Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 206 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗА ТЕРМИН ОБИДНО

Печать

Антон ДАННЕНБЕРГ


santeria_cuba

Религии переходного типа: Латинская Америка и мир

 

Все чаще на страницах отечественных научных и публицистических изданий можно встретить определение многих латиноамериканских религиозных течений как сект. Одним из идеологов и распространителей данного подхода является известный в нашей стране «сектовед» проф. А. Дворкин, который, к примеру, в статье «Тоталитарные секты в Латинской Америке» ставит в один ряд «Свидетелей Иеговы», «печально известную секту Муна», сайентологов, а вместе с ними и такие латиноамериканские религиозные течения, как умбанду, кандомбле и сантерию. Всех их проф. А. Дворкин определяет как «невиданных ранее нео- и псевдорелигиозных тоталитарных монстров и монстриков».[i] Другой автор – религиовед Д. Таевский - в своей энциклопедии, посвященной религиозным сектам[ii], так же заверяет нас, что сантерия, например, - это «общее название группы афро-американских синкретических сект католической ориентации».[iii]

Этих двух примеров вполне достаточно (в виду определенной  известности авторов), чтобы увидеть общность подходов как конфессионального, так и светского религиоведения к определению природы нетрадиционных религиозных течений в Латинской Америке. Но ведь определить объект – значит придать ему конкретный смысл. В связи с этим представляется крайне важным разобраться в ситуации с деятельностью «религиозных сект», сложившейся сегодня на латиноамериканском субконтиненте, так как от верного ее понимания во многом зависит и верное понимание положения Католической церкви (и христианской цивилизационной парадигмы вообще), как в регионе, так и в мире в целом.

Терминологический плюрализм, наблюдаемый сегодня в вопросе понимания альтернативных/оппозиционных/вне христианских религиозных групп достиг уровня, когда его существование начинает мешать изучению данных религиозных феноменов. Как верно отмечает в своей статье А.В. Неронов, «авторы разных работ по данной проблематике дают различные определения нетрадиционным религиозным движениям….Сама эта многоименность поневоле вызывает опасение, поскольку косвенно указывает на разногласия в понимании исследуемого явления».[iv]

Многочисленные новостные и просто популярные СМИ активно тиражируют на своих страницах данные определения. При этом, почему-то, никто не задумывается над тем (а, вернее, даже и не пытается интересоваться, прежде чем навешивать ярлыки), что, например, по данным Государственного департамента США на 2009 год на той же Кубе «до 80% населения консультируется с практиками религиозных учений, имеющих западно-африканские корни, такими как сантерия, происходящая от йорубов (RegladeOcha) и сантерия, уходящая корнями в районо бассейна реки Конго (RegladePalo), по вопросам, связанным с рождением детей, болезнями, безопасностью поездок».[v]

Таким образом, по логике авторов, записывающих сантерию в разряд сект, на Кубе сектантами являются 80% населения. Безусловно, это открывает новые перспективы  в изучении религиозных сект… Но, если серьезно, то проблема разграничения, разделения и классификации религиозных течений стоит на сегодняшний день крайне остро. С легкой руки некоторых исследователей, не являющимися специалистами в конкретной области изучения религии (например, в области изучения религиозной ситуации в Латинской Америке), новейшие религиозные феномены остаются за переделами понимания их истинной природы.

В результате, такие религии как сантерия оказываются в ряду «тоталитарных сект», к которым они не имеют ровным счетом никакого отношения.

Ранее в своих публикациях[vi] мы уже обращали внимание на то, что в современном религиоведении (по крайней мере, отечественном) отсутствует адекватная терминология для определения тех новых процессов и явлений, которые наблюдаются сегодня по всему миру, а наиболее ярко -  в Латинской Америке. Как представляется, то, что часто попадает под определение секты, на деле является принципиально иным, отличным по своей сути явлением, которое мы определяем как «религии переходного типа». Под религиями переходного типа должны пониматься такие религиозные образования, которые обладая синкретической природой, преодолевают рамки внутриконфессионального содержания и начинают выступать как самостоятельные, хотя и все еще формирующиеся, религии.

Иными словами, на примере латиноамериканских религий переходного типа, например, сантерии, мы можем говорить о том, что она не является на сегодняшний день неким альтернативным течением внутри католицизма или оппозиционной по отношению к нему группой. Элементы католицизма являются неотъемлемой частью сантерии, но она сама не является частью католицизма.

Таким образом, сантерия (как и многие другие этно-католические течения) не претендует на изменение, например, католических догматов, но становится альтернативной католицизму религией.

