Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 145 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КАТАРСИС И САМОУБИЙСТВО

Печать

Михаил СИТНИКОВ

 

Зима. фото Бибиков

Склонность ко всевозможному "подведению итогов" имеет в России большое распространение и приобретена, скорее всего, в советскую эпоху. В силу инерции планового хозяйствования тех времен принятие на себя обязательств разного рода субъектами – от целых отраслей до отдельных ударников комтруда - требовало затем отчета. Как подводились, иной раз, такие итоги было известно: приписки, очковтирательство и прочие прелести дезинформирования собственного начальства и всего честного народа появились явно не сегодня. Поэтому, если говорить об итогах года в наши дни, то единственное, чем их подведение отличается от таких же процедур до изменения информационного пространства, это невозможность что-либо надолго утаить. Ну, а "надолго" измеряется сегодня не десятилетиями или годами, а неделями, днями и даже часами.

Все вышесказанное касается абсолютного большинства официальных "подведений итогов" разными персонажами нашего окончательно перемешавшегося "светско-духовного" бытия. Потому что, увы, и передергивание, и очковтирательство, и прямая диффамация вернулись в пропагандистскую практику светской власти и ее неформального департамента – Московской патриархии - с какой-то отчаянной и немыслимой еще год тому назад откровенностью. Приводить конкретные примеры упомянутых явлений логичнее всего в аналитических исследованиях, которым не брезгует сегодня много наших сограждан – юристов, журналистов, историков, политологов, да и просто наблюдательных обывателей. Поэтому, в данном случае ничего и никого конкретно не опровергая (разоблачая, выводя на чистую воду и т.п.), гораздо правильнее просто поделиться впечатлениями о закончившемся почти годе и некоторыми мыслями, возникающими на основе этих впечатлений.

Отметить, что уходящий год был для всех весьма непростым, было бы до неприличия мягко. Он оказался своего рода катарсисом, причем, как для тех, кто сумел это понять, так и для тех, кто этого в силу разных обстоятельств не заметил. В сфере религиозной – то есть, в ее социальном, культурном, экономическом, политическом и сугубо мировоззренческом аспектах - эти признаки не просто сохраняются, но и предстают с особой контрастностью. Так, например, будто отражая продолжение слишком явного раскола общества на здравую и деградирующую части, в религиозной жизни России в 2012 году буквально за несколько последних месяцев высветилась аналогичная поляризация. Начиная с думских выборов декабря 2011 года, когда крупнейшая религиозная корпорация страны – РПЦ МП окончательно застолбила вектор своего дальнейшего развития, она дрейфует в избранном направлении с заметным ускорением. Одновременно, в направлении противоположного полюса с не меньшим ускорением движется большинство остальных религиозных организаций, включая представительства иностранных Церквей, несколько православных и большинство "новых религиозных движений". При этом если главная религиозная корпорация эволюционировала в религиозно-политическую, то остальные (за редкими исключениями групп религиозных функционеров в Центре), все более целенаправленно концентрируются на преследовании собственно религиозных (вероисповедных) интересов. Это касается даже исламского сообщества, где именно в 2012 году стало заметным доминирование сферы религиозного образования, не говоря о большинстве протестантских общин. Причем, что интересно, так это полное опровержение такой сугубо религиозной активностью громких опасений, которые регулярно высказывают клерикальные функционеры РПЦ МП насчет желания критикующей ее политическую агрессивность общественности "загнать церковь в гетто". На практике выясняется, что именно религиозная активность тех же протестантов или некоторых НРД оказывается и стимулом, и основной причиной роста их социальной активности, а, следовательно, и привлекательности для людей. Тогда как выражение особо раскрученными пиар-протоиереями из патриархии едва ли не обиды на призывы россиян к этой Церкви заниматься своим делом – служить Богу и людям - выглядит не только нелепо, но и недальновидно.

Такое "чисто символическое" обозначение религиозной дифференциации в светской России, наверное, можно считать логичным. Религиозный бум, набиравший силу с начала 90-х годов, приходит к своему логичному завершению: то, что для простых людей и идеологов религиозных организаций составляло смысл понятия "религия", сегодня находится уже на стадии "воплощения". Там, где сохранилось особое отношение к этой в высшей степени деликатной и тонкой "материи", будто свечки в ладонях сохраняются и нравственность, и милосердие, и сострадание, и любовь. Тогда как для иных отношение к религии лишь как к инструменту для обретения власти и преумножения материальных благ вызвало к жизни инерцию другого рода, в соответствии с которой созидаются "ценности" противоположного ряда. Поэтому не стоит удивляться, например, столь быстрому исчезновению уважения к статусу священнослужителей Московской патриархии практически во всех слоях общества, кроме, может быть, собраний депутатов, где разыгрываются мизансцены по принципу "рука руку моет". Причем, это отношение не стало "хуже" – оно стало просто другим, то есть, полностью идентичным тому отношению, которое вызывает чиновничество или привилегированные у власти бизнесмены.

