Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 127 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КОНФЕССИИ И ПРАВОВАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Печать

Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Башкортостан.Вера и толерантность – мнения священнослужителей

 

26 марта 2010 года прокуратура г.Владимира ведёт уголовное дело по факту «изготовления, организации печати и распространения» печатных материалов общественно-политического движения «Русский общенациональный союз». Возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ – «возбуждение религиозной ненависти и вражды». Прокуратура стремится признать экстремистскими ряд информационных материалов, издававшихся РОНСом - среди них альманах «Третий Рим», сборник статей И.Артёмова «Знамя русской победы», фильм «Русское поле» и другие.

Для суда источником оценок при вынесении подобных решений является филологическая экспертиза. В экспертном заключении, сделанном экспертами Владимирской лаборатории судебной экспертизы, в частности, говорится буквально следующее:

«Пропаганда исключительности Православия содержится в словосочетаниях «истинная вера» (истинный – настоящий, несомненный), и «вселенская вера» (вселенский – всемирный)… Утверждение о том, что у Русской Православной Церкви есть знание об Истине и Истинном Боге, можно рассматривать как пропаганду её исключительности… Утверждение о том, что православным христианам суждена победа и на земле, и на небе, можно рассматривать как пропаганду исключительности православных христиан… Информация о том, что единственный путь спасения души – «жизнь во Христе и за Христа», квалифицируется как пропаганда превосходства христианства, что является одним из признаков возбуждения религиозной ненависти и вражды».

Мы не хотим брать РОНС под защиту: эта организация не скрывает своей националистической направленности, и не исключено, что в ее материалах действительно можно найти повод для обвинений в экстремизме. Но в данном случае ей вменяется в вину именно провозглашение православия истинной верой – то есть взгляд, неотъемлемый от православия как такового. Подобные экспертизы фактически ставят вне закона исповедание любой традиционной религии: и православие, и ислам, и любая другая вера, настаивает, что именно в ней – истина. Такая логика играет на руку разве что сектантам-эзотерикам с их учением о том, что «все религии суть одно и являют разные грани Истины, а в чем она, мы вам сейчас расскажем». Если следовать логике экспертов, православные не имеют права называть себя православными, а мусульмане – правоверными: сами эти именования уже можно трактовать как «пропаганду исключительности».

Отметим также, что многовековое добрососедство разных религий в нашей стране всегда держалось именно на том, что каждая из них могла свободно проповедовать собственную исключительность. Экспертиза же, фактически ставящая вне закона традиционные конфессии, способна принести вред гораздо больший, чем любые экстремистские материалы, поскольку «выталкивает» в экстремизм каждого, кто серьезно относится к собственной вере.

Напомним, на некомпетентность и необъективность экспертиз по делам об экстремизме не раз жаловались и российские мусульмане. Не раз высказывалось и мнение, что к подобным экспертизам непременно следует привлекать представителей традиционных российских конфессий.

«Где грань между естественным для верующего убеждением в истинности своей веры, с одной стороны, и возбуждением религиозной ненависти и вражды – с другой? Как предотвратить появление подобных экспертиз, фактически ставящих вне закона любую из традиционных религий?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

 

Иеромонах Тихон (Зимин), преподаватель МДАиС, уверен, что подобного рода экспертизы должны производиться специалистами-религиоведами и квалифицированными представителями традиционных конфессий.

«В данном случае мы имеем дело с элементарной религиоведческой безграмотностью экспертов и работников Владимирской прокуратуры. Они вынесли скоропалительное решение о разжигании религиозной ненависти, не понимая самой природы религиозного учения, в котором просто не могут не присутствовать такие понятия, как истина и истинная вера», - сказал он.

«В данном случае выводы экспертов, как мне кажется, явно противоречат российскому законодательству, которое не запрещает исповедовать веру», - добавил иеромонах.

 

Священник Георгий Рощин, зам. пред. отдела МП по взаимоотношениям Церкви и общества, считает, что экспертам Владимирской прокуратуры стоит учесть опыт диалога верующих в Межрелигиозном совете России.

