Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 311 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НА ПЛОЩАДИ СВ. ПЕТРА

Печать

Сакен АЙМУРЗАЕВ

 

Франциск Ассизский и Франциск Ксаверий

После того, как кардинал Торан быстро, трогательно, собрав все силы (прелат болен болезнью Паркинсона), произнес имя нового папы, прошло почти 10 минут, пока Франциск не появился на балконе Собора. Это время проходило очень напряженно. Люди на площади Св. Петра недоумевали: кто такой, почему Франциск?

 

Рядом со мной стояла итальянка, которая в эти десять минут успела позвонить, кажется, всем подругам и говорила эмоционально, с обидой даже: "Ужас, у меня нет слов".

Понять удивление моей соседки можно, ведь итальянская пресса, да и не только итальянская, весь последний месяц писала о том, что кандидаты в папы итальянцы, бразилец и темнокожий кардинал.

А тут Бергольо, да еще и Франциск.

Дальше — больше.

Папа впервые появился перед собравшимися на площади "не по форме". Обычно сразу после избрания понтифик поверх белой сутаны надевает красную накидку, называется она моцетта. В ней появлялись все предшественники Франциска I в XX веке.

Моцетта — своего рода мантия, символ власти папы, в том числе светской власти.

Бергольо от нее отказался, вышел в белом, хотя отороченные горностаем моцетты в его гардеробе были.

Интерпретировать этот дизайнерский шаг папы пока сложно — обстоятельства неизвестны.

Но первый вывод напрашивается: Франциск, скорее всего, не будет так увлечен старым обрядом, старыми облачениями, в которых золото-бриллианты и парча. Не будет подчеркивать царственность понтифика, его средневековое величие. Когда папа заговорил — это стало особенно ясно.

"Добрый вечер!" — первое, что сказал Франциск.

И площадь "растаяла". Аплодисменты и какой-то будто один на всех вздох облегчения. Так бывает, когда двое людей сильно волнуются перед важным разговором, не знают, что сказать. А потом один вдруг улыбается и говорит что-нибудь, кажется, обыденное, и напряжение отпускает. Абсолютно такие были ощущения от этого "Добрый вечер!".

Потом Франциск сделал то, чего до него тоже никто из пап не делал, — прямо сходу предложил людям не кричать и хлопать, а помолиться. За ушедшего в отставку папу Бенедикта XVI. Три самые распространенные молитвы католического мира с папой повторяла вся площадь. Если не вдаваться в духовность, то это был прекрасная идея. Так обоюдная, и папы, и людей, растерянность ушла. Стало совсем спокойно. А когда понтифик, уходя, пожелал всем спокойной ночи и хорошего отдыха, то сомнений, кажется, ни у кого не осталось — папой выбрали не чиновника, не эффективного менеджера, не фанатика-мракобеса, не популиста, а мудрого и доброго человека.


Почему Франциск

Римский папа выбирает себе имя сам.

Происходит момент "самоназвания" сразу после избрания. Кардинал, который ведет конклав, спрашивает избранного: "Как желаешь, чтобы тебя называли?" Папа отвечает: "Называюсь имярек".

Обычно проблем с именем не возникает.

Папу выбирают не вдруг, не в один момент. Кардинал, который идет к избранию, постепенно набирает голоса. В какой-то момент уже более-менее ясно, что шансы велики и подумать о имени, наверное, время есть.

Хорхе Марио Бергольо выбрал очень необычное имя.

Все уже отметили, что такого папского имени в церковной истории нет. Есть версия, будто папа выбрал его, желая соригинальничать. Не думаю, что это так. Называться именами предшественников — неким образом продолжать их дело, обозначать преемственность курса, если угодно. Папа, видимо, хочет другого курса, другого пути. При всем уважении к предшественникам, естественно. Помните про мантию-моцетту?

В честь кого назвал себя папа?

На этот вопрос, думаю, он ответит скоро сам. Одного Франциска, который из Ассизи, кардинал Бергольо, говорят, очень любил и почитал всю жизнь. Этого святого даже люди неверующие считают добрым и светлым (Цветочки Франциска Ассизского, знаменитые Fioretti). Имя Франциск очень популярно и в Италии, и в Латинской Америке.

Но есть еще один Франциск.

Франциск Ксаверий. Это иезуит, миссионер, один из сооснователей Общества Иисуса. Ксаверий был другом Игнатия Лойолы. Его миссионерские поездки впечатляют: Китай, Япония, Цейлон, Индонезия, Индия (кстати, похоронен Ксаверий в Гоа). Его достижения огромны. Наверняка, папа-собрат Ксаверия по ордену помнит и ценит еще и этого Франциска.

Кстати, нумеровать папу Франциска вовсе не обязательно.

К имени папы, который носит какое-либо имя первым, номер добавляют тогда, когда появляется второй папа с таким же именем. Например, Иоанн Павел I так стал называться, когда имя взял Иоанн Павел II.

Кстати, такое же правило и в православной церкви. Не зовем же мы главу РПЦ Кириллом Первым?


Папа-иезуит

Иезуиты — важный и большой орден в Католической церкви.

Но его монахи никогда не становились папами. Будто смирившись с таким положением дел, иезуиты дают особое обещание в определенный момент жизни в ордене — не принимать высоких должностей. И, надо сказать, им это удается. Например, среди кардиналов-выборщиков Бергольо — только один иезуит. Это при том, что Общество Иисуса руководит, содержит и курирует главную кузницу иерархических кадров — Григорианский университет, да еще добрую дюжину ведущих богословских, философских и духовных высших школ в церкви.

Так что, будучи иезуитом, карьеризма Бергольо был лишен.

Как уже пишут в аргентинской прессе друзья и сотрудники бывшего кардинала, в Рим он старался ездить как можно реже, от постов в Ватикане отказывался.

Его скромная жизнь — тоже напрямую от ордена.

Иезуиты, как правило, должны обходиться минимумом. Полная готовность в любой момент переехать, отправиться на миссию — важнейший пункт уставов св. Игнатия. Так что и в комнату в соборе Буэнос-Айреса, где жил кардинал, и в метро с автобусами, которые он предпочитал использовать вместо водителя и лимузина, и даже в самостоятельное приготовление пищи будущим папой — поверить можно.

Будет ли орден иезуитов процветать при папе-иезуите?

Думаю, особых преференций иезуиты не получат. Будучи главой аргентинской церкви, кардинал Бергольо не сказать чтобы возвышал родной орден. Главное, что есть в папе-иезуите — принципы Игнатия Лойолы. Принципы, которые распространяются и на проповедь, и на духовные практики, и на миссионерство. И принесут еще свои плоды.

Вот увидите.

 

Источник: Эхо Москвы

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100