Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 115 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ХРИСТИАНЕ И МУСУЛЬМАНЕ В ЛИВАНЕ

Печать

Сандро МАДЖИСТЕР

 

илл. ИноСМИ

Два молодых человека воссоздадут в памяти верующих основные моменты страданий Иисуса Христа под руководством маронитского патриарха и ливанского кардинала Бешара Бутроса Раи. В сообщении говорится, что Папа Йозеф Ратцингер сделал этот выбор «в память о своей недавней поездке в Ливан и в знак призыва ко всей церкви молиться за христианскую общину Ближнего Востока и мирное решение проблем.

Последняя поездка Бенедикта XVI за пределы Италии в Ливан состоялась в середине сентября. Его встречало огромное число верующих, приехавших также и из других стран. Из всех стран Северной Африки и Ближнего Востока Ливан представляет собой наиболее безопасное место для христиан, где их проживает сравнительно много. Но уже много лет на глазах у всех происходит разрушение восхваляемой модели мирного сосуществования религий. Бенедикт XVI обратился с осторожным призывом: «Для сохранения в действии знаменитого ливанского равновесия необходима добрая воля всех ливанцев. Только тогда Ливан станет образцом для подражания для жителей региона и всего мира».

Совершенно ясно, что сирийская катастрофа поставила под удар ливанских шиитов из движения «Хезболла», так как их покровители проживают в Дамаске и Тегеране. Но она не улучшила и положение христиан. Ливанские христиане давно перестали мечтать о завоевании гегемонии в стране. Они разделены изнутри: одни поддерживают шиитов, другие — суннитов. Противоборство ливанских суннитов и шиитов становится все более радикальным. Велико искушение повторить в Ливане наступление, идущее в Сирии против шиитско-алавитского режима Асада.

Несмотря на все это как некоторые христиане, так и некоторые мусульмане Ливана продолжают надеяться, что их мирное сосуществование продолжится, и действуют в этом духе. Ниже приводится расследование, напечатанное в последнем номере международного журнала «Оазис». Он издается с 2004 года патриархатом Венеции на шести языках, среди которых арабский и урду, и предназначен для христиан, живущих в исламском мире. Цель журнала в том, чтобы христиане и мусульмане могли лучше узнать и понять друг друга. Возглавляет журнал и приложение Newsletter, выходящее два раза в месяц, в том числе и на испанском языке, кардинал Анджело Скола. Он каждый год организует международные встречи. В 2010 году такая встреча состоялась в Бейруте, в Ливане.

Автор расследования и директор журнала - Мария Лаура Конте (Maria Laura Conte).

----------

Химическая ливанская формула

Какой Ливан увидел Папа? Центр Бейрута еще может заставить поверить, что страна быстро развивается: недалеко от моря много строящихся небоскребов. Но достаточно слегка удалиться от центра, и ты попадаешь в беднейшие кварталы, где в дорожной разметке жители все еще узнают линии фронта гражданской войны. А если отъехать от столицы, то пейзаж еще более меняется. По направлению к востоку располагаются деревни и живут семьи, история которых связана с соседней Сирией. Всего несколько лет тому назад сирийцы были «оккупантами», а сейчас в связи с гражданской войной они стали «беженцами».

Сирийцы, нашедшие приют в ливанских деревнях, рассказывают свои печальные истории. Сотни тысяч людей бежали от непрекращающихся бомбардировок, которые длятся уже не один месяц, от облав и похищений, которые осуществляются то регулярными войсками, то повстанцами. Они пересекли границу в поисках передышки. Ливанское правительство не позволяет официально организовывать лагеря беженцев — слишком хрупко равновесие между различными сообществами — но фактически места для приема и размещения беженцев существуют.

В Таалабайе (Taalabaya) в провинции Бекаа ливанский центр «Каритас» каждый день принимает новые сирийские семьи, которые просят их зарегистрировать, чтобы получить минимальную помощь в виде набора продуктов, одеял. Недалеко расположен лагерь, где беженцы построили бараки из картона, ткани и жести. Для стапятидесяти ребятишек от двух до десяти лет, которые свободно носятся по утоптанной земле, этот бедный лагерь является также и игровой площадкой. Их не очень волнует невозможность помыться и переменить одежду, они полностью отдаются игре со своими товарищами. Их глаза полны воли к жизни, в то время как глаза их матерей пусты и погружены в отчаяние.

Большинство из этих двухсот семей бежало из ада, возникшего в районе города Хомс, и оказалось в этих бараках. Мысль, что в них придется провести целую зиму, кажется невыносимой. Для молодой двадцатишестилетней матери время остановилось. Ее муж был убит в Сирии, дом разрушен бомбой. Она не видит перед собой будущего, только безнадежное настоящее довлеет над ней и ее двумя детьми.

