Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 218 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



АРМИЯ "ПО ШАРИАТУ"?

Печать

Сергей ИВАНЕЕВ

 

...

О правовой природе шариата и его возможности быть союзником закона в военной организации государства

 

«О, шейх, рядящийся в бездумье и тряпьё,

Ты лжив, и лживо рубище твоё…

Снаружи - свет, внутри – кромешный ад.

Снаружи – правоверность, внутри – разврат»

А. Навои

«Лишь правильное мышление есть знание и познание

предмета, и поэтому наше познание должно быть научным»

Гегель

 

В конце мая Клуб военачальников Российской Федерации провел в Военной академии Генерального Штаба ВС РФ научно-практическую конференцию по теме «Исламизм и национальная безопасность России».

Открывая конференцию, Президент Клуба военачальников Российской Федерации генерал армии Куликов А.С. обратил внимание участников конференции на актуальность обсуждаемой темы, подчеркнув, что «конференция ни в коей мере не направлена против ислама, как вероисповедания, а призвана, прежде всего, привлечь внимание к проблеме появления радикальных направлений в исламе, которые уже в наше время приобретают неприемлемые формы радикального исламизма в его террористической форме»[1].

«Сегодня из всех существующих угроз наиболее реальная для России - радикальный политический ислам, или исламизм, объявивший в нашей стране джихад», - сказал он.

После ряда знаковых выступлений участников, раскрывающих социальный и политический аспекты распространения исламизма в России, между автором статьи и одним из известных специалистов в области противодействия проявлениям терроризма - членом Экспертного совета Комитета Государственной Думы по безопасности, доктором юридических наук, профессором Виктором Евгеньевичем Петрищевым завязалась научная дискуссия о месте и роли шариата в светском демократическом правовом государстве.

Автору пришлось высказать свои сожаления на то, что широко известный в России и за ее пределами профессор Л.Р. Сюкияйнен, специализирующийся в области сравнительного правоведения, теории и практики мусульманского права, ранее заявил по этому поводу «…есть Закон «О третейских судах в РФ», есть Закон о медиации № 193-ФЗ и по этому законодательству возможно создание структуры, которые могут быть шариатскими судами, в этом случае применение шариата может быть лучше контролируемым, шариат мог бы быть союзником закона, теоретически нельзя исключать условий создания таких судов в России»[2].

Удивление вызвано тем, что признанный специалист в области мусульманского права профессор Леонид Рудольфович Сюкияйнен сам же нас еще в далеком 1986 году предупреждал в своей книге «Мусульманское право: вопросы теории и практики» о том, что «практика показывает, что в целом в идеологической борьбе мусульманское право выступает главным образом оружием (выделено мной, И.С.) в руках консервативных и даже прямо реакционных сил»[3].

Подтверждением этому служит откровение авторитетного мусульманского законоведа Абу Юсуфа, жившего в VIII веке: «Мусульмане, пока живы, живут за их (зиммииев, – И.С.) счет, а когда мы погибнем и погибнут они, то наши дети будут жить за счет их детей. И так до скончания веков: пока они будут рабами тех, кто исповедует веру ислама, будет существовать ислам»[4].

И говоря об идеологической борьбе, Сюкияйнен Л.Р. тогда был прав, т.к. в связи с сегодняшней активизацией идеологии ислама отмечены попытки усиления влияния пропаганды на мусульманские массы России.

В наши же дни, как ни странно, он, наоборот, видит место шариату в правовой системе России: «властные структуры пока не в состоянии посмотреть на шариат с последовательно юридических позиций и обнаружить в нем правовое начало, которому может найтись место в российской правовой системе»[5].

Профессор В.Е. Петрищев вовремя дискуссии конкретизировал позицию своего коллеги: «Л.Р. Сюкияйнен считает, что ислам необходимо сделать союзником и главным субъектом борьбы с исламским экстремизмом», добавив от себя, что «мораль и нравственность вечные», забывая при этом о средневековых принципах вражды и нетерпимости к немусульманскому миру, освященных Кораном.

Подводя итоги конференции, можно констатировать, что многие сторонники идеи глобального исламского мира посредством радио, телевидения, печати и личных контактов стремятся подогреть религиозно-националистические чувства мусульман в России, гальванизировать идею «святости» мусульманского вероучения.

Острота идеологической конфронтации в современном мире обязывает научных исламоведов исключить нейтралитет и компромиссы в мировоззренческой области, облюбованной противниками социального прогресса[6].

Реально оценивая риски внедрения шариата в России, мы не можем пройти мимо очевидного факта того, что сегодня ислам рвется к мировому религиозному господству и мусульманские ортодоксы в России консолидируются по многим вопросам с зарубежными мусульманскими теологами. Этим самым вызывается неприязнь к исламу со стороны представителей других конфессий и атеистов. Это уже само по себе создает чуждую принципам интернационализма ситуацию разделения на основе конфессиональной принадлежности.

