Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 149 гостей и 5 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЖЕРТВА

Печать

Владимир РОСЛОВ


...

Жертва как модель социального проявления личности в России и возможности ее преодоления


«Развивайте интерес к той жизни, которую вы наблюдаете; к людям, к предметам, литературе, музыке. Мир так богат, что просто сотрясается

от обилия сокровищ, красивых душ и интересных людей. Забудьте о себе» Генри Миллер

 

Жертве как проблеме психологии личности посвящено множество исследований. Не последнее место эта проблема занимает в становлении зрелого гражданского общества. Актуальность её не вызывает сомнения. Ни для кого не секрет, что современное российское общество «болеет» пассивностью и иждивенчеством. Обнаруживается тенденция к обострению этой «болезни», проявляющейся в неготовности большинства населения страны к бурным экономическим и политическим переменам, к «вызовам времени». Часто россиянин чувствует себя слабым и беспомощным. У психологов родилось даже понятие «выстраданной беспомощности», идеалы которой обнаруживаются и в фольклоре, и в религиозных верованиях. Различные виды наркомании, иждивенчество, попрошайничество, безделье, пассивность, рентная ориентация в добывании средств на существование, так называемая социальная «халява» и прочие разнообразные регрессивные формы поведения – это очень частая естественная реакция и единственный способ преодоления человеком трудной жизненной ситуации. Человек чувствует себя жертвой в этом богатом на стрессы мире. И не просто чувствует, но и самоутверждается в качестве жертвы. В социальном плане возникает некая, весьма распространённая совокупность взглядов людей на окружающую действительность и самих себя, используемых в повседневной практической деятельности и лежащих в основе моральных принципов. Выдаваемые за здравый смысл, но ограниченные поверхностным восприятием, они становятся существенным тормозом общественного прогресса.

Большинством специалистов понятие жертвы раскрывается следующим образом: Жертва – это личность, наделённая совокупностью эмоциональных, когнитивных, волевых и поведенческих черт, имеющих преимущественно дефензивный характер и способствующих непродуктивному способу решения возникающих проблем и взаимодействия с окружающим миром. Личность, ощущающая себя Жертвой, руководствуется определённой жизненной установкой, заключающейся в специфической форме социального существования, в основе которой лежит инфантилизм, иждивенческая направленность, стремление к пассивной, выгодной адаптации в среде с использованием неконструктивных стратегий, препятствующих и затягивающих преодоление трудных ситуаций. Люди этого склада пользуются недальновидными стратегиями существования, не потому, что они не способны заглянуть в завтрашний день, а из-за того, что тяготятся ожиданием любых перемен и возможной необходимостью собственного участия в этих переменах. Порой им кажется, что, проявляя пассивность, они тем самым диссиденствуют, но при этом никогда и ничем не рискуют. По сути, они всегда остаются конформистами и потребителями и склонны придерживаться известной «философии сидения дома». В оправдание этой «философии» ими выдвигается тезис, согласно которому «занимайся политикой или не занимайся, ничего изменить нельзя». А коль так, то лучше всего - ничего не делать. Позиционируя себя в качестве жертв, эти люди фактически оказываются не способными на какие-либо осознанные жертвы. Не мучаясь по-крупному, они вязнут в мелочности и суетности и отдают себя на волю бессознательным процессам. В народном словотворчестве 2012 года за ними закрепились имена мелкомУченик (человек, погрязший в многочисленных мелких неприятностях), нервотОчина (подсознательная сосредоточенность на чём-то), молчевИдец (очевидец, молчащий об увиденном). Они легко поддаются страху «вообще», а также страху беспредметному, каким является тревога. Это те люди, которые болезненно реагируют на всякого рода слухи о неприятных ожиданиях («конец света», повышение цен, природные катаклизмы). От них то и дело слышится: «Хоть помирай!» Стратегия их жизненного поведения очень хорошо соотносится с мыслями и идеями библейской книги «Плач Иеремии». По мнению героя этого элегического произведения все народы – ничто иное, как глина в руках горшечника. Как горшечник может отбросить, изменить по форме или сохранить испорченный сосуд, так и Бог может поступить с любым народом. Страдание и подневольность – горькая реальность, которой и должны придерживаться люди. Часто люди-жертвы, в оправдание своей позиции ссылаются на различные мифические теории: астрологическую («ну я же Стрелец»), сакральную («такова судьба»), биоэнергетическую, кармическую, психоаналитическую.

