Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 367 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БОГ ДАЛ - БОГ ВЗЯЛ

Печать

 

Сакрализованная власть в России, где глава государства являлся и главой государственной церкви, будучи не просто непререкаемым авторитетом в сознании населения, но и представителем "власти от Бога", имеет сегодня мало отдаленных аналогий. Все они могут наблюдаться лишь в виде архаичных режимов в несопоставимых с Россией мелких государственных образованиях Азии, Африки либо на примере закрытых режимов некоторых стран исламского мира.

 

Великий князь Сергей Александрович, цесаревич Николай Александрович и великий князь Павел Александрович в Царском Селе. Николай Дмитриев-Оренбургский Миниатюра: Великий князь Сергей Александрович, цесаревич Николай Александрович и великий князь Павел Александрович в Царском Селе. Николай Дмитриев-Оренбургский

Сопоставьте – столетия могущества и процветания ("балы, красавицы и юнкера") и агония в несколько дней. Какие же уроки преподаёт нам, живущим в ХХI веке, история потери власти домом Романовых? Почему это произошло и куда подевались многочисленные защитники престола – аристократические семейства России, генералы, адмиралы, министры, жандармы, монархисты, наконец, "поручик Голицын, корнет Оболенский"? Не разобравшись с этим, мы рискуем в очередной раз что называется "вляпаться" в историю.

Сказано же было, история повторяется, потому что никто её не слушает. А ведь так хочется наконец научиться действовать на опережение, не повторять пройденных ошибок, избежать ненужных жертв. Аналитики попытались сопоставить события почти 100-летней давности с современными и выделить основные уроки Февраля 1917 года.

Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд

Эти слова Бориса Пастернака, написанные им, правда, задолго до революционных событий, создают не только должный эмоциональный фон для рассказа, но и заставляют серьёзно углубиться в те драматические события, без чего было бы невозможным определить основные ошибки и просчёты тогдашнего политического класса, а значит, извлечь уроки для нашего сегодняшнего бытия. Какие же уроки для нас – современников ХХI века – вытекают из истории грозового 1917 года?


Урок 1. Если ввязываешься в войну – обязан побеждать. Другими словами, не уверен в победе, не начинай! Потому что военных поражений власти не прощают. Ослабление страны в результате внешних событий почти всегда приводит к резкому обострению накопившихся внутренних проблем. Вспомним, к февралю 1917 года российские войска оставили территорию с населением в 25 миллионов населения, уже не выдерживала нагрузок экономика – производство составляло чуть более 44 процентов от довоенного уровня, покупательная способность рубля упала до 27 копеек и т.д. Проигранная война очень часто приводит к внутреннему распаду. Не случайно же после Первой мировой войны распались четыре из шести воевавших империй – Российская, Германская, Австро-Венгерская, Османская – все, проигравшие в той войне.


Урок 2. Власти не прощают слабости. Впрочем, мировая история знает примеры, когда власть выдерживала и не такие нагрузки, как монархия Романовых в 1917 году, значительно большие, но оставалась на "плаву". Известны долгие периоды удивительного терпения низов, измученных гнётом и нуждой – и ничего, обходилось без революций. Как писал российский мыслитель того времени Василий Розанов: "революции происходят не тогда, когда народу тяжело. Тогда он молится". Потому как для революции, учил известный российский и американский социолог Питирим Сорокин, мало одних только подавленных базовых инстинктов (пищеварительный, самосохранения и т.д.), необходима ещё дезорганизация власти, её слабость. Пока власть ещё внушает доверие, уважение или страх – она держится, несмотря на все свои грехи и промахи.

Власти простят всё или почти всё, единственно чего ей не простят и не забудут – это слабости. Этого не простили в феврале 1917 года, этого не простят и сегодня. 96 лет назад общество получило достаточно сигналов дезорганизации власти. К примеру, так называемая "министерская чехарда". Это когда в военное время правительства менялись с умопомрачительной частотой. Так, за 30 месяцев войны – с лета 1915 года – у власти сменились 4 председателя Совета министров, 6 министров внутренних дел (в среднем – по 2,5-3 месяца), 4 военных министра и это в годы войны (в среднем – 4,5 месяца), 3 министра иностранных дел и т.д. В России тогда при назначении нового министра устраивались пари или тотализатор на срок пребывания его у власти. За это правительство в народе называли "кувырк-коллегий". В современной истории подобный правительственный калейдоскоп, пожалуй, не имеет аналогов, разве что в независимой Украине за 21 год независимости сменилось 15 премьер-министров и 17 правительств.

