Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 163 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КЛЕРИКАЛЫ КОММЕНТИРУЮТ ИЗМЕНЕНИЯ

Печать

 

...

Введение в светское законодательство поправок, ориентированных на облегчение кампании по клерикализации светского государства и, одновременно, на оптимизацию административного манипулирования кадрами РПЦ МП лишь постфактум обнаружило свою неоднозначность. В связи с этим уже сегодня можно предположить, какие вопросы станут наиболее злободневными для религиозных организаций в ближайшее время и кому они будут адресованы…

 

7 июня 2013 года Президентом РФ был подписан закон № 119-ФЗ, предусматривающий внесение в Закон о свободе совести поправок в части заключения трудовых договоров. Текст поправок комментирует инокиня Ксения (ЧЕРНЕГА), руководитель Юридической службы Московской Патриархии.

 

С чем связано принятие закона?

Собственно, законопроект был внесен в Государственную Думу в прошлом году Законодательным собранием Республики Татарстан. Затем, ввиду отрицательного заключения профильных Комитетов ГД, текст законопроекта был существенно откорректирован, а сам законопроект был заново внесен в Думу группой депутатов.

Законопроект, по существу, устанавливал обязанность религиозных организаций заключать трудовые договоры. В его принятии, главным образом, была заинтересована Республика Татарстан. Почему-то сложилось устойчивое мнение о том, что трудовой договор может быть использован как инструмент борьбы с терроризмом. Идея заключалась в следующем: трудовой договор, после введения обязательности его заключения, выступит в роли весомого доказательства экстремистской деятельности не только члена руководящего органа общины, но и самой общины.

Согласно ст. 15 Закона о противодействии экстремисткой деятельности, в случае, если руководитель или член руководящего органа религиозного объединения делает публичное заявление, призывающее к осуществлению экстремистской деятельности, без указания на то, что это его личное мнение, а равно в случае вступления в законную силу в отношении такого лица приговора суда за преступление экстремистской направленности соответствующие религиозное объединение обязано в течение пяти дней со дня, когда указанное заявление было сделано, публично заявить о своем несогласии с высказываниями или действиями такого лица. Если соответствующие религиозное объединение такого публичного заявления не сделает, это может рассматриваться как факт, свидетельствующий о наличии в его деятельности признаков экстремизма.

Авторы законопроекта очевидно рассчитывали на то, что в случае его принятия, при возбуждении уголовного дела за осуществление экстремистской деятельности в отношении конкретного лица, состоящего в трудовых отношениях с религиозной организацией, появится возможность с помощью трудового договора доказать его членство в руководящем органе религиозной общины. В таком случае появятся основания для ликвидации общины в целом.

Однако на практике существует масса способов прекратить трудовые отношения «задним числом». Поэтому даже при наличии трудового договора между муллой и религиозной общиной, факт членства муллы в руководящем органе общины на момент совершения уголовного преступления экстремисткой направленности вряд ли будет совершенно очевиден.

Выступая против закрепления в законе обязанности религиозных организаций заключать трудовые договоры, мы пытались донести нашу позицию до депутатов. Однако, профильный Комитет ГД все же не сразу принял предложенную нами поправку.

Тем не менее, в конце концов, редакция законопроекта был изменена с учетом позиции Русской Православной Церкви. В результате принятый закон, хотя и не декларирует, как прежде, «право» религиозных организаций заключать трудовые договоры, однако не устанавливает и обязательности их заключения.


В некоторых СМИ все же содержится иная информация — о том, что новый Закон обязывает религиозные организации заключать трудовые договоры со священниками. Как Вы оцениваете такую позицию?

Это недостоверная информация. Согласно п. 1 ст. 24 Закона о свободе совести в новой редакции религиозные организации заключают трудовые договоры с работниками только в случаях, предусмотренных их уставами.

При этом уставы епархий, приходов, монастырей и подворий Русской Православной Церкви не предусматривают случаи заключения трудовых договоров со священнослужителями. Поэтому епархии, монастыри, приходы, подворья, а также другие канонические подразделения Церкви не заключают и не должны впредь заключать трудовые договоры со священнослужителями (в том числе, настоятелями, клиром, диаконами).

Вместе с тем, священнослужители имеют необходимые социальные гарантии. Согласно пункту 4 статьи 24 Закона, а также уставам канонических подразделений Церкви, священнослужители, наряду с работниками, подлежат социальному обеспечению, социальному страхованию и пенсионному обеспечению в соответствии с законодательством Российской Федерации.


Почему все же Церковь выступила против законодательного закрепления обязанности заключать трудовые договоры со священниками? Нет ли в этом нарушения их конституционных прав, — например, права на труд?