И предоставление исламу, в сущности одной из государственных функций, хотя и попыткой ее «камуфлирования» под «Закон о медиации», подрывает принцип светского государства, которым по Конституции является Российская Федерация.

Попытка внедрения шариатского права есть один из реальных приемов мусульманских ортодоксов мистифицировать мусульманское право, являющееся правом феодально-клерикальных кругов VIII-XII вв.

Возвращение к изжившим себя социально-мировоззренческим позициям есть поступление принципами современной цивилизации, или как замечал Маркс «Le mort saisit le vif! [Мертвый хватает живого!]».

Гениальный К. Маркс совершенно правильно называл феодальное право «кулачным правом», правом сильного. То есть, возвращение к шариатскому праву в условиях современной цивилизации является движением вспять или возвращением к VIII-XII вв.

Таким образом, становится понятным, почему наиболее дальновидные и грамотные наши исламоведы заранее предупреждали РФ и ее политические круги о том, чтобы они не делали опрометчивых шагов и не соблазнялись посулами мусульманских адептов. На их взгляд, позиция с ориентацией на более тесное общение с Западом представляется наиболее перспективной для интересов России[7].

В свое время Гегель обронил гениальное положение: постижение сущности объекта должно начинаться с истории его происхождения.

Кризис родоплеменных отношений и зарождение раннеклассовых отношений явился социальной основой перехода к монотеистической идеи «единого бога арабов» - Аллаха. Возобладание этой идеи, и ее дальнейшая эволюция сакрализовала все, что составляло первоначальные мировоззренческие основы арабов, а затем и всей догматики ислама.

С тех пор как религия приобрела характер превалирующей формы общественного сознания, она вступила в конфронтацию с инакомыслием и научной философией. Эта история продолжается и до сих пор, т.к. достаточно констатировать только один факт: на всем сегодняшнем мусульманском Востоке мы не можем назвать ни одного философа – представителя диалектико-материалистического мировоззрения.

С самых основ ислам находился в конфронтации с инакомыслием.

Поначалу более-менее терпимое отношение к инакомыслию позволялось властью халифов, и об этом могут свидетельствовать мысли и взгляды отца арабской философии Аль-Кинди (ок. 800 – ок. 870), жившего в Басре и в Багдаде, который, обращая внимание на сказочные места Корана, из которых нельзя почерпнуть серьезных знаний, утверждал, что «в нем нет порядка, стиля, изящества или тонкости композиции. С начала до конца он полон противоречий, одна сентенция уничтожает другую, а целое младенчески слабо»[8].

Но это был выдающийся ум, богословие ничего не могло поделать с ним, а затем начинается полоса жесточайшего преследования инакомыслия, которая дошла и до нашего времени.

Нельзя абстрагироваться и от того факта, что, что в отличии от других крупных религиозных систем (иудаизма, христианства), ислам отличается своим тоталитарным характером. Это означает, что он пронизывает принципами своего вероучения всю систему данного общества сверху донизу – от верховной власти до семейного быта. О тоталитарном характере ислама свидетельствует и тот исторический факт, что, никто и никогда не смел выступить против него как вероучения. Можно было сколько угодно порождать мнений, толков, сект, но только в рамках мусульманской догматики и соответствующих морально-этических норм. В противном случае ты воспринимался восставшим против ислама, осуждался по шариату или становился изгоем[9].

Активизация православия в России вполне закономерно спровоцировала оживление ислама вместе с его правосознанием, как религии противостояния православию. Как говорил Ходжа Насреддин, сколько не говори «халва» - во рту слаще не станет. Поэтому, сколько бы ни говорили о «миролюбии» ислама к христианству, истины здесь ни грана.

Просвещение как фактор общечеловеческого прогресса должно иметь приоритет перед ненаучным мировоззрением, в том числе и мистифицированным вероучением ислама. Дело в том, что с позиции науки Коран является книгой, представляемой откровением Аллаха, т.е. мистифицированной богословием. А наука не признает никакой мистификации в силу ее недостоверности, и поэтому идея Аллаха есть иллюзорно-гипостазированная абстракция людьми своих собственных отношений, свойств и изменяющихся идеалов.

Объект познания, ислам, вызывает справедливую критику науки и практики как архаичная система взглядов, принципов и норм поведения. Этот конфликт создает потребность в организации системы научного изучения ислама и активизации гносеологического фронта исследований, подчиненного целям всестороннего обоснования неистинности мусульманского вероучения.

К сожалению, основная масса мусульманского населения воспитана на основе мусульманского традиционализма. Слово объективной правды до простого народа не доходит, а богословие же удерживает массовое сознание на уровне воззрений Корана.

В целом нельзя не согласиться с мнением А.А. Игнатенко – президентом Института религии и политики, членом Общественной палаты Российской Федерации, исламоведом, членом Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации о том, что «ислам и демократия - несовместимые вещи: либо ислам, либо демократия»[10].

