 1999 г. в начале второй чеченской войны Государственный совет Татарстана принял постановление «О приостановлении на территории Республики Татарстан призыва граждан на военную службу ». Целью постановления было вернуть из Дагестана солдат-татар, где они сражались против кавказских единоверцев.

Также было принято постановление о запрете вербовки на территории Татарстана добровольцев из военнослужащих запаса для участия в боевых действиях на Северном Кавказе.

Перечисленные факторы требуют понимания того, что вся система воспитания личного состава армии и флота должна базироваться на научном мировоззрении, где уважение к чувствам верующих и толерантность не только не исключаются, но и подчеркиваются. Качества убежденного защитника Отечества можно воспитать лишь с позиции светского миропонимания, то есть не по религиозным мотивам ответственности перед богом и посмертного воздаяния, а по убежденности воина в необходимости выполнения своих гражданских обязанностей безотносительно его личных религиозных убеждений.

Это нужно потому, что российское общество является многонациональным и многоконфессиональным.

Важнейшим акцентом при соответствующем воспитании личного состава армии и флота, и в первую очередь военнослужащих-мусульман Российской Федерации, является изучение основ научного исламоведения.

Мусульманское богословие базируется на религиозно-идеалистическом мировоззрении и тенденциозно по существу. Для него священна догма, за пределами которой самая объективная истина считается злом. Поэтому мусульманский богослов (улем) «ведает» ислам в узко очерченных границах, выступая пристрастным исламоборцем.

И поскольку слепая апологетика всегда лишена объективного видения объекта, постольку мусульманское богословие ограниченно и не может претендовать на роль научного исламоведения.

Богословские труды предназначены для внутриконфессиональной жизни и не могут считаться каким-либо источником морально-нравственного воспитания российского воина, так как направлены на формирование главным образом качеств «слуг Аллаха». Данное религиозное положение не соответствует принципам научной педагогики, ориентированной на должное воспитание нынешних и будущих поколений воинов, и не может их подменять.

Российскому офицерскому корпусу надлежит четко осознать: как и все религии, ислам не упал с неба, а возник как идеологическое средство феодализированных кругов мекканско-мединской части Аравийского полуострова, заинтересованных в главенстве над родоплеменными арабами.

В силу господствующего уровня обыденного сознания идеологическим средством объединения арабов стало религиозное знамя под эгидой веры в единого «бога арабов» – Аллаха. Разноуровневое социально-историческое развитие современной цивилизации и сравнительно слабое ее влияние на мусульманский мир создают возможность консервации ислама. Недостатки международной демократии, попустительство политизированию религии в любых ее формах, в том числе и ислама, мешает разглядеть его архаическое содержание, несовместимое с уровнем и принципами прогресса.

В армии и на флоте военнослужащим необходимо разъяснять суть всякой религии с позиции диалектико-материалистической теории. Они должны понять, что религия – это вера в сверхъестественное, а не некий «духовный признак» отдельного избранного народа или нации.

Между тем в массе верующих религия рассматривается именно как своего рода духовный двойник или неотъемлемое свойство людей, объединенных в этносе. И тогда человек убежден, будто все люди непременно принадлежат к какой-либо «присущей» им религии, не зная, что та или иная религия распространилась среди народов лишь в силу особенностей социально-исторических условий в прошлом.

Вера в Аллаха также не является извечной и не представляет собой какого-то изначального признака народа. Сегодня, в условиях растущих рисков особенно необходимо просвещать военнослужащих-мусульман в отношении действительного, земного происхождения авторитетных религиозных книг в результате религиозно-культурного творчества их талантливых пращуров. Делать это надо чрезвычайно тактично, ни в коем случае не затрагивая их религиозных чувств, проистекающих из сугубо личных, внутренних переживаний каждого человека, помогая военнослужащим сопоставить себя реалиям земной действительности, жизненной правде, научным представлениям о мире, несовместимым с узостью и архаикой религиозных догм.

В современных условиях сложилась парадоксальная ситуация: в то время, когда ислам поднял голову и заглядывает за горизонты границ всего мира, на ниве научного исламоведения – штиль.

Старая гвардия европейских и российских исламоведов, выполнив свою благородную миссию, покинула этот мир. На смену ей, к сожалению, не пришли столь глубокие и капитальные исследователи, которые очень были бы нужны сегодняшнему миру. Из их учеников остались единицы. И, как это бывает всегда, в образовавшуюся нишу бросились всякого рода «клевреты церкви, проституирующие собственной совестью»[xvii], замусоривая своими писаниями славную ниву научного исламоведения.

