Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 246 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КГБ В ВАТИКАНЕ

Печать

Кшиштоф ГЕНДЛЕК, Матеуш ЗЁМБЕР

 

Славомир Ценкевич

Интервью с историком Славомиром ЦЕНКЕВИЧЕМ

 

Polonia Christiana: Как глубоко удавалось проникнуть агентам КГБ во время Второго Ватиканского собора?

Славомир ЦЕНКЕВИЧ: Сложно сказать, куда добирались щупальца спецслужб. Я уже много лет работаю над книгой, посвященной отношению коммунистов к Собору, и стараюсь реконструировать агентурные источники, которые использовала служба безопасности Польской Народной Республики. Представляется, что в 1962-1965 годах в Рим было заброшено около 50 влиятельных и умелых агентурных источников, хотя с темой Собора в целом, в том числе изнутри страны, работало гораздо больше народа. К этому нужно добавить советских агентов, о которых «братским спецслужбам» обычно не говорилось — за исключением совместных операций (СССР при помощи Варшавы перебрасывал своих церковных агентов на Запад), а еще болгарских, чешских, словацких, венгерских и так далее. В целом в сердце Католической церкви находилась довольно внушительная армия шпионов.

Одновременно велась радио-прослушка, слежка за заседаниями отдельных национальных епископатов и иерархами в Риме; обыскивались дома, в которых те останавливались, приезжая на сессии Собора или работая в комиссиях; копировались и сразу же переводились с латыни, французского и итальянского тысячи документов, а после смерти Иоанна XXIII даже проводилась разведка в конклаве...

Неслучайно в директивах КГБ относительно Собора 1963 года можно прочесть: «в целях усиления раскола и разложения фундамента Католической церкви поддерживать агентурными и иными методами существующие среди либерального духовенства за границей стремления к интернационализации Римской курии и настроения, направленные против итальянских кардиналов, для включения в ее состав представителей Католических церквей других стран, включая страны соцлагеря».

Агентура в широком смысле этого слова (в том числе так называемые официальные, временные источники, агенты влияния) использовалась для инспирирования нападок прессы на «интегристов», выяснения точек расхождения, тенденций и состава фракций на Соборе или получения «опережающей» информации, например, проектов документов, обсуждавшихся в соответствующих комиссиях Собора.

Даже самые яростные критики Второго Ватиканского собора не представляют себе, насколько прозрачен он был для Москвы, насколько эффективны были коммунисты во внедрении и насколько обширным текущим материалом они располагали. Представьте себе (я говорю сейчас об этом впервые): одним из неофициальных источников варшавских спецслужб был руководитель информационного центра Собора отец Ральф Вильтген (Ralph Michael Wiltgen), автор великолепной книги «Рейн впадает в Тибр», он сам не отдавал себе отчета, кем является. Его ловким и оперативным опекуном от польской разведки был Игнаций Красицкий (Ignacy Krasicki), псевдоним — Витольд. Он получал от отца Вильтгена материалы, мнения, наводки, «опережающую» информацию, слухи. В одном из отчетов 1964 года можно прочесть: «кажется маловероятном, чтобы Вильтген прибегал к намеренной дезинформации, поскольку в таком он случае он бы избегал приводить данные, которые можно относительно легко проверить».


— Каких целей хотела добиться Москва при помощи своего агентурного влияния на Второй Ватиканский собор? Кого она поддерживала, а кого дискредитировала?

— Это очень объемный вопрос, но можно сказать, что в первую очередь коммунисты хотели сохранения прогрессистского курса Собора. Он был настолько революционен, что они даже старались его пропагандировать, чтобы усугубить споры внутри католических кругов. Аналогичные действия велись даже Советском Союзе, где КГБ предписал «активизировать агентурно-оперативную работу в Католической и Грекокатолической церкви, в частности, запланировать такие мероприятия, которые позволят провести публичные выступления священников в церквях на тему поддержки Собора и его решений». Одновременно большевики пытались ослабить позиции «интегристов», которые были сосредоточены вокруг Международной группы отцов (Coetus Internationalis Patrum), поддерживаемой такими кардиналами как Оттавиани (Alfredo Ottaviani), Руффини (Ernesto Ruffini) и Сири (Giuseppe Siri).