Сотни других людей также находятся в отчаянном положении. Каждый беженец, пересекший границу, несет с собой груз, который не похож на бремя других товарищей по несчастью. В здании начальной школы в деревне Даир Занун (Dayr Zanoun) в этой же провинции Бекаа размещены двадцать семей из Дамаска. У них, по крайней мере, есть крыша над головой, водопроводная вода и электричество в течение двух часов в день. Но их волнение достигает предела, когда социальный работник из центра «Каритас» объявляет им, что с началом учебного года, они должны буду оставить стены школы.

Во время раздачи пищевых продуктов на добровольных помощников обрушиваются протесты беженцев, не желающих покидать школу. Они являются суннитами, и их охватывает страх, что их переведут в Баальбек, где живет шиитское большинство. Директор школы озабоченно осматривает помещения, разглядывая ущерб, нанесенный незваными гостями. Классы превратились в спальни и одновременно в кухни, на подставках досок лежат мыло и расчески, а сад используется в качестве туалета.

Молодой столяр, отец трех сыновей бежал из Сирии, потому что рисковал исчезнуть, как его брат, от которого нет никаких вестей, как нет известий и о том, что на самом деле происходит на родине. Но, по крайней мере, он спас свою жену и трех детей. Есть в деревнях и больших городах более состоятельные беженцы, которые могут платить за съем жилья от 200 до 250 долларов в месяц. Они могут себе это позволить, потому что, по крайней мере, один член семьи смог найти работу. Очень много семей делят одну квартиру и общее горе. В домах нет мебели, практически жизнь протекает на полу.

На фоне общего несчастья встречаются истории, в которых проявляется незабытая признательность и благодарность: одна сирийская семья, в которой мать четырех детей ничего не знает о судьбе своего мужа, нашла приют в ливанской семье, которую она прежде принимала в своем сирийском доме, когда в Ливане царило насилие. Но если история поражает своей повторяемостью, то география изумляет резкими переменами на коротком расстоянии. Всего час езды на автомобиле, и ты попадаешь из района, где царит отчаяние сирийских беженцев, в Бейрут, куда стеклись массы католиков, чтобы рядом с Папой утвердиться в вере и надежде.

Не один критический голос раздавался в дни накануне визита Папы в Ливан. Не будем говорить о шейхе-салафите, который хотел добиться от Бенедикта XVI извинений за его речь в Регенсбурге в то время, как все сообщества выражали надежду на то, что визит Папы обеспечит что-то вроде «перемирия». Это и произошло, если не принимать во внимание манифестаций, состоявшихся в эти дни в Триполи против фильма «Невинность мусульман», во время которых один человек был убит и тридцать ранено.

«Визит Папы нашел огромный положительный отклик, потому что он был воспринят нашим народом как счастливая пауза, - объясняет ливанский экономист и историк Джорд Корм. - Население отчаялось, нервы у всех обнажены. К политической напряженности добавляется значительный рост уровня преступности. В некоторых зонах страны по 12-18 часов в день нет электричества. Во многих регионах не течет вода из кранов. Социально-экономическая ситуация очень плохая. Даже короткий миг счастья очень много значит на фоне тяжелой жизни, которую мы ведем в течение 40-50 лет».

«Но это не могло продолжаться», - добавил Корм. Визит в Ливан Иоанна Павла II в 1997 году стал великим моментом в истории страны, потому что отсюда прозвучал призыв Папы ко всему Ближнему Востоку и Западу, но это послание осталось без ответа.Через месяц после отъезда Бенедикта XVI в христианском квартале Ашрафи, в самом центре Бейрута во время террористического акта погиб глава секретных служб. Корм считает, что причин слабости Ливана много. Одной из них является разделение населения на сообщества, что препятствует развитию гражданственности, так как люди идентифицируют себя не со страной, а с одной из восемнадцати конфессиональных групп, признанных государством.

Отсутствует воспитательная работа, которая показала бы значение традиций ливанских христиан. Корм объясняет: «Вы не найдете в наших школах ни одного учебника, в котором бы рассказывалось об истории церкви в Антиохии, зато наизусть заучиваются история Франции или Соединенных Штатов Америки. Люди думают, что христианство зародилось в Риме. Если написать книгу о преследовании христиан на Ближнем Востоке, то она станет бестселлером. Но если вы напишите книгу о сложности существующей здесь ситуации, то вам мало что удастся продать...».

Слова, с которыми верховный муфтий ливанских суннитов Мохаммед Рашид Каббани обратился к Папе, были многими поняты, как призыв к христианам не покидать Ближний Восток, потому что их присутствие является гарантией социального единства. Муфтий сказал: «Мы поддерживаем призыв к христианам Машрика остаться в арабском мире и продолжать играть важную роль в общенациональных делах в надежде, что это поможет сохранить целостность социальной ткани в этой части мира».