В результате, можно начать с того, что за 2012 год стало для этой религиозно-политической корпорации несомненными успехами. Это, например:

- обретение немалого числа объектов недвижимости (в том числе, отчужденных от народного достояния памятников культуры), земельных участков, значительной части музейных коллекций;

- получение таких преференций от политического режима за поддержку курса реванша тоталитаризма, как внедрение церковных дисциплин в систему светского образования - "теологии" (пастырского богословия?) в высшую школу, и обучения культовым навыкам (ОПК) – в начальную и среднюю. К таким же преференциям можно отнести продавливание священнослужителей в кадры военных частей; осуществляемую под нарастающий ропот населения программу строительства культовых объектов для Московской патриархии в российских городах; вынесение судебного приговора на основе религиозной мотивации в процессе расправы с участницами протеста "Pussy Riot"; удерживание до настоящего момента ситуации с уличением Фонда храма Христа Спасителя в противоречащем законности состоянии; выигранная на данный момент судебная тяжба "о квартире Патриарха"; получение государственного гранта на поддержание "антикультистской" кампании и многие другие "мелочи", имеющие вполне конкретный эквивалент в определенных суммах – денежных средствах либо залоговой стоимости ценного имущества.

Обратная же сторона итогов года для данной негосударственной структуры выглядит не менее эффектно. Правда, для того, чтобы это оценить, требуется взгляд извне – то есть, со стороны нашего разномастного общества, включающего в себя, в том числе, и какое-то количество тех, кого РПЦ МП уверенно числит своей "паствой", что в переводе на русский язык означает просто стадо.

Тем не менее, в обществе, о котором буквально на днях один из членов Синода отозвался фразой "На церковь нападает враг рода человеческого, которого мы называем дьявол. И действует он, как правило, не сам по себе, а через людей", - к такого рода заклинаниям относятся не так, как было это еще в середине лета. После истории с загнанными в лагеря девушками, катавасии с часами и квартирой, перлами телепротоиереев и вердиктами думских депутатов, слыша подобное, люди не просто перестали смеяться или раздражаться. Нынешняя реакция на любые, иногда даже более-менее здравые речи и инициативы отдельных клириков, нагляднее всего можно обобщить в формуле "ну, с этими все уже ясно". Такая окончательность суждений и определяет сегодня истинный имидж прорежимной религиозной организации в глазах сравнительно адекватной части общества.

Судя по развитию событий – и особенно в году минувшем, - этой не растерявшей разум части россиян и предстоит в обозримый период составить решающее большинство в стране. Хорошо заметное с самого начала 2000-х разделение страны в минувшем году поставило всех перед окончательным выбором. Признаками того, что этот выбор продолжает осуществляться, можно считать и общественные протесты, которые из массового, количественного состояния перешли теперь в стадию осознанной стратегии гражданского общества. Судить о качественном росте такого общества можно уже по тому, что оно давно не ассоциируется с одними лишь тысячами выходящих на улицы, так как продолжает расширяться за счет прозревающих россиян во всех социальных группах. Происходит что-то, похожее на сетевой эффект, когда точно сформулированная идея вызывает одновременный отклик сразу во всех ресурсах, входящих в единую матрицу.

Такими же признаками "осуществления выбора" предстает и другой сорт явлений. Это и массовое помешательство, постигшее отдельные сообщества, что выражается в истеричных, противоречащих закону и общественной морали кампаниях– например, клерикализации светской сферы или культвировании антикультизма. Это и самоубийственность бессистемных, панических законодательных инициатив в ответ на изменение объективных условий в обществе и стране для самого их источника – государственной власти. Это и необратимое уже цементирование альянса между светской властью и РПЦ МП с ее немногими сателлитами, где Церковь отреклась от оправдания народных надежд. Это волевой развал систем образования, науки и производства, обороны и прочего. Но в расколовшейся далеко не в топографическом смысле стране выбор в пользу самоубийственного безумия сделан не ее глобальным потенциалом – населением, обществом, - а лишь той малой толикой от общего числа россиян, жизнедеятельность которой обеспечивается "соками страны".

Да-да, это классическая модель паразитирования, при которой некие организмы – в нашем случае сообщества - способны существовать лишь в том случае, если не лишены возможности присосаться к обеспечивающему их всем необходимым организму-донору, то есть России и ее обществу. Когда речь идет о корове и слепнях, то для избавления ее от паразитов требуется стороннее вмешательство ветеринара. Однако в случае с обладающим особым видом сознания обществом, достаточно всего лишь его воли. Поэтому, о том, какие перспективы несут в себе лишь упомянутые "признаки" минувшего года, на фоне тотального пробуждения России догадаться несложно.


Источник: Портал-Credo 


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100