Среди них наиболее реакционным является Роман Силантьев, член Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, автор книги «Новейшая история исламского сообщества России», вышедшей в 2005 году и представляющую собой попытку очернить священнослужителей и руководителей почти всех религиозных центров традиционного ислама России.

Являясь Исполнительным директором Правозащитного центра Всемирного русского народного собора, Силантьев 4 марта 2013 г. в гостинице «Даниловская» вовремя заседания Дискуссионного клуба ВРНС по теме «Сталин: «за» и «против». Альтернативные сценарии развития СССР» публично оскорбил покойного Климовича Люциана Ипполитовича – выдающегося востоковеда, профессора, заслуженного работника культуры РСФСР, назвав его «подонком»[xviii].

Я не стал бы столько времени отводить этому «исламоведу» в своей статье, если бы не желание Б.М. Лукичева, начальника Управления по работе с верующими военнослужащими Вооруженных Сил Российской Федерации, высказанные им со мной в личной беседе, привлечь Р.А. Силантьева к разработке учебно-методического пособия по работе с военнослужащими-мусульманами.

Очевидно, что это вызовет резко негативную реакцию Совета муфтиев России и данное пособие будет проигнорировано военнослужащими-мусульманами.

Заканчивая свою статью, хочется заметить, что в безбрежном мире мусульманской литературы, какие только фантастические чудеса не представляются священными, к которым верующие должны относиться с высочайшим пиететом, дабы заслужить заступничество воображаемых сверхъестественных сил. И ведь верят же, слепо, не рассуждая во все фантастические хитросплетения, фантазией мусульманских адептов!

Чисто по-человечески жаль эти многомиллионные жертвы представлений о бытии и нередко, глядя на их мировоззренческие заблуждения, хочется во весь голос крикнуть:

«Хватит обмана и заблуждений! Доколе вы будете жертвами средневековых мифо-легенд! Очнитесь, теперь ведь XXI век, а не Средневековье!»

 

 

Источник: Военно-юридический журнал №8, 08/2013



[i] См., например, монографию Овчарова О.А. Правовая работа в России и ее Вооруженных Силах (историко-правовое исследование). — М.: Военный университет, 2006.- с. 363.

[ii] См.: Мороз Р.В. О правовом инфантилизме и правовом нигилизме военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2004. N 4.

[iii] В ред. Приказа Министра обороны РФ от 31.05.2008 N 313.

[iv] «Введение в теорию военного права (монография)» (В.М. Корякин) (Российский военно-правовой сборник № 9: Военное право в XXI веке. Серия «Право в Вооруженных Силах – консультант». «За права военнослужащих», 2007).

[vi] Сост. С. А. Григорян, С. А. Мельков, А. Н. Перенджиев. М., 2005, 102 стр.

[viii] «Сургутская трибуна», 03.07.2013 г.  http://ugra-news.ru/article/30362

[ix] См. например: Зыкова С.В. Связь религиозного и правового сознания / С.В. Зыкова //История государства и права. 2006. — №9. - С.17-19.Корнев В.Н., Проблемы теории правосознания в современной отечественной юриспруденции. История государства и права №20 – 2009., Ковалев С. А. Деформация правосознания как фактор противоправного поведения личности / С. А. Ковалев // История государства и права. - 2009. - N 13. - С.35-37., Марченя, П. П. Массовое правосознание как фактор русской революции 1917 г. / Марченя П. П. // История государства и права. - 2010. - N 19. - С. 20-22. Право -- Общая теория права.

[x] Приложение № 3 к приказу Министра обороны РФ 2004 года № 70).

[xi] Ислам для России / Алексей Малашенко ; Моск. Центр Карнеги. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. — 192 с., ил.

[xii] См. С.А. Мельков, Исламский фактор и военная политика России. Монография.М.  2001.

[xiii] Ислам для России / Алексей Малашенко ; Моск. Центр Карнеги. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. — 192 с., ил.

[xiv] Там же

[xvii] Петраш Ю.Г. «Исламоеду» Силантьеву не место в науке и практике исламоведения. Ислам в СНГ. http://www.islamsng.com/rus/opinion/1574

[xviii]http://opium.at.ua/load/intervju/obrashhenie_uchenogo_islamoveda_jurija_petrasha_k_patriarkhu/16-1-0-267 Обращение ученого-исламоведа Петраша Ю.Г. к Главе ВРНС - Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу (Гундяеву) по поводу некорректного (грубого) высказывания директора Правозащитного центра ВРНС Романа Силантьева на заседании Дискуссионного клуба ВРНС по теме «Сталин: «за» и «против».

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100