А слабость лидера – это сигнал к активизации придворных группировок, конкурирующих между собой, усилению оппозиции и недовольства масс. Поэтому, как уже писал "БЛ",Rzeczpospolita о будущем России при президенте Владимире Путине, Париж 1968 и Москва 2012: повторит ли Путин судьбу де Голля, снижение рейтинга Путина может быть каким угодно до тех пор, пока он сохраняет все рычаги власти. Обратимся ещё раз к Питириму Сорокину, который утверждал, что история терпит хищнические, жёсткие, циничные правительства, пока они сильны, покуда они хотят и знают, как управлять государством. Но бессильные, паразитические, бесталанные – история долго не выносит.


Урок 3. Власти не прощают некомпетентности и продажности. История знает, что практически все дореволюционные правительства (в разных странах) отличались, с одной стороны, бессилием, нерешительностью и некомпетентностью, а с другой стороны, распущенностью, продажностью, казнокрадством и взяточничеством. Вот и в России в 1917 году казалось, что у власти не было ни одного здравомыслящего министра, какая-то галерея, вереница ничтожеств и авантюристов. Куда-то пропали адекватные люди. К примеру, одним из тех 4-х председателей Совета министров был 77-летний Горемыкин, который о себе говорил, что напоминает старую енотовую шубу, которая давно уложена в сундук и засыпана нафталином. Его сменил 68-летний Штюрмер, находившейся в состоянии старческого маразма, да ещё с немецкой фамилией в разгар шпиономании в России. Или взять военного министра Сухомлинова, по прозвищу – генерал Отлетаев. Отлетаев потому, что всё время разъезжал по стране, а разъезжал он по стране потому, что давали хорошие командировочные, которые позволяли покрывать неумеренные траты его супруги. Закончилось всё судом. В общем, ощущение, что Россия управляется в лучшем случае сумасшедшими, а в худшем – предателями было почти всеобщим. Совершенно очевидно, что и нынешняя российская власть основательно "прогнила и заворовалась", вскрывающиеся сегодня один за другим коррупционные скандалы – это шанс правящему классу не просто очиститься, а выжить в новых реалиях. Впрочем, это не только российская проблема, как говорил французский государственный деятель наполеоновских времён Талейран, целые народы пришли бы в ужас, если бы узнали, какие мелкие люди властвуют над ними.


Урок 4. Во время социальных потрясений власть над людьми получают сумасшедшие, юродивые и галлюцинаты. Этот урок известен ещё со времён Великой французской революции 1789 года. У нас это явление связано с именем Григория Распутина. Можно сколько угодно сегодня спорить о Распутине – злой демон или святой старец, последний защитник царя и церкви, – но совершенно очевидно, что он сыграл роковую роль в гибели той России. Его появление при царском дворе было совершенно не случайным. Тому способствовало предгрозовое состояние российского общества (когда человеку тяжело жить, он с головой погружается в мир сказок, иллюзий, гаданий и предсказаний), болезненный мистицизм царицы, который с годами перерос в религиозный экстаз (к царскому двору тянулись колдуны, медиумы, астрологи) и, конечно, тяжёлая неизлечимая болезнь долгожданного сына. Десять долгих лет страна ждала-ждала наследника, а он родился с гемофилией (пониженная свёртываемость крови, когда малейшая царапина ведёт к обильному кровотечению). Как известно, Распутин умел "заговаривать кровь", что за этим стояло – расчёт (появлялся, когда кровотечение само должно было остановиться) или он таки обладал даром магнетизма, гипнотизера – неважно. Главное, что несчастные родители держались за него, верили в его чудодейственную силу, особенно царица. А он этим пользовался, вмешиваясь в государственные дела.