«Хочу в связи с данной ситуацией сослаться на опыт Межрелигиозного совета России, в котором принимают участие, являясь сопредседателями, представители всех религий и конфессий России. Парадигма нашего общения заключается в том, что мы, с одной стороны, ставим перед обществом вопросы, которые лежат на поверхности наших нравственных учений, а, с другой стороны, мы не вмешиваемся в вероучительные постулаты друг друга», - подчеркнул священник.

«Это вековая традиция, дающая нам возможность мирно сосуществовать и взаимодействовать», - пояснил отец Георгий.

 

Священник Филипп Ильяшенко, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, член епархиальной комиссии по делам молодежи города Москвы, обвинил сотрудников Владимирской лаборатории судебной экспертизы в некомпетентности.

По словам отца Филиппа, необходимо к делам по экстремизму привлекать представителей различных религий. «Такие заключения не могут быть сделаны без участия представителей традиционных российских конфессий, в частности, без представителей РПЦ. Диалог должен быть открытым, а не выгодным кому-то», - отметил он.

Священник отметил, что между естественным для верующего убеждением в истинности своей веры и возбуждением религиозной ненависти «прописана в Основном законе страны, который декларирует право и свободу человека на вероисповедание и свободу совести. Иными словами, человек может верить в то, что он считает нужным, иначе нарушаются все демократические принципы страны, но при этом у него нет права сталкивать верующих лбами, иначе это будет расценено как религиозная ненависть и вражда».

«У каждого из нас есть убеждения. Однако как только эти убеждения перерастают в публичные заявления, что есть только одна религия, сторонники которой самые лучшие, а всех остальных людей стоит уничтожить, взорвав, например, московское, питерское или киевское метро, поскольку этого требует «истинная вера», такая проповедь считается экстремизмом», - заключил отец Филипп.

 

 Директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук священник Андрей Постернак считает, что сотрудники Владимирской прокуратуры толком не разобрались в религиозных вопросах.

«В любой религии могут содержаться утверждения, что именно эта религия истинная. Поэтому обвинения в «пропаганде исключительности» в принципе применимы к любому религиозному течению и направлению. Но осознание собственной исключительности в том плане, что данная религия является хранительницей абсолютной истины, вовсе не означает, что эта религия выступает в ущерб чьим-то интересам», - сказал он.

«Экспертам владимирской прокуратуры нужно повышать и общий культурный уровень, и уровень религиоведческих знаний, и знание основ православной культуры», - иронически заметил священник.

 

Иерей Валерий Буланников, сотрудник Миссионерского отдела МП, клирик храма свт. Николая в Отрадном, также считает, что выводы экспертов Владимирской прокуратуры свидетельствуют об их религиозной безграмотности.

«Конечно, убежденность в истинности своей р елигии не должна превращаться в осквернение иных религиозных ценностей. К сожалению, в самом законе о религиозных организациях эта тонкая грань четко не обозначена», - сказал он.

«Важно также отметить, что духовная атмосфера современного мира пропитывается секуляризмом. А с этой точки зрения любые категоричные утверждения религиозного характера воспринимаются как экстремистские», - добавил священник.

«К проведению подобных экспертиз, нужно, конечно, привлекать представителей традиционных конфессий», - заключил отец Валерий.

 

Жесткой критике подверг логические выводы сотрудников Владимирской лаборатории судебной экспертизы, сделанные в заключении по делу РОНС, известный православный публицист протодиакон Андрей Кураев.

«Если руководствоваться логикой экспертов, то для начала нужно осудить Гимн РФ, в котором есть строки: «Одна ты на свете! Одна ты такая - хранимая Богом родная земля!». Получается, что другие страны, граждане которых временно проживают и работают в России, должны чувствовать себя крайне оскорбленными каждый раз, когда слышат эти слова», - сказал он.