В позиции жертвы психологически сочетаются негатив, деструктив и безответственность. В лёгких, ни к чему не обязывающих бытовых ситуациях человек-жертва может быть вполне активным, проявляя и мстительность и обвинительный темперамент, но в ситуациях, связанных даже с незначительным риском, такая личность демонстрирует полную беспомощность. Чаще всего от них можно услышать набор таких фраз: «решение нельзя отменить»; «от нас (от меня) ничего не зависит»; «всякая власть от бога»; «а что вы от меня хотите?»; «кто они, а кто я?»; «народ не готов к переменам»; «всё равно власть поступит по-своему»; «мы – рабы (быдло) по истории, у нас недавно отменили крепостное право»; «характер не меняется»; «нельзя равняться на Запад и Америку», «лбом стену не прошибёшь».

Очень часто оправдание пассивности человек-жертва соотносит с подчёркиванием своего страдания. Страдание приобретает генерализованный характер, когда оно распространяется на соседей, на непреодолимость погодных препятствий, правительственных решений и даже собственной беспомощности («нужно же думать, а голова не работает»). Таким состояниям часто сопутствует и ипохондрический синдром. Человек, если и не говорит, то всем своим видом показывает: «Я страдаю и ничего с собой не могу поделать». В целом состояние жертвы определяется страхом, «детским садом», беспомощностью, безвольностью, полным подчинением своим чувствам.

Начинается же позиция жертвы как копирование поведения окружающих людей («все бегут, и я бегу»), а затем используется для достижения тех или иных выгод, постепенно закрепляясь в привычку и переходя в характер в соответствии с известным правилом: «совершив поступок, посеешь привычку, а, посеяв привычку, пожнёшь характер».

За позицией жертвы обычно скрываются бездумность и склонность личности уходить от ответственности, сваливая её на обстоятельства жизни и пороки окружающей действительности. Причины переживаемых неприятностей такие люди видят во внешних факторах. Речь идёт о некоей жизненной предопределённости, о форме социального фатализма. По их укоренённым представлениям, что если быть «ниже травы и тише воды», шансов на выживание становится больше. «Боги наказывают тех, кто высовывается. Лишь тень показал, сразу башку срубают. Кто не имеет личности, того боги не трогают. А вот от тех, кто себя личностью проявляет, исходит всё зло, и в них живёт сатана. Как личность – так или педераст, или дегенерат, или изверг. В них-то и вся беда».

Позиция жертвы более всего характерна для массовой послушной личности, как проявление бездумья, как трансляция согласия с общепринятыми представлениями и оценками. Среди жертв чаще всего встречаются паразиты и всякого рода приспособленцы, но нередко в их число скатываются мечтатели, идеалисты и утописты разных мастей. Всем им в той или иной степени свойственно принимать на себя ореол мученичества («не понимают», «не ценят», «не признают», «преследуют»). Позицию жертвы также выбирают женщины, когда опускаются до «бабского» поведения в отношениях с близкими, сослуживцами и соседями.

Что же толкает личность занимать в обществе позицию жертвы, почему такая позиция может представляться выгодной или, по крайней мере, удобной? Каким образом, важно знать, люди приобретают неконструктивную жизненную установку, перерастающую с индивидуального уровня на социальный?

В качестве первопричины выбора людьми позиции жертвы исследователи называют страх и сопутствующую ему тактику избегания неудач. Пребывание человека в состоянии страха позволяет ему предупреждать появление испуга, чувства ещё более неприятного и нежелательного. Тактика «избегания неудач» даёт возможность людям, не ставящим перед собой высоких целей, сохранять достигнутое место в социуме. Установка на беспомощность, нежелание изменять собственное положение без вмешательства извне, низкая самооценка, запуганность, повышенная готовность к обучению пораженческому поведению, к усвоению виктимных стереотипов со стороны общества способствует созданию роли жертвы для получения сочувствия, поддержки, внимания и любви.