Урок 5. Власть, над которой безнаказанно глумятся, близка к гибели. И без того чудовищный факт вмешательства полуграмотного крестьянина в государственное управление со временем превратился в миф, что Россией правит тёмный сибирский мужик. По стране ширились слухи о его якобы неограниченном влиянии на царскую семью, диких оргиях, в которых участвовуют царица и её старшие дочери, царь в народе представал пьяницей и безвольным подкаблучником (ему приписывали слова – лучше один Распутин, чем десять истерик в день), которым манипулируют недостойные советники и полуграмотный мужик. Всё это било и било по монархии. Очень трудно любить такого царя. Распутинщина фактически катализировала недовольство властью, ибо создавала картину маразма при царском дворе. Как писал известный американский историк Ричард Пайпс, Николай II лишился трона не потому что его ненавидели, а потому что его стали презирать. Власть может быть какой угодно – только не смешной. Достаточно сказать, что первым героем политических анекдотов в стране стал… Николай II. До наших дней дошёл альбом мальчика – обычного петроградского подростка – с газетными и журнальными вырезками 1917 года. На первой его странице находится портрет царя, очевидны патриотические чувства, в марте он перечеркнёт портрет монарха и пририсует рожки. Другими словами, царская власть лишилась божественного ореола, произошла её десакрализация. Россия перестала любить царя, а ведь любовь к нему в российском государстве была патриотическим догом и религиозной обязанностью каждого. Речь здесь не о царе и о не его судьбе, а о том, как отмечал российский мыслитель того времени Фёдор Степун, что революционные пожары начинаются с поджогов господствующего мировоззрения.


Урок 6. Причина всех революций – реформы не проведенные вовремя. Здесь нужно говорить о трагическом несоответствии Николая II и выпавшей ему миссии – быть главой огромной империи. Истории было угодно в наиболее сложный для России период отдать её человеку с кругозором "полковника хорошего семейства" – хорошего человека, отличного семьянина, человека глубоко религиозного, но плохого политика и слабого царя. В стране тогда более чем назрели реформы, а царь не в состоянии был их проводить. Возьмите его переписку с женой. Как следует из неё, оба были абсолютно убеждены, что русскому народу нужно самодержавие и только самодержавие. А отрицая реформы – Николай II готовил революцию. Ведь что такое революция?

Революция – это попытка радикально решить вопросы, которые не решались поэтапно. К тому времени политическая система страны серьёзно отставала от новых социальных условий. Эта проблема вновь встала перед российским государством. Владимир Путин всё чаще воспринимается в обществе как олицетворение "старого режима". Правы или нет социологи, дающие Кремлю еще 10 лет. И как в 1917 году гиперосторожная власть и супернетерпеливая интеллигенция не находят взаимопонимания. Правящий класс пусть сам думает над тем, как ему сохранить власть, а вот нынешним оппозиционерам хотелось бы напомнить слова Розанов об ответственности интеллигенции: "с удовольствием посидев на спектакле революции, интеллигенция собралась было в гардероб за шубами да по домам, но шубы их раскрали, а дома сожгли".


Урок 7. Власть меняется не тогда, когда появляются те, кто хочет её захватить, а тогда, когда исчезают те, кто готов её защищать. Эта аксиома получила своё подтверждение в феврале 1917 года, когда 300-летняя монархия Романовых от одного толчка рухнула как карточный домик (почти без сопротивления, в февральские дни в Петрограде погибло 169 человек и около тысячи было ранено). Оказалось, что царю уже не на кого было опереться, в последние месяцы он находился в полной политической изоляции. От него отвернулось дворянство – опора царя, большая часть родни, оппозиционная Государственная Дума, верхи РПЦ, высший генералитет (как писали современники, царя поддержали только два командира корпусов с очень русскими фамилиями – граф Келлер и хан Нахичеванский), не поддержала армия. К революции присоединился даже полк личной охраны царя, состоявший исключительно из георгиевских кавалеров. Во всей огромной России не нашлось ни одного уезда, ни одного города, даже ни одного села, которые встали бы на защиту царя.

Заканчивая, отметим, что история – хороший учитель, вот только за урок берёт слишком дорого. Поэтому не лишним будет напомнить всем любителям революций – в нашей стране любая революция заканчивается большой кровью.

 

Источник: "Биржевой лидер"

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100