Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИТОГИ "НЕСОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА"

Печать

Григорий ЛУРЬЕ

 

..

Церковь не отделена от государства, но отделена от общества

 

Подведение итогов года в такой унылой области, как общественно-церковная жизнь, обычно сводится к воспоминанию о собственном прогнозе годичной давности и к сверке показателей по расписанным еще в прогнозе параметрам. Как правило, все показатели, по которым возможна динамика, известны заранее. Но если это не так, то это и становится главным итогом года. Так, то есть "не так", произошло в 2012 году. Поэтому главный итог года – это то, чего мы совершенно не предвидели в наших прогнозах. Этот непредвиденный новый параметр заставляет нас в этом году впервые за всю историю нашего Портала отказаться от принципа подведения отдельных итогов года для РПЦ МП и для ИПЦ. Главные итоги для них, во многом, общие.

Теперь обо всем по порядку, но начиная с главного.

Главный итог года

Главным итогом года стало исчезновение психологического барьера между РПЦ МП и ИПЦ. Это отнюдь не означает, что исчезло само различие между ними, но означает, что исчезла глухая психологическая стена, не допускавшая тех, кто находился от нее по одну сторону, разглядеть людей в тех, кто находился от нее по другую сторону. А прежде происходила взаимная дегуманизация, которую были бессильны остановить общие для обеих сторон принципы христианского отношения к иноверцам и просто к людям.

Предпосылки для этого накапливались, разумеется, и до 2012 года, но то были лишь предпосылки. Со стороны РПЦ МП это, конечно, была специфическая активность ее высшего менеджмента, которая исподволь отчуждала от "священноначалия" рядовых клириков и мирян. Со стороны ИПЦ это была специфическая пассивность ее высшего менеджмента, которая не в меньшей степени отчуждала от "священноначалия" рядовых клириков и мирян. Одним приходилось стыдиться своих епископов за то, что те делали, а другим приходилось стыдиться своих епископов за то, что они оказывались недееспособными. Верующие ИПЦ уже забыли и думать о том, чтобы их епископы высказались четко хотя бы по специальным вопросам вероучения, не говоря уж о более широких общественных проблемах, которые неизбежно касаются их паствы. Проблема "православия в современном мире" проецируется на фасад РПЦ МП в виде мультфильма ужасов, а на фасад ИПЦ – в виде дыры на три этажа, в которую задувает метель. Из-за этого церковное здание РПЦ МП имеет внешний вид ночного клуба на Новом Арбате, а ИПЦ – разбитого артобстрелом дома на блокадном Невском проспекте.

И в РПЦ МП, и в ИПЦ рядовым клирикам и мирянам ничего не оставалось, кроме как приучаться действовать на свой страх и риск. В 2012 году впервые появились уже не только отдельные точки, но обширные области, где они встретились. Разумеется, речь идет о нетривиальных ситуациях, в которых невозможно действовать по инструкциям, так как никаких инструкций для них нет. В таких ситуациях определяется не то, что мы заучили наизусть в качестве нашего исповедания веры, а то, на каком уровне серьезности мы относимся к нашей вере. Это важнее ее правильности или неправильности, так как это первично.

Тут надо пояснить, особенно для истинно-православных. Как мы знаем, безупречно правильная вера есть у бесов, но, тем не менее, бесы – не лучший образец для подражания. Имеет значение не только правильность веры сама по себе, а еще и то, как мы готовы ее усвоить. Второе важнее и первичнее. В Евангелиях есть несколько примеров самаритян, которые были еретиками, но которые были готовы усвоить ту веру, которой еще не знали (и которую знали, но не хотели усвоить бесы). Поясню это и со стороны канонической. Среди препятствий для служения в клире каноны перечисляют много разных грехов, но не ересь, хотя ересь – это очень тяжелый грех. Напротив, клириков от еретиков после их обращения в православие каноны рассматривают как потенциальных православных клириков. Византийские канонисты объясняли этот кажущийся (некоторым) парадокс тем, что еще в ереси эти люди старались, в меру их тогдашнего понимания, служить Богу и людям так, как это положено, а теперь, когда мера их понимания достигла присоединения к Церкви, они тем более будут это делать. Ересь – это большой грех, но это не моральный дефект, который делает человека навсегда недопустимо ненадежным для клирового служения. Поэтому верующие ИПЦ, которые и так уже имеют перед глазами множество удачных примеров подражания бесам (к сожалению, не ограничивающегося чистотой веры), должны с заинтересованностью, а то и с надеждой смотреть на "самаритян" из РПЦ МП.

