Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 247 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КИНОМЫСЛИТЕЛЬ И РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕЯ

Печать

Сергей ЕГОРОВ

 

«В какого бога верит русский человек»
Андрей Кончаловский

 

...

Умение думать дано не всем. Так же? как умение играть на скрипке или различать цвета. Но мы не укоряем тех, кому это не дано. Однако попытки дальтоников рассуждать о колористике выглядят, по меньшей мере, странными или смешными. Также смешно выглядят попытки тех, кто думать не умеет, поделиться своими размышлениями.

Знать и думать – вовсе не одно и то же. Можно прочитать множество книг, что само по себе весьма похвально, но ничего в них не понять и тем более не сделать выводов из совокупности прочитанного. Умение думать - и есть умение делать выводы.

Вот и А.С. Кончаловский, весьма уважаемый мной художник, постоянно, наряду со своей начитанностью, демонстрирует свое неумение думать. Неспроста в каждой такой его демонстрации объем цитат (демонстрация начитанности) так велик, что едва ли не превышает объем собственных рассуждений по поводу цитируемого. А ведь цитаты у него бывают страсть как хороши. Вот, например, эта из В.О Ключевского:

«В том возрасте, какой мы переживали в те века, вера – единственная сила, которая могла создать сносное нравственное общежитие».

Мысль очень правильная – на каком-то этапе развития КАЖДОГО общества вера, а точнее, религия является единственным источником нравственных норм. Но тот, кто в состоянии думать, должен в этой цитате из Ключевского обратить внимание на слово «возраст». Тот, кто умеет думать, и кто в состоянии сложить два и два, не может не сделать вывода: в развитии каждого общества по мере его взросления обязательно наступает (должен наступить) такой возраст, когда религия перестает быть единственным источником нравственных норм. Ну, кто сегодня согласится с А.С. Кончаловским, что «АНОНИМНАЯ ответственность человека перед богом есть ОСНОВА современного общества». Я думаю, что такая анонимная ответственность никогда и не была основой какого-либо общества. Правда, теперь этого уже не проверить. Но то, что основой современного общества является персонифицированная ответственность каждого человека перед государством, в управлении которым он принимает активное и вполне осмысленное участие, очевидный и непреложный факт.

Здесь нельзя не обратить внимания читателя на распространенный в общественном сознании «современный» шовинизм. Людям свойственно думать, что они достигли если не вершины общественного развития, то уж точно почти до нее добрались. «В прошедшие века все было плохо, а в грядущие – лучше уже не будет. Здесь и сейчас мы достигли (почти достигли) вершины возможностей общественного развития». Так думали древние египтяне, так думали древние римляне, так думали феодалы и монархи всех мастей. Косвенно это подтверждается распространенными легендами о миновавшем «золотом веке». Так думают и современные этатисты. Это, конечно же, ошибка. Если человечество и выросло уже из коротких штанишек, то до зрелого возраста оно точно еще не доросло. На пути общественного развития человечество ожидают еще очень большие перемены. И вовсе не религия будет играть в этих переменах главную роль. Лично я считаю, в грядущем общественном развитии религия не будет играть никакой роли.

В тех странах, которые А.С. Кончаловский называет христианскими, детский возраст, в котором религия обычно является главной силой, обеспечивающей сносное общежитие, давно в прошлом. «Сносное нравственное общежитие» в этих странах давно обеспечивается другими силами, в том числе и не только нравственными. «Сносное нравственное общежитие» в них давно обеспечивается нормами правовыми. Правовые нормы выполняют далеко не только эту функцию, но и ее тоже.

Да, в нашем обществе, «сносное нравственное общежитие» пока не наступило. Это факт. Вот только ответ А.С. Кончаловского на вопрос, почему это так, не выдерживает никакой критики. Утверждение о том, что причиной этого является язычество, которое в русском православии до сих пор не изжито, как минимум смешно.

Как большой художник, А.С. Кончаловский, безусловно, имеет зоркий глаз. Этим зорким глазом он часто подмечает, в том числе, и важные факты. Например, факт о наличии двух Россий, двух русский народов.

«Петровские реформы породили другой народ – русских европейцев, по своим убеждениям не имеющих ничего общего с огромной массой русских людей, живущих в полуязыческом состоянии. Этот немногочисленный народ – «малый народ» оказался заброшенным в страну дикарей - «большой народ».