Бытие контрастно в своей сущности.

Социальное бытие в особенности, поскольку здесь место природной стихии уступает фактор деятельности людей, социально-духовные интересы, которые могут не совпадать, и действительно не совпадают. До тех пор, пока человечество не придет к обществу социальной однородности, оно будет контрастировать в идейном и мировоззренческом отношении. Поэтому в современных сообществах, какими бы претензиями они ни руководствовались, нет и быть не может, единства идейно-мировоззренческих концепций.

Однажды, находящийся на посту госсекретаря США американский генерал Александр Хейг (Alexander Meigs Haig), заявил, что «есть вещи поважнее, чем мир»[11].

И в его словах есть доля истины: к огромному сожалению, в России имеют место нарушения конституционного принципа свободы совести со стороны правящей группы, которые проявляются в виде клерикализации светского пространства, в том числе армии и флота, когда под влиянием предоставленной религии разнузданной активизации, наступательность ассоциируется с нелиберальным отношением к религии.

Это не соответствует истине!

Само попустительство не есть либерализм. Оно является соглашательством и популизмом. Подлинный гуманизм предполагает наступательность на религию как на антигуманную в своей сущности позицию пессимизма и откровенную мировоззренческую отсталость.

Объективная интеграция человечества в общепланетарное сообщество уже разрушает регионально-этническую и религиозно-конфессиональную замкнутость. Поэтому сегодняшняя «мусульманская», «христианская», «буддийская» и прочая мораль рано или поздно уступят место общепланетарной морали на основе светских принципов миропонимания и светского права.

Весь наш дальнейший прогресс зиждется не на религии, а на научно-техническом и светско-культурном потенциале, поэтому любые попытки подменить его религиозным мировоззрением есть откат к средневековым вариантам господства ненаучного понимания объективных законов природы, общества и мышления.

При всем уважении к чувствам верующих мусульман мы должны отметить, что духовная и материальная культура исламского Востока во многом уступает уровню современной европейской цивилизации. Отсюда, возникает актуальность всестороннего поднятия культурно-образовательного уровня мусульман до состояния, отвечающего требованиям современной цивилизации, не оставляя их сознания и бытового традиционализма на уровне Средневековья.

Основной средой, в которой формируются мировоззренческие взгляды и религиозные принципы мусульманского сообщества является быт.

Именно там закрепляется совмещения традиционных вероисповедных принципов с принципами сопоставления соответствия общеобязательных в государстве юридических норм религиозным нормам шариата. Поэтому, важнейшей обязанностью армейского воспитательного корпуса является должное разъяснение исторически изживших себя норм и традиций, так называемых бытовых «законов» ислама в условиях современной цивилизации.

Важнейшим акцентом при соответствующим воспитании личного состава армии и флота, и в первую очередь военнослужащих-мусульман Российской Федерации, является изучение основ научного исламоведения.

Таким образом, введение шариата в ряд светских правовых норм для исповедующих ислам в светском государстве станет выполнять идеологическую функцию оправдания наступления ислама на светское пространство, угрожает светским принципам миропонимания и светскому праву в России, т.к. может нанести непоправимый ущерб гражданскому обществу и демократии в России!

В пору борьбы за свое утверждение и до сегодняшнего дня ислам выразил враждебное отношение к инаковерцам и неверию.

Гуманизация современной цивилизации с объективной необходимостью ослабляет позиции ислама в отношении к человеку. Остатки любых религиозных проявлений с их огрублено-идеалистическим содержанием препятствуют утверждению материалистического понимания и этим причиняют существенный вред интересам прогрессивного воспитания нашего многонационального народа.

Сдвинуть разом социально-мировоззренческую махину, ислам, невозможно. Но постепенно ограничивать его активность на основе научного мировоззрения необходимо.

Таково веление времени!



[1] http://www.kvrf.org/press/news/321/

[2] http://www.radiorus.ru/issue.html?iid=381376

[3] Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М.: 1986.

[4] Керимов Г.М., «Шариат и его социальная сущность». М., «Наука», 1978.

[5] http://tatar-history.narod.ru/shariat.htm

[6] Петраш Ю.Г., «Культ святых в исламе», издательство «LAP LAMBERT Academic Publishing», Берлин, 2012.

[7] http://vpk-news.ru/articles/6383

[8] История философии. – М., 1940, т. 1. – С. 440.

[9] Мировые религии: происхождение, вероучение, современность / Ю.Г. Петраш. – Обнинск, 2007. – 388 с.

[10] http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=311 Интерфакс - Религия, 02.02.2011

[11] http://pomnipro.ru/memorypage6065/biography


Автор: Сергей Васильевич ИВАНЕЕВ -  кандидат юридических наук, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин. Военный учебно-научный центр Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооружённых Сил Российской Федерации»


Источник; «Военно-юридический журнал», № 7, 2013 г

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100