Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 467 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВОПРОС, НЕ ТРЕБУЮЩИЙ ОТВЕТА

Печать

Платон ПРОХОРОВ

 

...

Убийство во Пскове известного священника всколыхнуло все христианское сообщество России и зарубежья. Непосредственные обстоятельства, при которых было совершено злодейство, хорошо известны благодаря имеющимся очевидцам и СМИ. Преступник, успевший произвести на близких священника и сотрудников полиции впечатление неуравновешенного и психически неполноценного субъекта, задержан и находится на лечении в клинике. Верующие шокированы цинизмом нападения на священнослужителя, являвшегося одной из буквально двух-трех ярких христианских личностей в юрисдикции РПЦ МП. Отдельные клерикальные функционеры успели обозначить свое сочувствие и скорбь, а некоторые процерковные активисты выступили в строгом соответствии с конспирологической концепцией "атаки на Церковь" со стороны пресловутых "сатанистов". Глава религиозно политической корпорации, по сообщению референтов, "молится за убиенного" в Швейцарии - предположительно с вечера даты убийства до сих пор. Казалось бы, все прозрачно…

Тем не менее, уже сегодня, по прошествии всего лишь суток с момента трагедии, вызванные ею из тени недомолвок вопросы у людей продолжают возникать. Легко догадаться, что со временем их будет становиться все больше, так как речь идет не только о трагической кончине христианина, у которого не было особых причин испытывать ужас сознания конечности земной жизни, но и о слишком явной манифестации произвольного насилия над безупречно нравственной личностью именно сейчас. Это вопросы не криминологического порядка, а морально-нравственного плана, где юридическое оформление последствий их разрешения не является самым существенным.

"Безумец", который зарезал священника, вероятно, всего лишь безумец. Но в стремлении к своей дикой "релаксации", ему отчего-то не пришло в голову добраться на метро, например, до храма Димитрия Смирнова, а потребовалось ехать из Москвы на автомобиле за 16 тысяч рублей во Псков к Павлу Адельгейму.

В том, что этот бедняга – православный, а не "сатанист", как влегкую определил это Андрей Кураев, сомнений мало: даже по официальной версии человеку требовалась то ли помощь, то ли совет именно православного священника. Допустить, что для "больного" московского православного при обилии толпящихся вокруг блаженной Матроны "старцев", "младостарцев", "чудотворцев" и "владык" на Адельгейме "сошелся свет клином" ни с того ни с сего, слишком трудно. Тем паче, что по свидетельствам очевидцев, его рекомендовал кто-то посторонний. Получается, что достигнутая посредством больного человека цель могла созреть не у мифических "сатанистов" или "атеистов", а лишь в самом православном сообществе – хотя назвать последователями Христа тех, кто мог подобное замыслить, было бы нельзя.

О протоиерее Павле нашим соотечественникам известно все. От автобиографии и подробных его рассказов о своих наставниках до активной благотворительности, священнического служения, написанных им статей и книг и нескрываемой христианской позиции искателя правды. В отличие от подавляющего большинства своих коллег по клиру РПЦ МП священник был совершенно прозрачен для всех – собственных прихожан, клерикального начальства, светских властей. Прозрачен так, как может позволить себе лишь человек кристальной честности, у которого просто нет оснований "прятать" что-либо от людей или Всевышнего. Поэтому вопрос о том, чью ненависть мог вызывать такой человек в церковной или околоцерковной среде сам по себе настолько ужасен для этой среды, что ответ на него неинтересен: достаточно того, чтобы верующие задали себе такой вопрос.

Тем, кто знаком с церковной жизнью и внимательно относится к истории может бросаться в глаза схожесть псковского убийства с убийством 23-летней давности в поселке Семхоз, когда от рук другого исполнителя убийства трагически погиб протоиерей Александр Мень.

Протоиерей Александр был ликвидирован до сих пор официально не установленными лицами в тот исторический момент, когда руководство РПЦ МП, формально освободившееся от государственного контроля, стояло перед выбором между независимым существованием РПЦ в виде православной церкви, что означало бы возврат на путь христианства или сохранением симбиоза с аппаратом политического режима, что значительно облегчало бы ее руководству участие в коррумпированном развитии. Протоиерей Павел Адельгейм погиб от рук "безумного исполнителя" тогда, когда уже не церковная организация, а православные верующие России -  то есть, "вся полнота Церкви", встала перед выбором между Христом и "национально-культовой идеологией", предоставленной режиму его клерикальными функционерами вместо былой "атеистической".

Оба священника были не только приходскими клириками, но и незаурядными личностями – мыслителями, ораторами, публицистами, богословами, знатоками церковной истории, светского и канонического права. Оба открыто выступали перед обществом – в печати, на общественных и научных мероприятиях. Оба систематизировали то, что желали донести до соотечественников в литературных трудах. Оба, будучи защитниками человеческого достоинства и прав, именовались системными функционерами не иначе, как "либерал", "модернист" или "еретик". Оба подвергались упрекам в "нерусском" происхождении со стороны конфессиональных "национал-патриотов" и вызывали нескрываемое раздражение в кругах клерикальной администрации и т.д.

Оба, что очень по-христиански, не желали и не могли молчать.

Оставляя вопрос о расследовании преступления на совести соответствующих государственных и общественных структур, религиозным россиянам, вероятно, свойственнее вернуться к морально-нравственному аспекту происшедшей во Пскове трагедии. В том, что протоиерей Павел стал жертвой нашей сегодняшней реальности, по большому счету сомнений быть не может. Но станет ли тяжелая утрата для верующих стимулом к осознанию этой реальности или повиснет еще одним грузом на совести нераскаянных православных, зависит от нашего выбора.

 

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100