Врагом номер один был, конечно, Оттавиани. В его характеристике польская разведка писала: «ведущая фигура правого лагеря и ватиканских консерваторов. Занимает непримиримую позицию в вопросах внесения любого рода изменений в современную структуру Католической церкви. Выступает против объединения христианских вероисповеданий, полагая, что это ослабит цельность Церкви. Ярый противник каких-либо переговоров с лагерем социалистических стран». [...]

В свою очередь любимцем большевиков был нидерландский кардинал Альфринк (Bernardus Alfrink): «С первых дней Собора стало ясно, что кардинал Альфринк вместе с рядом других немецких и французских кардиналов готов решительно выступить против концепций, выработанных Римской курией. В ходе дискуссии о литургии Альфринк предложил ввести в церковную службу национальные языки, сделать курию международной, а также увеличить роль светских лиц. [...] Кардинал Альфринк, — это, несомненно, одна из ведущих фигур левой фракции в Католической церкви».

Другим фаворитом Москвы был кардинал Беа (Augustin Bea): «В ходе дискуссии на Соборе подверг критике разработанные кардиналом Оттавиани схемы как „несоответствующие достижениям в сфере изучения Святого писания и экуменическому духу“». Беа приписывается негативное отношение к кардиналу Вышинскому (Stefan Wyszyński) и обвинение его во враждебном отношении к проектам объединения Католической и Православной церквей.

Уважение коммунистов вызывал также кардинал Монтини (Giovanni Montini): «критикует консерватизм и косность консерваторов в Курии, высказывается за установление отношений между Ватиканом и социалистическими странами на базе мирного сосуществования». Подобных характеристик ведущих фигур на Соборе — тысячи, они ясно показывают, кому принадлежали симпатии коммунистов.


— Существует мнение, что резкое смягчение Католической церковью своей позиции в отношении коммунизма, произошедшее во время Второго Ватиканского собора, упростило жизнь католиков в коммунистических странах. Насколько правомочен такой тезис?

— Я считаю, что это слишком оптимистичный взгляд на вещи. Сторонники данного тезиса не учитывают факта тесной взаимосвязи между началом Второго Ватиканского собора и усилением антикатолической кампании коммунистов. Напомню, что антицерковный четвертый отдел МВД появился в Польской Народной республике за несколько месяцев до начала Собора.

В свою очередь Москва никогда раньше, до Собора и периода подготовки к нему, не вела таких масштабных действий по дезинтеграции Ватикана и Епископатов внутри советской империи. В «Архивах Митрохина» (секретные материалы, переданные Великобритании бывшим сотрудником архива КГБ Василием Митрохиным в 1992 году, — прим. пер.) можно прочесть, что глава КГБ Андропов в конце 60-х годов одобрил специальный план операции против Ватикана, который предусматривал «применение ряда активных средств». Требовалось рассорить священников, находившихся в эмиграции в Риме с католиками и грекокатоликами, живущими в СССР.

Такая масштабная активность не была бы возможной без хаоса, который начался после Собора, и была эффектом произошедших там революционных изменений, связанных в первую очередь с вопросами экуменизма и религиозной свободы. Отчетливыми знаками этой трагедии и флирта с большевиками были многие последующие события: предательство загнанных в подполье китайских и вьетнамских католиков; «восточная политика» кардиналов Кёнига (Franz König) и Казароли (Agostino Casaroli), убиравших с епископских престолов иерархов, негативно относившихся к коммунистам; пересмотр конкордатов и упадок католических государств; духовное мученичество кардиналов Миндсенти (József Mindszenty) и Слипого, лишенных своей паствы; убийства польских священников, которые происходили вплоть до 80-х годов.

Чтобы заново проанализировать и показать все это, нужен своеобразный традиционалистский подход, который бы позволил исследователям увидеть Собор и его последствия такими, какими они были в действительности. Я надеюсь, что в этом нам особенно поможет заступничество мексиканских, испанских и китайских мучеников, которые отдали свои жизни за Иисуса и его святую Католическую церковь, погибнув от рук большевиков. Viva Cristo Rey!


Оригинал публикации: "Polonia Christiana", Польша


Источник: ИноСМИ 


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100