«Мы всегда должны помнить о целостности религиозной жизни, поскольку она охватывает человека полностью: как его мысли, так и его чувства. Любая развитая религия призывает своего адепта любить предмет своей веры. Любовь же, по своей сути, - есть чувство избирающее, предпочитающее, возвышающее и, конечно, возвеличивающее. Поэтому глубоко бесчеловечна сама по себе попытка запретить проповедь религиозного превосходства. Конечно, при этом нельзя издеваться над чужой верой, но критиковать чужую веру и воспевать свою можно. Это абсолютно нормально: раз допускается критика политических убеждений, то допускается и критика философских взглядов, и ценностных позиций, в том числе и религиозных. Но при этом любая критика исходит из того, что собственная позиция критикующего лучше, чем позиция его оппонента. И у человека есть естественное право заявлять об этом, которое не стоит ограничивать», - отметил протодиакон.

«Где только представители судейства находят такие странные лаборатории, что получают столь странные экспертизы?» - удивился отец Андрей Кураев. Одним же из путей защиты от появления подобных экспертиз, по мнению протодиакона, является «привлечение представителей традиционных российских конфессий в качестве экспертов».

 

Муфтий Чувашии, первый зампред ЦДУМ России, член ОП РФ Альбир-хазрат Крганов. считает, что различные внутрирелигиозные движения должны вести себя более сдержано и не провоцировать межнациональные и межрелигиозные конфликты.

«Надо учитывать, что мы живем в многонациональном и полирелигиозном государстве. Поэтому навязчивая пропаганда исключительности той или иной религии может привести к осложнениям отношений в обществе», - считает муфтий.

«Если верующий считает свою религию истинной и хочет знание своей веры донести до окружающих, то нормой здесь является миссионерское просвещение, обращенное к людям на добровольных началах, а не насильственное втягивание в ту или иную религиозную организацию», - заметил он.

«Что же касается экспертного заключения, то ситуация, на мой взгляд, курьезна именно тем, что под такое же обвинение в разжигании религиозной розни могут подпасть и все священные тексты: и Коран, и Евангелие, и Тора, - так как все эти книги содержат утверждения об истинности той или иной религии», - подытожил Альбир-хазрат.

 

Муфтий Астраханской области Назымбек-хазрат Ильясов считает, что исходить надо из принципа любви к ближнему.

«В Священных писаниях говорится, что нельзя обижать ближнего, что соседа стоит уважать. Поэтому истинная религия не может отрицать возможность существования других вероисповеданий и других путей служения Богу. Это и есть основной критерий отличия между убеждением в истинности веры и возбуждением религиозной вражды и ненависти», - сказал он.

По словам муфтия, «уважительное и почтительное отношение традиционных российских религий друг к другу – это та единственная грань, которая дает возможность понять, где любовь к вере по своей сути становится фанатизмом». «Призыв к насилию отличен от проповеди, его легко распознать даже без помощи экспертов», - отметил он.

Муфтий также отметил, что «пришло время начать реформировать действующие на сегодняшний день закон об экстремизме и закон о религиозной деятельности», коль скоро они дают возможность осудить учение традиционных российских конфессий.

 

Тагир-хазрат Саматов, заместитель председателя ЦДУМ РФ, муфтий Ханты-Мансийского округа, убежден, что ни одно из традиционных в России вероисповеданий никогда не призывало к религиозной ненависти или вражде.

«Конечно, любой верующий признает превосходство своей религии над другими, однако он никогда не будет во всеуслышание утверждать, что только в его вера содержится истина. Терпимость к другим религиям создает грань между убеждением в истинности одной веры и возбуждением религиозной ненависти и вражды. Но как только терпимость и уважение преступаются, можно смело говорить об экстремизме, межрелигиозной и межнациональной ненависти», - сказал он.

«Экспертизы, подобные той, что была проведена сотрудниками Владимирской лаборатории судебной экспертизы, должны проходить при участии представителей конфессий. Только так нельзя будет поставить вне закона любую из традиционных религий», - заключил Тагир-хазрат.

 

Заместитель муфтия Татарстана по религиозным вопросам Сулейман-хазрат Зарипов полагает, что вера в истинность своей религии не мешает мирному сосуществованию верующих различных конфессий и религий.

«Каждый священник проповедует об истинности своей религии и это - естественно. На доказательстве истинности религии строится религиозная жизнь всех конфессий», - подчеркнул муфтий.