Следующая причина избрания личностью позиции жертвы заключается в привлечении внимания к себе. Чаще всего этой причиной пользуются лица с истероидными чертами характера, но также и те, кто преследует вполне практические цели, рассчитывая на сердобольность и отзывчивость людей. В итоге, человек, благодаря своей роли, получает внимание и даже любовь, ведь всегда среди окружающих находится «добрая душа», стремящаяся оказать помощь.

Позицию жертвы занимают порой и личности, участвующие в борьбе за власть. Для них примером служат те герои, которые занимали ведущее положение в обществе, испытав на себе преследование и унижение. Российское общество в целом благоволит к «страдальцам», и многие из них умело этим пользуются для достижения своих политических целей.

Позиция жертвы может использоваться также для того, чтобы в дальнейшем обвинить кого-либо или подчеркнуть свою правоту («я же вам говорил, а вы не слушали»).

Надо иметь в виду, что позицию жертвы человек выбирает сам при благоприятных для того социальных условиях и соответствующем окружении. Если игровая роль жертвы неоднократно давала результат, то она закрепляется в устойчивую жизненную установку. Социальная роль жертвы приводит к накоплению как внутреннего (защита своего уязвимого «Я»), так и внешнего напряжения от уколов извне, и разрушению личности.

Статус жертвы часто бывает навязан целой группе людей, пережившей какую-либо катастрофу (например, статус жертвы приобрели жители, оказавшиеся в зоне радиационного воздействия Чернобыльской АЭС, синдром жертвы зафиксирован и нашёл нежелательное продолжение у жителей северо-осетинского города Беслан, испытавших нападение со стороны террористов).

К позиции жертвы могут склоняться целые этносы, особенно из числа тех, чьи притязания на этнические роли не находят желаемой реализации. Как правило, это происходит в результате серьёзных исторических перемен (распад государств, ликвидация колониальных систем, территориальные переделы, гражданские войны и междоусобицы). И если англичане и французы сравнительно спокойно пережили изменения в их государственном устройстве, то в психологии русских, сербов и ряда других этносов наблюдаются болезненные комплексы, выражающиеся в обидах и острых ощущениях несправедливости современного политического устройства. В результате происходит формирование позиции жертвы на уровне целого народа, чем, как можно наблюдать, спекулятивно пользуются националистические силы.

Говорят, что далеко не каждому дано высшее право постичь и изменить себя. Тем не менее, указывая на недостатки позиции жертвы и осознавая её вред для социального прогресса, не следует, уподобляясь жертвам, рассматривать эту проблему как заведомо не решаемую. Что же делать с позицией и состоянием жертвы на личностном и общественном уровнях? Пытаясь ответить на этот вопрос, будем иметь в виду, что установкой жертвы может пользоваться не только каждый из нас, но и крупные общественные образования, вплоть до нации.

Суть рекомендаций психологов по преодолению депрессивных жизненных установок заключается в переключении с позиции Жертвы на позицию Автора. Если не смущаться религиозными ассоциациями, то можно употреблять и слово «Творец». Позиция Автора предполагает, что не обстоятельства владеют человеком, а человек управляет обстоятельствами, что он сам творец своей жизни и сам несёт за неё ответственность. Для этого необходимо постоянно работать над своими речью, мышлением, телом, чувствами – важнейшими компонентами выражения человеческой природы.

Выводя себя из состояния жертвы, в трудных ситуациях, вместо того, чтобы жалеть себя, злиться, расстраиваться, впадать в отчаяние и депрессию, нам следует пытаться переосмыслить происходящее с точки зрения нахождения возможностей «разрулить» течение ситуации в благоприятном для нас направлении. При таком подходе обостряются мыслительные процессы, создаётся база конструктивного реагирования на возникающие жизненные трудности.

