Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 188 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗА ГРАНЬЮ МОРАЛИ

Печать

Борис КОЛЫМАГИН

 

...

Кадровая политика РПЦ МП продолжает вызывать недоумение. После структурных сдвигов в ряде регионов власть захватили откровенные фундаменталисты, такие как митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил (Доровских). На последнем заседании Священного синода в Санкт-Петербурге состоялся ряд назначений, вызвавших бурную реакцию церковного сообщества. Среди новых епископов значатся несколько топ-менеджеров, замешанных в громких скандалах.

Самой, наверное, пререкаемой фигурой стал епископ Никон (Миронов), назначенный помощником правящему архиерею в Пермь. В конце 1990-х преосвященный, будучи епископом Екатеринбургским и Соликамским, оказался в центре скандала — духовенство и простые верующие обвинили его в гомосексуальных связях и аморальном образе жизни. И хотя официальная комиссия оправдала Никона, он, тем не менее, подал прошение об освобождении от должности.

Одни эксперты, например, Сергей Бычков считают, что назначение Никона говорит о том, что он окончательно реабилитирован от обвинений в содомии. Другие напоминают о подмоченной репутации и сомнительности подобных решений. Но почему-то никто не обращает внимания на идеологию. А ведь она, может быть, наиболее интересна, если иметь в виду будущую внутрицерковную политику Никона.

Напомним, что в 1998 г. в СМИ появилась информация об аутодафе в Екатеринбурге. Как писала «Независимая газета», по распоряжению правящего архиерея во дворе духовного училища были сожжены книги о.о. Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа и Александра Меня. Поднялась буря возмущения. Православные Франции написали открытое письмо патриарху Алексию II. В этих условиях Никон вынужден был дать обратный ход, заявить Священному синоду, что никакого демонстративного сожжения не было и «имело место только изъятие из учебного оборота нескольких журналов». При этом свящ. Олег Вохмянин, запрещенный пожизненно епископом «за упорство в заблуждении и приверженность новоявленным учениям», вернулся на прежнее место своего служения.

Сейчас книга переходит с бумажных носителей в цифру, поэтому, конечно, костров не будет. А вот борьба «с опасными заблуждениями», под которыми, согласно Никону, следует понимать современное богословие, вполне может разгореться с новой силой. Тем более что в Перми немало интеллигенции.

Вторым сомнительным назначенцем оказался клирик Игнатий (Тарасов), ставший епископом Костомукшским и Кемским, церковным хозяином в значительной части Карелии. В анналы он вошел как священник-анаксиос.

Во время хиротонии, как известно, церковный народ на вопрос епископа «Достоин?» (аксиос) отвечает: да, достоин (аксиос, аксиос). Но как быть, если рукополагают недостойного человека? И не где-нибудь, а в стенах Санкт-Петербургской духовной академии?

Студент Игнатий Тарасов, как свидетельствует свящ. Константин Пархоменко, будучи помощником инспектора, вымогал взятки и вел себя высокомерно и нагло. И, чтобы помешать его хиротонии, студенты пропели в положенном месте «недостоин» (анаксиос). По церковным канонам, рукоположение следовало остановить, назначить расследование, эту хиротонию нельзя было продолжать. Однако Тарасова завели в алтарь и рукоположение закончили, не выводя студента к народу.

Скандал этот чисто церковный, можно сказать, канонический. Суть его в столкновении воли епископа, мыслящего себя абсолютным церковным повелителем, и соборной воли мирян, в данном случае студентов одной из лучших богословских школ.

В результате многих студентов отчислили, поломали им судьбы, а вместе с ними уволили и поддержавшего ребят диакона Александра Мусина — без всякого разбирательства и судопроизводства. Игнатий Тарасов, так сказать, пошел вверх по костям.

Кстати, после этого памятного анаксиоса к подобной тактике прибегли и прихожане в других местах. В частности, недавно в Приморье. И рукоположение тоже не было остановлено.

И последнее. Недавно в сетевом журнале «Окно» появились стихи Марии Алехиной, написанные, судя по всему, в застенках.


Следствие — страх.
О, что мы?
— Разбились о капли, о стены.
Явились ли после кому?
Только, Боже, тебе одному.


Живые, пульсирующие строчки. Страдающая душа. Алехина не жгла книг православных богословов, не стучала на семинаристов. Ее акция, даже по самым жестким меркам, не страшней деяний вышеупомянутых назначенцев. Не пора ли иерархам покончить с политикой двойных стандартов и выступить за немедленное освобождение молодой женщины?

Нет, не выступят, куда там — Тарасов идет во власть!

 

Источник: Ежедневный журнал

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100