Кончаловский всячески превозносит этот малый христианский народ, противопоставляя его большому языческому народу. Умеющий думать не может не задаться вопросом, а эта ли оппозиция (христианство – язычество) является для этих народов главной, определяющей? И немного подумав, он придет к очевидному выводу: нет, не эта!

«Просвещенные христиане» были рабовладельцами, а «непросвещенные язычники» – рабами. Просвещенным рабовладельцам нравилось быть рабовладельцами. Когда Александр издал указ о вольных хлебопашцах, ни один просвещенный христианин, я подчеркиваю – НИ ОДИН не воспользовался своим правом, дать свободу хотя бы одному своему рабу. Ни Пушкин, ни Волконский, ни Пестель, ни Жуковский. НИ ОДИН! Мне неизвестно, как дворяне Михалковы воспользовались открывшейся возможностью проявить христианское милосердие, перейти от внеэкономического принуждения, к экономическому. Вот и положили бы основу будущего класса буржуазии, об отсутствии которого так печалится А.С. Кончаловский.

А.С. Кончаловский пишет: «Создать единый европейский народ Петру не удалось». Тот, кто умеет думать, может понять эти слова только так: «Как ни старался Петр создать единый европейский народ, это ему не удалось». Неужели Кончаловский действительно считает, что Петр хоть что-то сделал для создания единого русского народа? Конечно же, нет! Ведь это противоречило бы его собственному уже процитированному утверждению: «Петровские реформы породили другой народ – русских европейцев». Тот, кто допускает в своих рассуждениях противоречия, думать не умеет. Согласимся с художником на минуту в том, что Петр создал армию, флот, суды, и министерства. Перенес на русскую почву внешние атрибуты современного ему европейского государства. Но даже если это так, он не понял или не принял главного - любое европейское государство европейским государством делает свободный гражданин. Раб не может быть гражданином, а при Петре в результате изобретения им государственных крепостных количество рабов только увеличилось.

Кончаловский пишет: «Существование двух народов, прямо противоположных по своим идеалам и убеждениям, не могло не привести к катастрофе». И здесь его зоркий глаз ему не изменяет. Существование прямо противоположных по своим идеалам и убеждениям рабов и рабовладельцев не могло не привести к катастрофе. Не христиан и язычников, а рабов и рабовладельцев. И нечего тут наводить тень на плетень. Не потому рабы убивали своих рабовладельцев, что они по-разному осмысляли христианскую религию, а потому, что рабовладельцы столетиями угнетали их предков. Так кто же в этом виноват? Ничего не понимающие рабы или «просвещенные» рабовладельцы? В том, что класс «белых» русских был почти уничтожен, виноват сам этот класс, а не религиозная непросвещенность уничтожившего его класса рабов. Да уничтоженных жалко, но не больше, чем столетиями уничтожавшихся рабов. Да, пожалуй, что и меньше. Ведь непросвещенные рабы не могли повлиять на свою судьбу, а просвещенные рабовладельцы – могли, но не захотели.

И еще в одном своем наблюдении художник А.С. Кончаловский прав: «Большевизм расцвел как месть, как реванш русского «большого» народа – язычника, вырвавшегося из-под векового гнета русских европейцев и института церкви». Прав и в том, что был вековой гнет как русских европейцев, так и института церкви. Прав и в том, что это была месть. Не прав только в том, что мстил язычник. Нет, мстил раб, и это главное, как бы А.С. Кончаловский не старался драку рабов и рабовладельцев представить религиозным диспутом.

Пожалуй, можно согласиться с А.С. Кончаловским и в том, что большой русский народ не был активен в поисках себя между «святым и зверем», в том, что ему не была известна вся палитра между «есть бог» и «нет бога». Очень хороша и цитата из Чехова: «Между «есть бог» и «нет бога» лежит целое поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец». Человек, который умеет думать, не согласится с А.С. Кончаловским в том, что в этом высказывании Чехова нет вектора. Вектор, очевидно, есть, и он направлен от «есть бог» к «нет бога». Мудрец проходит в этой фразе именно от «есть бог» по направлению к «нет бога». Во времена Чехова другого вектора быть просто не могло – вера в то, что бог есть, впитывалась тогда КАЖДЫМ ребенком с молоком матери.

Но сейчас нам существенно не это. Сейчас нам важно, что это поле может пройти только истинный мудрец, да и то с большим трудом. Кто может предъявить русским рабам претензию в том, что они не смогли в своей массе пройти этот трудный путь? Разве что А.С. Кончаловский! А мы-то с вами понимаем, что рабам не до этого, им приходится от зари до зари гнуть горб на рабовладельца, им не до религиозных мудрствований. Может быть, класс белых русских помог им в этом? Ну-ну. Да и сколькие из них самих хотя бы попытались пройти этот трудный путь?