Может быть, нами будет приведено не вполне правомерное сравнение, но оно, хотя и в гипертрофированном виде, наиболее ярко продемонстрирует те процессы, которые наблюдаются в современном латиноамериканском католицизме. Итак, в качестве модели можно взять само христианство, которое зародилось в лоне иудаизма. Было ли оно иудейской сектой? Не смотря на то, что такое мнение существует, как представляется, оно не является вполне правомерным. Если бы христианство ограничилось критикой тех или иных сторон иудаизма, то, с большой долей вероятностью, сегодня мы бы, возможно, даже не знали о его существовании. Изначальная сила христианства заключалась в том, что преодолев границы иудейского мира, оно вступило в синркетическую реакцию с эллинистической традицией, позаимствовав из нее немало элементов, легших затем в основу христианской догматики.

То есть, феномен христианства на ранних этапах его становления заключался в том, что оно изначально носило не сектантский характер, а являлось той самой религией переходного типа. Отделившись от иудаизма и творчески переработав древнееврейское и греческое богословское и философское наследие, оно превратилось в самостоятельную религию.

Еще раз обратим внимание, что мы ни в коей мере не сравниваем раннее христианство  с современной кубинской сантерией или каким-либо другим синкретическим течением в содержательном смысле. Мы говорим лишь о механизме формирования, подчеркивая тем самым, что в Латинской Америке (наиболее активно в Мексике, Венесуэле, Бразилии, на Кубе и в целом  ряде других государств) сегодня идет процесс трансформации католической традиции и выработке на ее основе новой религиозности.

Некоторые смогут возразить, что эта «новая религиозность» примитивна и уводит нас назад, к этническим религиозным представлениям. Но не этот ли самый процесс наблюдается и в странах Запада и США, где такие явления как, например, религии Нового века (NewAge) отнюдь не собираются сдавать свои позиции. Последние социологические опросы в Европе явственно свидетельствуют, что люди перестают верить в библейского Бога, но не перестают верить в наличие сверхъестественного как такового. Как отмечается в аналитической статье Е.Н. Кофановой и М.М. Мчедловой, «в большинстве стран Европы количество практикующих верующих традиционных религий снижается, и именно такие тенденции сужения поля религиозной практики поставили перед европейским обществом вопрос о необходимости изменений в христианской религии».[vii]

В результате, мы можем говорить о том, что сегодня наблюдается исторический поворот общества к условному неоязычеству. При этом, пройдя путь монотеизма, оно уже не может игнорировать накопленный религиозный опыт, а потому он включается  в новую систему ценностей, сливаясь с традиционными представлениями и философскими концептами самых разных народов.

Почему это происходит? Как представляется, есть две основных причины формирования новой религиозной ситуации в мире. Первая – глобализация. Вторая – реакция на глобализацию. Иными словами, глобальный мир порождает смешение, синкретизм, но, в то же самое время отторжение глобализации возвращает к жизни национальные, этнические начала. Диалектика данного процесса и является двигателем формирования новой религиозности.

Говоря о том, насколько сегодня возможно перерождение христианства и формирования на его основе совершенно новых религий, стоит напомнить, что являет собой само христианство на сегодняшний день. Говоря о нем, мы привыкли представлять себе нечто монолитно-единое, в крайнем случае, разбитое на три мега-центра: католицизм, православие и протестантизм. Но вот реалии современного христианства: согласно классификации британского специалиста ДжастинаБарретта, в настоящее время в христианстве насчитывается более 33 820 деноминаций (католицизм, православие, протестантизм, независимые церкви, маргиналы и так далее) в 238 странах, состоящих их 3,4 млн. богослужебных центров, церквей и конгрегаций. При этом только в независимом христианском блоке ученый выделил 22 тысячи деноминаций (!).[viii]О чем говорят эти цифры? На наш взгляд они демонстрируют серьезные кризисные явления, которые присутствуют на сегодняшний день в христианстве. Исторические Церкви пытаются бороться с ними, но при этом так и не могут найти действенных механизмов по сохранению своего былого единства.

Возвращаясь к определению этой новой религиозности, еще раз хочется отметить, что ее следует четко отделять от настоящего сектантства, которое характеризуется в первую очередь тем, что оно зарождается в лоне конкретной религии и пытается изменить те или иные ее формы, установки, требования. Религии переходного типа не пытаются изменить исторические религии (в первую очередь, христианство), но, во многом, сами о том пока еще не подозревая, идут им на смену.