«Но, когда проповедник соприкасается с представителями другой религии или делает общественное выступление, он должен быть политкорректен. Например, мусульманский священник не должен сопоставлять ислам с другими религиями, принижая значение последних. Если речь идет о полемике, то она должна носить исключительно дружественный характер», - заметил он.

«Каждый священник, будучи убежден в правильности своей религии, предает мысленно всех: и последователей своей религии и других верующих, - в руки Бога, на Его суд. А милость Божия больше нашего понимания», - подытожил Сулейман-хазрат.

 

«Каждая религия в некотором смысле считает себя Истиной. И это глубочайшее убеждение свойственно всем традиционным российским конфессиям. Однако при этом ни одна из них не препятствует, а наоборот допускает возможность существования других вероисповеданий и других путей служения Господу. И именно в этом и есть та самая грань, которая показывает где истинность веры, а где призыв к религиозной ненависти», - сказал председатель конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР), раввин Зиновий Коган.

По словам раввина, «сектанты, например, не приемлют никакие пути служения Богу, кроме тех, что были выбраны ими. Любое же истинное религиозное движение допускает толерантность!»

«Чтобы не было экспертиз, которые фактически ставят вне закона любую из традиционных религий, необходимо, прежде всего, руководствоваться Конституцией, отделяющей Церковь от государства. Кроме того, подобные экспертизы на выявление факта возбуждения религиозной ненависти и вражды должны проводиться исключительно Минюстом», - заключил Зиновий Львович.

 

 Глава департамента общественных связей Федерации еврейских общин России Борух Горин обращает внимание, что в священных текстах можно найти даже призывы к насилию, - главное, как их истолковывают верующие тех или иных религий.

«Очевидно, что любой верующий человек убежден: то, во что он верит, абсолютно правильно. Вопрос только в том, насколько он позволяет другим людям верить во что-то иное и не разделять его убеждения», - заметил он.

«Экспертам следует заниматься именно теми случаями, когда тексты содержат призывы к насилию. Если человек говорит, что то, во что он верит, не только справедливо, но и другим людям запрещено думать иначе, то тогда это уже действительно из сугубо теологических воззрений переходит в разряд незаконных действий», - сказал раввин.

«В этом смысле очень важно как в современных религиозных организациях преподносят и комментируют древние тексты. Совершенно ясно, что многие древние памятники религиозной литературы содержат призывы к тем или иным насильственным действиям, однако также очевидно, что все зависит от того, как их комментируют религиозные деятели, к чему они призывают свою паству. Поэтому следует четко разделить понятия: верования и религиозное учение - это одно, а насильственные действия и призывы к ним - это уже состав преступления. Экспертиза должна решать именно такие задачи», - заключил Борух Горин.

 

Сергей Рогунов, заместитель директора школы молодежного служения Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом ставропигиальном мужском монастыре, считает, что государство не имеет права вмешиваться в вероучение религий.

«Одной из неотъемлемых частей жизненной позиции верующего человека является мировоззренческое утверждение правильности сделанного им выбора религии. Игнорировать это мировоззренческое основание – значит ставить под сомнение гармоничное сосуществование людей различных конфессий и религий в одном обществе», - подчеркнул он.

«Здесь важно грамотное и эффективное использование и применение к реальной жизни этого мировоззренческого принципа каждой религией», - заметил он.

«Принцип отделения религии от государства дает право последнему на вмешательство лишь в общественные дела, но никак не в церковное мировоззрение. То есть, только в том случае, если убеждение в истинности только одной религии негативно влияет на поведение ее последователей, данная норма поведения (не более) должна быть тем или иным образом ограничена государством», - сказал Сергей Рогунов.

«Таким образом, это экспертное решение может стать опасным прецедентом для обвинений в разжигании религиозной ненависти в адрес любой традиционной религии России и помешать выстраиванию конструктивного межрелигиозного диалога и отношениям религии и общества», - подытожил он.