Общим для РПЦ МП и ИПЦ тестом на некие "базовые интуиции" христианства стало в 2012 году отношение к приговору по делу "Pussy Riot". Отношение к самой их акции – материя более тонкая, требующая разговора о культурных кодах, и тут нет смысла ее касаться. Речь пойдет только об отношении к факту их уголовного преследования, и даже не к самому факту (ведь уголовное преследование – дело государственное), а к христианской реакции на него: протестовать, одобрить или сохранить нейтралитет? Тут кто-то стал требовать крови – громко и вслух, кто-то выступил против, а безгласное большинство фактически допустило, чтобы его псевдонейтральные голоса пошли в счет партии начальства, то есть тех, кто требует крови.

Подобные истории имеют мистическое измерение даже вне христианства, а в христианском контексте они еще более мистичны. Тут кто-то повязывается кровью, а кто-то отвязывается — в разных смыслах этого слова, пусть и не всегда в самых лучших.

После такого, может быть, и не только психологически, но уже и мистически невозможно обманывать свой организм и действовать так, будто у тебя одна вера с теми, кто. Можно, конечно, продолжать обманывать свой ум, но это поведет лишь к раскоординации поведения, так как весь остальной организм будет теперь гнуть свою линию.

Наверное, все подумали, что это я пишу об отношении сознательной части верующих РПЦ МП к своему "священноначалию". Конечно, они не ошиблись, но ошиблись, если решили, будто это никак не относится к ИПЦ.

Для паствы РПЦ МП год вообще выдался горячим, так как он закончился еще более кровавой инициацией, связанной с отношением к принятому Думой как раз в предрождественские дни "закону Ирода" (закону, который, подобно известному постановлению царя Ирода, обрекает на смерть отобранную по какому-то живодерскому правилу часть детей). Тут и литургическая приуроченность предрождественского думского акта вызывает особенно мрачные мысли, и вообще верующим РПЦ МП тут не позавидуешь. Неудивительно поэтому, что даже их "профильный" епископ так резко высказался против мнения начальства: думаю, что тут нет никакой интриги, связанной с раскруткой "альтернативы Гундяеву", а просто-напросто охвативший пожилого клирика мистический ужас.

Вот эта последняя (будем надеяться) "инициация" года, пожалуй, оставляет ИПЦ в стороне, так как среди истинно-православных христиан никто не имеет моральных обязательств поддерживать любые фантазии светского начальства. Но история с "Pussy Riot" не такова.

По своим практическим последствиям самый важный уровень провокации "Pussy Riot" был, возможно, тот, на котором собственно христианская мотивация наших решений оказалась отделена от нехристианских мотиваций, которые, возможно, до этого казались нам нейтральными по отношению к христианству или симбиотическими к нему. Для кого-то это мотивация государственной идеологии, для кого-то — единства оппозиции, еще для кого-то — единства последователей всевозможных "традиционных ценностей"… По всем видам единства и смешения этих многочисленных "единств" с христианством был нанесен удар. Для тех, у кого их собственное христианство пребывало в смешанном с чем-нибудь из подобных нехристианских ценностей состоянии, удар получился болезненным (для тех, кто привык отделять христианство от всего остального, как это и требуется по Евангелию, болезненной реакции на "Pussy Riot" быть не могло). Тут кто-то из них понял, что у него что-то не так, и постарался что-то поправить в своем христианстве, а кто-то другой ответил агрессией.

Думаю, что среди истинно-православных христиан очень мало тех, кто одобрил "Pussy Riot" только потому, что эта акция била по руководству РПЦ МП. И, пожалуй, больше тех, кто почувствовал в ней удар по своим собственным "традиционным ценностям", ошибочно принимаемым за христианство. И вот это нам, ИПЦ, жизненно важный урок: в чем наша истинность – в "традиционных ценностях" или в христианстве?

Если все же в "традиционных ценностях", то лучше нам поменьше противопоставлять себя "мировой апостасии" и тому подобным массовым явлениям. Эти явления мировые и массовые как раз потому, что они появились в результате переработки вчерашних ценностей традиционного общества и являются их прямым продолжением — сегодняшними ценностями все того же традиционного общества. Традициям свойственно изменяться, не переставая быть традициями. Главная и неизменяемая традиционная ценность человеческого общества, к сожалению, только одна: психологический комфорт (чувство безопасности) от пребывания в большинстве. И она абсолютно несовместима с христианством. Опыт христианских империй показал, что созданием особого "христианского большинства" эту проблему не решить. И тем более не решить ее таким способом в наше время технологий массовых коммуникаций, сделавших мозги 60 или 70 % людей магнитными дисками, содержание записей на которых всецело зависит от технической вооруженности претендующих на массовое влияние групп.