Разумеется, мы не говорим о грядущем исчезновении христианства (это было бы, по крайней мере, нелепо), а всего лишь пытаемся указать возможные пути развития ситуации, складывающейся на сегодняшний день. Западное общество, как и российское,  ищет основание для своего бытия, без которого невозможно существование цивилизаций. Религия – один из столпов любой цивилизации. Если люди перестают верить во что-то одно, они начинают верить во что-то другое. Массовое сознание требует объекта веры. А потому сегодня как никогда важно осмыслить движение религиозной парадигмы, но не с узких конфессиональных позиций (записывая всех, кто не такой как мы, в сектанты), а с философской и научной точки зрения. Только тогда будущее не станет для нас неожиданностью.

 

Лит-ра:

  1. Дворкин А. Тоталитарные секты в Латинской Америке - http://www.sektoved.ru/articles.php?art_id=25
  2. Кофанова Е.Н., Мчедлова, М.М. Религиозность россиян и европейцев // Мониторинг общественного мнения, №4(98), март-апрель 2010
  3. Неронов А.В. Социологические исследования нетрадиционной религиозности // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2009. – [12]. №1
  4. Синелина Ю. Религия в современном мире // Эксперт. 2012, №1 (833)
  5. Таевский Д. Секты мира / Д. Таевский. – Ростов на Дону: Феникс, Спб.: ООО Издательство «Северо-Запад», 2007. – 571 с
  6. U.S. Department of State. International Religious Freedom Report 2009 - http://www.state.gov/g/drl/rls/irf/2009/127386.htm
  7. URL: http://religion.babr.ru/chr/sect/santeria/index.htm

_______________________________

 

[1] Дворкин А. Тоталитарные секты в Латинской Америке - http://www.sektoved.ru/articles.php?art_id=25

[ii]Таевский Д. Секты мира / Д. Таевский. – Ростов на Дону: Феникс, Спб.: ООО Издательство «Северо-Запад», 2007. – 571 с.

[iv] Неронов А.В.Социологические исследования нетрадиционной религиозности // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2009. – [12]. №1. С. 188

U.S. Department of State. International Religious Freedom Report 2009 - http://www.state.gov/g/drl/rls/irf/2009/127386.htm

[vi]См., например: Данненберг А. Н. Религии переходного типа (на материале афро-кубинского религиозного синкретизма) // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 2011. — № 3-4. — С. 144-151;Данненберг А.Н. Религии переходного типа и новые религиозные движения // Приволжский научный вестник. 2012. № 2. С. 39-42.

[vii]Кофанова Е.Н., Мчедлова, М.М. Религиозность россиян и европейцев // Мониторинг общественного мнения, №4(98), март-апрель 2010. С. 217

[viii]СинелинаЮ. Религия в современном мире // Эксперт. 2012, №1 (833)

 

 

Комментарий RP: способное показаться странным объяснение автором недопустимости определения религии "сантерия" христианской сектой, в наших условиях может быть легко объяснимо согласно его же формулировке, где некая "новая религиозность" отличается от "настоящего сектантства", которое "зарождается в лоне конкретной религии и пытается изменить те или иные ее формы, установки, требования". Проблема в том, что понятие "секта", в отличие от своего нейтрального научного значения, наделено в России негативной коннотацией, и религиозные секты в классическом значении этого слова стремятся дистанцироваться от такого самоопределения. В связи с тем, что в процессе сектообразования новое религиозное течение (группа, движение, церковь и т.п.) неизбежно является "новаторским" по отношению к тому, от чего отталкивается, говорить о проявлении в нем новой религиозности вполне справедливо. Именно таким образом были образованы и нынешние мировые религии  - иудаизм (хасидизм), христианство (католицизм, православие и протестантизм) и многочисленные течения ислама, в генезисе которых четко прослеживается последовательное сектантство, начиная от религии древних иудеев в первые века Новой эры. Понятно, что сегодня, когда каждая их этих новых религий ощущает себя исторически состоявшейся и обретшей легитимность, она предпочитает забыть о своей сектантской природе. Забывая, впрочем, и о том, что придание понятию "секта" негативного смысла в общественном сознании с игнорированием нейтрального научного термина, зачастую, во многом является ее собственной заслугой.

Поэтому наиболее существенным в статье ученого представляется экспресс-анализ современных процессов формирования новой религиозности – соответственно, новых религиозных течений и движений, что естественным образом отвечает закономерностям эволюции религиозного феномена в целом.

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100