 

Источник: Regions.ru

 

Комментарий RP: Прецедент с экспертизой на предмет наличия в публикации признаков национальной и религиозной исключительности с пропагандой националистических, расистских и антикультистских идей в отношении материалов православных авторов - явление достаточно редкое. Однако, сборник статей И.Артёмова «Знамя русской победы», фильм «Русское поле» и некоторые другие материалы сами по себе не являются исключительным случаем среди множества подобных, которые имеют широкое хождение в светской и церковной сети розничной книготорговли. Поэтому факт возбуждения уголовного дела, а тем более попытка проведения экспертизы на материале такого рода представляются интересными. Но подобная экспертиза не может быть лишь филологической, она требует комплексного научного подхода, в результате которого только и возможно вынесение непротиворечивого и объективного заключения о комплексе признаков явления идеологической природы.   

Например, провозглашение православия "истинной верой" с позиции филологии не может быть охарактеризовано никак иначе, кроме степени соответствия словосочетания содержащемуся в нем некоему смыслу. Тогда, как с точки зрения права, такое утверждение может быть вполне уместным для использования его во внутриконфессиональном пространстве православных религиозных организаций, но недопустимым, как элемент пропаганды религиозной исключительности в светском пространстве.  

Поставленный в заметке Regions.ru вопрос "Где грань между естественным для верующего убеждением в истинности своей веры, с одной стороны, и возбуждением религиозной ненависти и вражды – с другой?" представляется вполне корректным, требующим философского и политологического осмысления. Тогда, как его продолжение - "Как предотвратить появление подобных экспертиз, фактически ставящих вне закона любую из традиционных религий?", является плохо завуалированным навязыванием идеологемы, согласно которой пропаганда религиозной исключительности - в данном случае одной из конфессий (православия) - выносится за рамки правового поля.

Об этом красноречиво свидетельствует подбор "экспертов", к которым обращается корреспондент, где для вынесения правовой оценки, предполагающейся в ответе на первый вопрос, эксперты-священнослужители являются заведомо ненадлежащими.  

При анализе мнений православных священников, мусульманских деятелей, раввинов и протестанта нетрудно заметить единую для них особенность в суждении исключительно с конфессиональных позиций, в которых заведомо содержится цель оправдания общей цели – допустимости поощрения активной пропаганды религиозно мотивированных идеологий в качестве альтернативы светскому идеологическому нейтралитету.

Разумеется, это присутствует у представителей религиозных конфессий в разной степени - в диапазоне от жесткой православно-идеологической (Тихон, Валерий Буланников) или "ернической" (Кураев, Коган) до конфессионально-либеральной ( Филипп Ильяшенко) и уклончивой (Назымбек-хазрат Ильясов) позиций. Наиболее ярко неприемлемость подобной "экспертизы" иллюстрируется мнениями сторонников фундаменталистских взглядов на роль собственных конфессии в светской жизни. Например, иеромонах Тихон оправдывает пропаганду православной исключительности "безграмотностью экспертов и работников прокуратуры", которые "вынесли скоропалительное решение о разжигании религиозной ненависти, не понимая самой природы религиозного учения, в котором просто не могут не присутствовать такие понятия, как истина и истинная вера". При этом, читатель вводится в заблуждение дважды: во-первых, в результате отождествления "религиозного учения" с "основами христианства", в которых понятие "истина" рассматривается в разных аспектах; во-вторых, абсурдным указанием священнослужителя на зависимость экспертно-правовой оценки деяния, от уровня богословских знаний.

Аналогично, сотрудник синодальной структуры РПЦ МП Сергей Рогунов отчего-то определяет признание непозволительности пропаганды православной религиозно-этнической исключительности в светском пространстве, как вмешательство государства "в церковное мировоззрение". Предполагая, судя по тексту, что лишь проявление негативного результата (совершения преступления на почве религиозной неприязни? – ред.) дает государству право ограничивать такую пропаганду.

Оценки представителей религиозных направлений тому, что происходит в правовом поле при попытках клерикализации светского пространства, представляют несомненный интерес для исследования процессов религиозно-идеологических "мутаций" в современном мире. Однако, заключения и рекомендации подобной "экспертизы" не могут быть использованы в виде оснований для административной и правовой практики.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100