Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 278 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРОБУДИСЬ ПОД КРЕСТОМ В ФАМАГУСТЕ

Печать

Андрей МЕЛЬНИКОВ

 

Визитная карточка Фамагусты – готический собор, превращенный османами в мечеть. Фото Андрей МельниковЧто способно прекратить, точнее свести на нет многолетнюю вражду между народами? Как это ни парадоксально, разгильдяйство, равнодушие, пренебрежение своим долгом, например воинским. Тебе дали автомат, велели стрелять во все, что движется. А тебе лень даже выглянуть из будки часового, посмотреть, не крадется ли посторонний по широкой песчаной полосе пляжа, чтобы сделать фотографию запретной зоны или, что еще хуже, пробраться за ограждение из сетки рабицы, благо что она прохудилась, кое-где обвисла и даже зияет дырами…

Такие мысли приходят в голову тому, кто приезжает посмотреть издалека на мертвую часть города Фамагуста на Северном Кипре. Везде предупреждающие знаки, но туристы подходят к самой границе запретной зоны и не таясь делают фотографии. Солдат даже не показывается из окошка, чтобы прикрикнуть на нарушителя. Восстановили один отель по соседству с полуразрушенными зданиями, которые были покинуты в 1974 году, во время гражданской войны между киприотами – греками и турками. Теперь здесь загорают местные жители и туристы, и можно спокойно бродить по широкому пляжу, всматриваясь в побережье, где до горизонта тянутся разрушающиеся многоэтажки и даже застыл высокий строительный кран.

Вот так я вглядывался вдаль и, к своему удивлению, обнаружил, что в одном месте пустынного пляжа наблюдается движение. Пришлось напрячь зрение, чтобы убедиться, что там есть люди, они передвигаются и даже, кажется… загорают. Неужели кто-то допускает отдыхающих в мертвый город, по улицам которого, как уверяют власти турецкой части Кипра, проносятся только джипы военных патрулей? Я попросил своих спутников подтвердить мои наблюдения, и они тоже разглядели на запретном берегу признаки чьего-то незаконного досуга.

Говорят, что в закрытый город водят за деньги какие-то сталкеры. Некоторые отчаянные головы, среди которых есть, конечно же, и наши соотечественники, на свой страх и риск пробираются за забор, чтобы сделать несколько снимков и убраться подобру-поздорову. Отчеты об этих экстремальных экскурсиях размещены в Рунете. Но чтобы вот так, у всех на виду расположиться на пляже перед заброшенным отелем!

Тут может быть два варианта объяснения. Либо мы стали жертвой обмана зрения, миража, вызванного движением раскаленного средиземноморского воздуха. Либо на чистейшем песке необитаемого побережья загорают солдаты из воинских частей Республики Северный Кипр. Нарушая тем самым международные договоренности о буферной зоне…

Так турки представляют себе историю Кипрского королевства крестоносцев, фото Андрей Мельников

Однако на Северном Кипре заметны и другие признаки смягчения непримиримой ранее вражды между двумя частями острова. Так, пару лет назад турки стали пускать туристов с юга в окрестности самого красивого места Кипра – города Кирения. Раньше сюда въезд иностранцам был запрещен, видимо, потому, что город и окрестные деревни до межобщинного конфликта населяли греки. Об этом красочно свидетельствуют страницы книги «Горькие лимоны» английского писателя Лоренса Даррелла (многим, наверное, больше известен его младший брат, писатель-анималист Джеральд Даррелл). В начале 1950-х годов, когда Кипр был еще британской колонией, Даррелл жил в Кирении и, к слову, описывал забавные повадки местных греков с теплой симпатией и ощущением превосходства высшего существа, примерно так, как его брат описывал своих зверушек. Этот британский снобизм во многом определил будущие беды острова.

После того как в 1974 году в Кирении высадился десант вооруженных сил материковой Турции, грекам пришлось бежать на юг острова. Если во времена Даррелла турок в городе было совсем немного, то теперь они населяют всю округу. Также в окружающих бухту и город горах много турецких военных баз. Это вторая, еще более важная причина того, что туристов 30 лет не пускали в Кирению.

Даже сейчас, когда автобусы поднимаются в горы, здесь запрещают фотографировать. Везут туристов, скажем, в замок Иллариона, с которым связаны многие события в истории Кипра времен владычества крестоносцев и Венеции. И вот со стен замка, венчающего вершину горы, отлично видно стрельбище военной части. Экскурсии сопровождают звуки автоматных выстрелов, а владельцы профессиональных фотокамер чаще направляют свои объективы на огневые позиции турецких солдат, чем на средневековые башни. Когда автобусы спускаются к городу, они совсем близко проезжают мимо стрельбища и их провожают равнодушные взгляды турок в камуфляже. Кажется, они остаются невозмутимыми даже тогда, когда замечают в окнах автобуса блики от фотовспышек.

Турки постепенно благоустраивают свою часть острова, приспосабливают ее для туристов. Исподволь представляют наглядную агитацию преимуществ периода османского владычества. Ведь идет соперничество не только между двумя народами, но и религиями – христианством и исламом. Правда, особой ревности к исламу у турок-киприотов не наблюдается. Некоторые мечети, в османские времена переделанные из средневековых католических соборов, в настоящее время стали музеями или используются как выставочные площадки. Православные храмы и монастыри северной части острова не разрушены, но, конечно, не действуют, они тоже превращены в музеи. Как мне сказали, на территории непризнанной республики действует только один православный монастырь, и связь его с архиепископией в Никосии сильно затруднена.

Причину этого несложно понять. Из свидетельств того же Даррелла известно, какую роль играла во времена борьбы местных греков с британским владычеством и за присоединение к Греции Православная Церковь. Вот как писатель, занимавший тогда пост пресс-атташе при британской администрации, отзывается о греческих священниках: «Большая часть серы и фосфора изливалась в массы с церковного амвона», «Архиепископ (Макариос, будущий президент Кипра. – «НГР») только что провел церемонию, собравшую весь остров, во время которой он с церковной кафедры сознательно и официально призвал к открытому мятежу», «от публичных выступлений местных священников в последнее время буквально кровь застывала в жилах». Естественно, турки сохранили об этом недобрую память.

Более того, в музеях Фамагусты и Кирении красочно представлена та часть экспозиции, которая говорит об интригах при дворе крестоносных монархов, о жестокостях, совершавшихся при христианских властителях. Тщательно воссозданы те сцены из средневековой истории Кипра, когда с высоких башен сбрасывали политических противников, заточали в зловонные ямы и подземелья женщин и детей, а венецианская инквизиция пытала несчастных по темницам. Особенно леденящие кровь сцены жестокостей, совершавшихся под сенью христианского креста (см. картинку), в некоторых случаях представили в виде композиций с использованием манекенов. «Пробудись под крестом в Фамагусте», - невпопад вспоминаются строчки из повести Еремея Парнова.

Но этот спор цивилизаций принял спокойное, больше формальное, чем идущее от эмоций выражение. Северный Кипр пытается не упустить возможности, которые открывает не скованный границами туризм. На сегодняшний день это самое живое чувство, которое переживают островитяне по обе стороны разделительной линии.

Фото А.Мельников

Северный Кипр–Москва


Источник: НГ-религии

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100