Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 365 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОКАЗАЛСЯ НЕ В ФОРМЕ

Печать

Николай МИТРОХИН

 

...

На заседании Священного синода 12 марта подал в отставку председатель Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениям протоиерей Дмитрий Смирнов. Получив благодарность за многолетние труды, он спустился на пару этажей по административной лестнице и оказался в кресле первого заместителя председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и руководителя ее аппарата.

Назначение, надо сказать, резонное. Много лет немолодой уже протоиерей Дмитрий нес непосильную ношу, руководя одновременно восемью приходами в Москве и Московской области, целым синодальным отделом и медико-просветительским центром "Жизнь". Последняя организация, подражающая в своей работе американским радикальным протестантским движениям, известна россиянам по отвратительным наклейкам с расчлененными младенцами, которые ее активисты лепят на автобусных остановках и в вагонах метро. Не ограничиваясь борьбой с абортами, Смирнов в последние годы стал лидером тех православных приверженцев "добра с кулаками", кто видит исповедание веры в физическом противостоянии современным трактовкам сексуальности (особенно однополой) и феминизма. Именно Смирнов стоит за нападениями на пикеты в защиту сексуальных меньшинств в Москве и Воронеже, прикрывает погромщика и провокатора Цорионова. Так что в Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства он займется любимым делом. А вот с духовным окормлением военнослужащих у него явно не задалось.

Протоиерей Дмитрий Смирнов возглавил Синодальный отдел по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениям в 2001 году. Тогда отдел, созданный шестью годами ранее, влачил жалкое существование, поскольку его прежний руководитель епископ Савва (Волков) больше интересовался воспитанниками подшефного отделу приюта, нежели собственно военными. Смирнов в качестве нового председателя, быстро развернувшего активную деятельность, выглядел на этом фоне неплохо. Отдел увеличил штаты, провел несколько ежегодных съездов военного духовенства (на которые попрыгать с парашютом за государственный счет съезжались до 200 священников), а также буквально заполонил информационное пространство яркими сообщениями об очередных облетах городов на военных самолетах с иконами на борту, мобильных и надувных храмах для десантников, передвижных храмах на пусковых установках и прочей православностью в камуфляже, создававшей иллюзию тотального воцерковления армии.

На этот мираж купился даже Дмитрий Медведев, исполнявший одно время, если кто помнит, обязанности президента Российской Федерации. 21 июля 2009 года после встречи с религиозной общественностью он отдал Министерству обороны распоряжение о введении института армейских и флотских священнослужителей.

Проблемы начались пару лет спустя, когда выяснилось, что широко разрекламированная инициатива окончилась пшиком. Дело в том, что священники в армии были и до назначения отца Дмитрия главой отдела, не перевелись и при нем. Они с удовольствием (или без оного) окормляли без всяких президентских указов конкретные воинские части, пользуясь благорасположением некоторых отцов-командиров. Однако это окормление базировалось на сложных договоренностях между правящим архиереем, священником и командиром, которые было невозможно формализовать законодательно. Еще больше командиров у себя на территории духовных лиц видеть не желало - за исключением, быть может, ежегодных смотров.

Мнение же большинства военнослужащих, неоднократно опрошенных военными социологами, было известно: религия их не интересовала, тратить часть времени в увольнительных на посещения церковных служб никто из них не желал. Отдельные религиозные военнослужащие (не обязательно православные) вполне могли удовлетворить свои религиозные потребности во внеслужебной обстановке.

Да и священники совершенно не горели желанием идти в армию, "жить на одну зарплату", соблюдать жесткий распорядок военной службы и при этом подчиняться армейскому начальству. В результате за два года после президентского указа в штат всех вооруженных сил было принято аж девятнадцать священников. По сравнению даже с теми тремя примерно сотнями батюшек, кто окормлял войска на факультативной основе, это был очевидный провал.

При этом глава отдела, вместо того чтобы вдохновлять "отцов" на труды ратные, вел себя так, как будто в провале виноваты исключительно военные. Вместо систематической работы с армией и правоохранителями он едва ли не еженедельно выступал с громкими заявлениями на разные темы дня, высказывая идеи, за которые рядовой гражданин России давно уже имел бы серьезные проблемы с правоохранительными органами. То, выступая перед военными, ставил под сомнение Конституцию, требуя ввести монархию, то заявлял, что пистолеты необходимы гражданам для сопротивления ювенальной юстиции, то утверждал, что кирпич брошенный в окно, иногда помогает в борьбе с сектантами, то призывал сослать наркоманов на северные острова. А 20 декабря 2012 года его ведомство отличилось громким заявлением о готовности подыскать "духовника" для нового министра обороны Сергея Шойгу. Сам министр, по вероисповеданию буддист, видимо, сильно изумился, и Смирнову в этом редком случае пришлось сдать назад и опровергнуть болтливого подчиненного.

Что сыграло роль в отставке Смирнова - хорошая память Шойгу или провал порученной работы? Вероятно, и то и другое. Смирнов принадлежит к поколению церковных администраторов, выдвинувшихся во второй половине 1990-х и получивших значительный кусок власти в начале 2000-х при стареющем патриархе Алексии II. Тот передоверил контроль над центральными церковными институтами священникам, некогда принадлежавшим к многолюдному московскому приходу Николы в Кузнецах, а в перестроечное время основавших Свято-Тихоновский православный богословский институт. Это крайне консервативное, но весьма активное духовенство корпорации СТПБИ фактически определяло лицо РПЦ с середины 1990-х до конца 2000-х годов.

Однако патриарх Кирилл в целом сделал ставку на более молодых людей и потихоньку убирает уже немолодых, а то и явно неадекватных церковных чиновников во второй ряд, лишает их "перенабранных" ими полномочий. В прошлом году ушел в церковно-политическое небытие близкий к святотихоновцам Владимир Вигилянский, возглавлявший пресс-службу патриархии и допустивший скандальную историю с исчезнувшими часами предстоятеля РПЦ. Одновременно со Смирновым лишился одного из своих постов председатель Синодального отдела по благотворительности Пантелеймон (Шатов), принадлежащий к той же корпорации. У него отобрали руководство Смоленской епархией – уютно близкой к Москве и возглавлявшейся ранее самим Кириллом.

Но ничего, протоиерей Дмитрий Смирнов еще себя покажет. Вряд ли теперь обойдется без его новых жестких заявлений по адресу богохульников, жертв изнасилований, молодых матерей, либералов и агентов Запада. Имидж надо поддерживать. Тем более что кроме имиджа в нем, похоже, ничего от священника не осталось.

 

Источник: Грани 


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100