При осуществлении дальнейших шагов по преодолению позиции жертвы надо работать над речью, уходя от речевых штампов, сопровождающих эту позицию. Словарь жертвы требует преимущественной замены на лексику, подчёркивающую собственные силы говорящего, его личные возможности. В преобразовательных целях следует чаще использовать действительный, а не страдательный залог, активные речевые конструкции, имеющие значение «субъект производит действие, направленное на объект», а не «субъект подвергается действию со стороны объекта». У М.Горького есть такие слова: «Я вот строиться люблю. Строение украшает землю». В социализации хорошо помогают чёткие формулы, составляемые по правилам аутотренинга, на мой взгляд, незаслуженно позабытого сегодня. А к аутотренингу добавляется и медитация, позволяющая управлять мышечным напряжением и снимать излишнюю фиксацию на неприятных переживаниях. Необходимо избавляться и от оправданий, заискивания, подобострастия, лексики с уменьшительно-ласкательным смыслом. И всегда нужно соблюдать собственное достоинство, говорить то, что соответствует личным мыслям, а не стараться, во что бы то ни стало, угодить мнению окружающих людей. Да, это трудно. Но без преодоления трудностей перестать быть жертвой невозможно. Конечно, человеку надо защищать себя, но, и с правовой и с моральной точек зрения, это не значит, что он может для самозащиты делать всё, что угодно. И мораль, и общее право накладывают здесь ряд ограничений. Нередко случается так, что человек, разыгрывающий роль жертвы, начинает проявлять агрессию, оправдывая её необходимостью самозащиты. И в этом случае следует чётко понимать, что никто не имеет право претендовать на право самозащиты, если он сам агрессор. Агрессия, какой б мотивацией она ни руководствовалась, будет в конечном итоге получать отпор.

Как вести себя, если рядом находится человек, разыгрывающий в жизни роль жертвы? Долго беседовать с тем, кто изображает из себя жертву, смысла не имеет. Разумнее оставить человека в покое, поскольку положение жертвы – это его жизнь. Но если есть хотя бы какие-то шансы на выведение человека из его ложной позиции, то тогда надо действовать решительно:

- давать чёткие формулировки как самой сложившейся ситуации, так и путей самостоятельного выхода из неё;
- следить за форматом действий, приучая одновременно к форматированию поведения;
- при наличии возможностей обсудить итоги предпринятых действий, внести в них необходимые коррективы с целью осуществления дальнейших шагов.

Перевод личности из позиции Жертвы в позицию Автора (Творца) немыслим без того, чтобы человек перестал себе врать, прикрывая сделанный выбор фальшивыми «отмазками-оправданиями». У популярного сегодня романиста и философа Александра Иличевского есть такие строки: «Нужно быть честным растением, честно расти, маленький ты, большой, шумишь ты, не шумишь, какая у тебя крона – просторная или жидкая – нужно честно пройти свой путь. От дерева до перегноя». И надо помнить, что авторская позиция нуждается в постоянном укреплении и поддержании, что достигается творческой работой и активной деятельностью. Надо приучиться переставать видеть непреодолимые препятствия там, где их, собственно говоря, вообще не существует, где нужно просто заставить себя действовать, вкладывая в дело всё, что мы умеем, знаем и помним. Держать слово – непременное условие авторской позиции. Хорошо помогает Автору и улыбка. «Учитесь властвовать собой», - говорил поэт. Вспоминается процесс по делу участниц группы «Pussy Riot». Несмотря на тяжелейшие условия, в которых оказались подсудимые, они сохраняли достоинство и уклонялись от поведения жертв, хотя таковыми и являлись по существу. Противников группы более всего возмущало и раздражало то, что молодые женщины находили в себе силы улыбаться.

Автор – тот, кто действует эффективно и берётся только за те дела, которые ему по силам. Реализма пока никто не отменял. Но в определённом смысле надежды на прогресс России во многом связан с отказом населения рассматривать себя как жертву многочисленных культурно-исторических и природных обстоятельств. Будущее за народом-творцом, а не за народом-жертвой.


Использованная литература:
1. Библия. Плач Иеремии.
2. Архангельский Андрей. Между молчевидцами и ропщественностью. «Новая газета». №148.24.12.2012. 3. Леонтьев Д.А. Жизнетворчество как практика расширения жизненного мира// 1-я Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: Материалы сообщений. – Смысл. 2001.
4.. Одинцова М.А. Психология жертвы или «мёртвая жизнь»// Седьмая волна психологии. Вып.3 – Ярославль – Минск: МАПН, Яргу, 2008.


Источник: CIVITAS 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100