Но ведь есть еще и другое конституционное право — на свободу совести и свободу вероисповедания… Кроме того, никто не запрещает священнику трудиться — например, в качестве педагога образовательной организации.

Однако, служение священника в Церкви не может рассматриваться как вид трудовой деятельности. Обязанности священника при осуществлении пастырской деятельности, при совершении церковных таинств, богослужений — это не трудовые обязанности.

Вообще, ни государственное законодательство, ни государственные органы не могут вмешиваться в вопросы богослужебной и иной пастырской деятельности священников, их назначения, замены, избрания на должности.

В новом законе подчеркивается, что назначение и замена священнослужителей и другого религиозного персонала (включая регентов, алтарников, свещниц и др.), определение условий их деятельности осуществляются религиозными организациями в порядке, предусмотренном внутренними установлениями религиозных организаций. Очевидно, что трудовой договор не относится к разряду таких внутренних установлений.

Согласно новому закону требования к священникам и религиозному персоналу, в том числе в части их образовательного ценза, также устанавливаются самими религиозными организациями в соответствии с их внутренними установлениями. Это означает, что квалификационные требования к священникам и религиозному персоналу не могут быть установлены приказами Минсоцразвития. Священник-это не профессия. Соответственно, должность священника, настоятеля отсутствует в Едином квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и служащих.

Кроме того, в случае распространения на священнослужителей норм трудового законодательства, могут возникнуть абсурдные, по существу, ситуации.

Так, согласно ст. 21 ТК работнику принадлежат:

- право на объединение, включая право на создание профессиональных союзов и вступление в них для защиты своих трудовых прав, свобод и законных интересов;

- право на разрешение индивидуальных и коллективных трудовых споров, включая право на забастовку, в порядке, установленном ТК, иными федеральными законами.

Данные права, очевидно, не могут быть реализованы священнослужителем в религиозной организации как противоречащие внутренним установлениям последних. Например, священнослужитель Русской Православной Церкви находится в каноническом подчинении епархиальному архиерею и в этой связи не может (с целью защиты своих прав священнослужителя) организовывать или вступать в профсоюзы, равно как организовывать забастовки и участвовать в них.

Отмена этих запретов и распространение государственного законодательства на внутренние отношения между священниками и епархиальными архиереями как высшими должностными лицами приходов, монастырей и подворий, приведет к нарушению принципа невмешательства государства во внутренние дела религиозных объединений и, как следствие, — важнейшего конституционного принципа отделения религиозных объединений от государства. Религиозные объединения должны осуществлять свою деятельность в соответствии с собственной иерархической и институционной структурой и государство не может здесь диктовать свои нормы и правила. Источник

 

  • Юридическая служба Московской Патриархии прокомментировала введенную Федеральным законом от 29 июня 2013 года новую редакцию статьи Уголовного кодекса РФ, устанавливающую уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.

Введенная Федеральным законом № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года новая редакция статьи 148 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) устанавливает уголовную ответственность за оскорбление религиозных чувств верующих.

Правовой основой внесения изменений в действующую статью 148 УК РФ явились положения пункта 6 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещающие воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии.

Уголовная ответственность за данное деяние не является новой в постсоветском уголовном законодательстве: такая норма в 1993 году была включена в состав статьи 143 действовавшего УК РСФСР, а в 1996 году утратила силу вследствие принятия УК РФ.

В соответствии с новой редакцией статьи 148 УК РФ уголовному преследованию подлежат действия, совершенные публично. Это означает, что уголовно наказуемые действия должны совершаться в присутствии верующих лиц, религиозные чувства которых оскорбляются (при этом не имеет значения количество этих лиц), или в их отсутствии, но с последующим опубликованием деяния, например, в сети Интернет или с использованием иных средств массовой информации.

Под явным неуважением к обществу современная правоприменительная практика понимает нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованное желанием виновного лица противопоставить себя окружающим (в данном случае в отношении их религиозных чувств), продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним (см., например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»). Так, характер явного неуважения к обществу носил как сам танец на солее Храма Христа Спасителя, так и непристойные телодвижения танцующих.

Оскорбление религиозных чувств граждан ранее образовывало состав административного правонарушения (ст. 5.26 КоАП РФ). В настоящее время эта административная норма получила уголовно-правовую защиту, поэтому вполне оправданно использование прежних комментариев к ст. 5.26 КоАП в применении к ч. 1 ст. 148 УК в новой редакции.

Так, под оскорблением религиозных чувств понимаются неуважительный отзыв, грубое высмеивание религиозных догм и канонов, которые исповедует гражданин, или личных качеств гражданина, связанных с его религиозной принадлежностью, осквернение почитаемых гражданами предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики (циничное поругание, унижение, опорочивание, издевательство).

Публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение, совершенное в целях оскорбления религиозных чувств граждан, также подпадает под ч.1 ст. 148 УК РФ. Под этот состав преступления подпадают «крестоповалы», рубка и осквернение икон в «культурных целях» и иные печально известные деяния.

Особые возражения при обсуждении проекта закона вызвало понятие «религиозные чувства». Высказывались даже суждения о невозможности определить, что относится к религиозным чувствам, и об отсутствии в данном понятии правового содержания.

Однако Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит понятия «религиозные убеждения», «религиозные чувства», «объекты религиозного почитания». Из анализа соотношения этих понятий явствует, что религиозными являются чувства благоговейного отношения лица к тому, что в соответствии с его религиозными убеждениями является для него святыней, при этом такой святыней для лица, несомненно, являются его религиозные убеждения, догматы религии, личности и деяния святых, а также священные изображения и тексты, иные предметы религиозного назначения, места религиозного почитания (паломничества).

Часть 2 статьи 148 в новой редакции регулирует случаи, когда эти действия (оскорбление религиозных чувств) совершаются в местах, специально предназначенных для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний (например, нашумевший «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя). Также поджоги храмов, нанесение на культовые здания богохульных и оскорбительных надписей подпадают под этот состав преступления.

Для данных деяний устанавливается достаточно строгое наказание — до трех лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год или без такового.

К местам, специально предназначенным для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» относит не только культовые здания и сооружения, но и иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), в которых религиозные организации вправе беспрепятственно совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии — учреждения и предприятия религиозных организаций, кладбища и крематории, а также жилые помещения (п. 2 ст. 16).

Кроме того, это места, специально предоставленные религиозным организациям для целей совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, например, специально выделяемые администрацией:

- лечебно-профилактических и больничных учреждений

- домов-интернатов для престарелых и инвалидов

- детских домов

- учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы

- мест содержания под стражей

- воинских частей

Части 3 и 4 статьи 148 в новой редакции устанавливают уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Незаконным является такое воспрепятствование, которое нарушает положения статьи 28 Конституции Российской Федерации и Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». При этом правомерные действия органов государственной власти по предусмотренному законом контролю за деятельностью религиозных организаций, совершенные в пределах компетенции этих органов, не охватываются составом частей 3 и 4 статьи 148 УК РФ.

Под воспрепятствованием современная правоприменительная практика понимает ограничение деятельности религиозных организаций в каких бы то ни было формах. Это может быть создание препятствий для осуществления уставной деятельности религиозной организации (например, производству и распространению предметов религиозного назначения и религиозной литературы, благотворительной деятельности и т.д.) или реализации прав, вытекающих из содержания права на свободу совести и свободу вероисповедания (например, права обучать религии несовершеннолетних детей).

Под воспрепятствованием проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний понимается ограничение предусмотренной законом религиозной деятельности, выражающееся, например, ввоспрепятствовании посещению храма верующими, проведению крестных ходов, а также бесчинства в храме во время проведения Божественной литургии и иные действия по срыву богослужений, иных религиозных обрядов и церемоний.

В особый состав преступления, характеризуемый большей общественной опасностью и обеспечиваемый более строгим наказанием, законодатель выделил совершение указанных действий лицом с использование своего служебного положения, а также с применением насилия или с угрозой его применения.

Представляется, что под этот состав могут подпадать неправомерные действия должностных лиц, вследствие которых религиозная деятельность была ограничена (например, незаконное приостановление деятельности религиозной организации различными контролирующими органами).

Статья 2 Федерального закона № 136-ФЗ от 29 июня 2013 года устанавливает новую редакцию статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ).

Изменения претерпел как размер санкции в части 1 (воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него влечет сейчас наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей — увеличение размера штрафа до 100 раз), так и часть 2 указанной статьи.

Прежняя редакция (оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики) заменена на новую: умышленное публичноеосквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики или атрибутики или их порчу или уничтожение наказываются административным штрафом в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей для граждан либо обязательными работами на срок до 120 часов, а также административным штрафом в размере от ста тысяч до двухсот рублей для должностных лиц.

При этом серьезно уточнен перечень предметов, действия которых создают состав административного правонарушения, а также перечень самих этих действий.

Особо хотелось бы отметить, что частью 2 статьи 5.26 КоАП РФ предусмотрены только деяния, совершаемые без цели оскорбления религиозных чувств верующих. Те же действия, совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, как уже отмечалось выше, являются уголовным преступлением, предусмотренным статьей 148 УК РФ. Источник.

 

Материал: Патриархия.ru

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100