Нельзя не согласиться с А.С. Кончаловским, и когда он говорит: «Для нас самое главное понять, что и почему нам мешает. Каким образом можно создать в России предпосылки для вывода «большого» русского народа из «добуржуазного» состояния». Правда ответа он не дает. Не можем же мы считать таким ответом религиозное просвещение! Придется отвечать за него.

Прежде всего, нужно отказаться от мысли о том, что «большой» русский народ нужно выводить за ручку из этого состояния. Русский народ не лучше, но и не хуже других народов. Если бы ему не мешали, он давным-давно сам вышел бы оттуда. Кто же ему мешает? Сначала ему мешал «малый» русский народ – рабовладельцы. Потом мешали большевики, которые тоже были подавляющим меньшинством. (Правда нельзя не согласиться с тем, что за несколько десятков лет большевики сделали для выхода русского народа из добуржуазного состояния куда больше, чем «русские европейцы» за столетия, чем и выкопали себе могилу). Теперь большому русскому народу мешает нынешний правящий класс. Интересно, относит ли себя А.С. Кончаловский к этому классу?

Вот еще один образчик «умения думать»: «Во время Афанасия Никитина в Европе в сфере влияния католической Церкви (так – с большой буквы в тексте - С.Е.) происходило бурное развитие городов, крепла буржуазия, возникало гражданское сознание, оформлялось понятие Личности. Что означает «городское сознание»? Это не место жительства или работа в городе. Это комплекс идей и осознание своих обязанности и прав. Это сознание человека, который зарабатывает деньги, не пользуясь чужой землей, а своим знанием, мастерством, специальностью, и свободно продает плоды своего труда. Когда у такого человека появляется экономическая независимость, он начинает требовать себе политических свобод. Как только человек потребовал себе политических свобод, он стал личностью, гражданином. Возникновение буржуазии привело в Европе к эволюции религиозного сознания».

Прошу прощения за размер цитаты, но иначе вся глубина мысли осталась бы не понятной. Пассаж начинается и заканчивается религиозным мотивом. Зачем? Ведь все, что сказано между первым и последним предложениями никакого отношения к религии не имеет. Используя жульнический «художественный» прием, автор пытается внушить читателю, также как и он не умеющему думать, что гражданское самосознание родилось в Европе под влиянием католической церкви. Именно поэтому слово «церковь» написано с большой буквы. И, с другой стороны, гражданское правосознание возникло в Европе только для того, чтобы привести к эволюции религиозного сознания. Тот, кто умеет думать, на эту удочку не попадется, но таких мало, да и писано не для них, а для тех, кто думать не умеет. Для тех, кто может только верить.

А ведь автору и невдомек, что он сам себя разоблачил. Конечно, только осознание права на политические свободы делает человека гражданином. Конечно, потребовать себе политических свобод может только экономически независимый человек. Конечно, экономическая независимость может появиться только у политически независимого человека. В этом художник, конечно, прав. Прав он и в том, что в России граждан как не было, так и нет. Вместе с тем, тот, кто умеет думать, легко поймет, что религия здесь ни при чем. Московия всегда была и остается рабским государством. Там, где подавляющее число населения рабы, там не может быть гражданского общественного самосознания.

Буржуазия родилась, как известно, в городах, где городское самоуправление зародилось и развилось в государственность. В городах не было рабов, сам воздух города делал раба свободным. Свободным, значит участвующим в управлении делами города. «Буржуазное» состояние народа, если пользоваться метафорой художника, прежде всего, означает равноправное участие в управлении. Вот до этого большой русский народ пока еще никогда не допускали. А.С. Кончаловский не намерен допускать и впредь. Он предлагает нам сосредоточиться на религиозном диспуте, а не на борьбе за политическое равноправие с «русскими европейцами», с «элитой», как они любят себя называть.

Пока мы, большой русский народ, не начнем принимать участие в управлении государством, из «добуржуазного» состояния нам не выйти. И пусть при этом русский человек верит хоть в Аллаха, хоть в Будду, хоть в черта. Или не верит ни в кого. Откроется при этом РПЦ для открытого диалога с другими конфессиями или нет, не имеет никакого значения.


Источник: Civitas 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100