Католик-маронит, член ливанского Конституционного суда Антуан Мессарра (Antoine Messarra) считает эти слова очень важными: «Итак, арабский ислам освобождается и нужно помочь ему освободиться. Жаль, что христиане в арабском мире сделали шаг назад. Ливанские мусульмане нуждаются в христианах как в опоре для сохранения традиций свободы. Я думаю, в этом смысл высказывания муфтия. Очень стыдно, что религии делятся на те, что внушают страх, и религии, охваченные страхом. Представьте, например, что я испугался ислама. Но ислам является частью моей культуры, он входит в повседневную жизнь и отношения!».

Мессарра считает, что необходимо защищать арабский плюрализм: «Задача не в том, чтобы защищать присутствие христиан в регионе. Центральная проблема в том, чтобы сохранить арабский плюрализм. А главный принцип плюрализма — это религиозная свобода. Ислам должен изменить свою точку зрения на этот вопрос». По мнению Мессарра, ключ к решению вопроса лежит в воспитании: «Следствием разделения города на различные кварталы является то, что многие молодые люди, рожденные во время войны и в послевоенные годы, не могли расти и жить вместе, они не получили такого опыта. Поэтому у нас сложилась чрезвычайная ситуация в этом смысле».

Если для христианина Мессарра ислам является частью его ДНК, то президент Института изучения ислама в университете Макассед суннит Хишам Нашабе (Hisham Nashabe), подводя итоги, говорит, что присутствие христиан среди мусульман очень важно. Нашабе уверен, что визит Папы приведет к росту интереса среди мусульман к изучению христианства: «Как на Западе ведутся исследования истории Востока, так и на Ближнем Востоке мы должны больше интересоваться проблемами Запада. Папа, возможно, бессознательно спровоцировал интерес к этому в Ливане».

Конечно, кое-кто ожидал, что визит Папы как по мановению волшебной палочки в один миг разрешит все проблемы страны. Вместо этого, как говорит викарий патриарха в епархии Sarba e Jounieh монсиньор Поль Рухана (Paul Rouhana), Бенедикт XVI выступил в роли пастыря, озабоченного проблемами своей паствы. В своем апостольском послании он поставил центральную проблему сохранения человеческого достоинства, к чему должны стремиться все люди доброй воли даже в такие трудные исторические моменты, как война в Сирии.

«Война в Сирии и трудная ситуация, в которой оказались христиане, рискующие попасть под перекрестный огонь двух враждующих сторон, ставят перед нами очень трудные задачи, - говорит монсиньор Рухана. - Необходимо найти такое решение, которое позволило бы сохранить единство страны. Нельзя в Сирии отдельно решить проблему только одних христиан, как нельзя этого сделать и в Ливане. В обеих странах у христиан и мусульман общая судьба. Мы желаем, чтобы в Сирии тоже стало возможным мирное сосуществование мусульман и христиан, как в Ливане. Религиозные общины ведут к разделению всего общества? Конечно, это не лучшее решение, но отсюда можно начать строительство настоящего сообщества граждан».

По мнению монсиньора Рухана, «разумный и взвешенный голос Папы, который в свои 85 лет прибыл сказать нам, что вера — это не мечта, что она пересекается с действительностью, универсален. Он считает, что многие мусульмане согласны с некоторыми высказываниями Папы: «Ислам — это не монолит?» По мнению интеллектуала, шиита, преподавателя политических наук в Американском университете Бейрута Ибрагима Шамседдина I(brahim Shamseddine), вмешательство Папы позволило вернуться к размышлениям по поводу «ливанской формулы».

Шамседдин говорит, что особенность этой формулы заключается не в христианско-мусульманском дуализме государства, в триаде: «Демократия-ислам-христианство обеспечивают единство Ливана. Если нет демократии, то невозможно христианско-мусульманское партнерство. Такая формула несостоятельна. У нас в стране множество трудных проблем. Не в последнюю очередь они связаны с географическим положением Ливана. Жизнь страны отравляет присутствие вооруженной милиции и конфессиональных групп, которые фактически нарушают законы страны и тем самым ослабляют ее изнутри. Правительство ничего не решает, потому что его институты парализованы».

Шамседдин считает, что нужно прекратить оперировать самоубийственной категорией «меньшинство». Шииты не являются меньшинством. «Я отказываюсь от того, чтобы меня причисляли к меньшинству. Христиане являются частью арабского большинства, а шииты частью мусульманского большинства».

По его мнению, химическая формула воды хорошо отражает ситуацию в Ливане: «Мы нуждаемся в двух молекулах водорода и одной молекуле кислорода. Только в этом. Бог так создал вещи. Христиане являются кислородом для нашей демократии».

Оригинал публикации: Cristiani e musulmani in Libano. Un'inchiesta


Источник: ИноСМИ

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100