Мы можем, конечно, держаться за вчерашние и даже позавчерашние общественные ценности, и имеем некоторый шанс получить право на жизнь в резервации, но не надо путать такую историко-фольклорную идентичность с христианством.

Христианство, увы, не "традиционно". Оно все время ломает наличные традиции. Кто этого не заметил, пусть перечитает хотя бы Евангелие, желательно подряд. В этом состоит та собственная традиция христианства, которая именуется Священным Преданием. Все это Предание — о том, как во все времена христианство не давало добрым людям спокойно жить. Спасибо "Pussy Riot" за то, что они в очередной раз нам об этом напомнили.

Отдельные итоги для РПЦ МП

Но все же, сказав о главном, нужно перейти и к неглавному. Начнем с РПЦ МП.

Повторю, что главное из того, что в ней происходит, —это изменение сознания той части ее верующих, которые наиболее склонны этим сознанием пользоваться. Но тут нельзя ждать быстрых перемен внешнего характера. Все это процессы, которые требуют времени. За один год они точно не дадут никакого очевидного внешнему наблюдателю результата. Первые результаты, влияющие прямо на структуру РПЦ МП, должны будут явиться через два года, то есть лишь осенью-зимой 2014-го, а основного эффекта от сегодняшнего переформатирования психики этих людей нужно ожидать в 2015-м. (Кстати, я не берусь предсказывать, в чем конкретно эти результаты будут состоять; я просто надеюсь, что это будет что-нибудь положительное с точки зрения православия).

Те люди, которые отходили от общения с РПЦ МП в 2012 году или отойдут от этого общения в 2013-м, — это те, кто начал созревать к выходу из нее значительно раньше, хотя бы в 2010-м и 2011 годах, и на кого, поэтому, события 2012 года радикального влияния оказать не могли.

Если в 2013 году Россию не постигнут какие-то совсем уж неординарные потрясения, то можно ожидать углубления тех тенденций, которые довольно резко определились в течение 2012 года, но все еще имеют большой потенциал развития. В совокупности они не приведут еще к таким существенным изменениям, как неизбежный в более отдаленной перспективе распад РПЦ МП, но приведут к некрозу ее управленческой структуры.

Во-первых, неизбежно завоюет новые рубежи автономизация Украинской Церкви под формальным омофором Московского Патриарха. Грубые покушения на уже имеющуюся автономию, предпринятые нынешним руководством РПЦ МП в 2008-11 годах, уже в 2012 году дали довольно резкую отдачу, а теперь внутри УПЦ МП сплотилась в аппаратных боях устойчивая неформальная управленческая структура, осуществляющая процесс ее автономизации. Пусть до формального отделения УПЦ МП от Москвы пока далеко (оно, вероятно, будет провозглашено лишь тогда, когда отсутствие Москвы в украинских церковных делах станет для всех привычной реальностью), но фактическое отделение достаточно близко. Это, в свою очередь, неуклонно снижает аппаратный вес руководства РПЦ МП в "мировом православии" и в Кремле.

Во-вторых, падает управляемость и епархий РПЦ МП внутри России. Нынешний руководитель РПЦ МП с 2009 года был вынужден — и тут у него, наверное, просто не было другого выхода — решать в качестве приоритетной задачу предотвращения "дворцового переворота", который ему угрожал реально еще в 2011 году, если бы он тогда стал пассивно ждать времени после президентских выборов 2012 года (пока выборы президента не состоялись, идея "дворцового переворота" была, разумеется, табуирована; но она довольно широко обсуждалась на ближайшую перспективу). Но он, конечно, не ждал. И сделал то единственное, что могло тут принести быстрый эффект: уничтожил класс церковных феодалов, то есть придумал "митрополичьи округа", разбив большие епархии натрое, а в особо злокачественных случаях выслав куда подальше с насиженных мест своих сильных оппонентов, реальных или потенциальных. Эти мероприятия еще не закончились и будут продолжаться в 2013 году, но сделанного за прошедший год было достаточно, чтобы радикально переломить обстановку. Организованная и влиятельная (по связям со светской властью) оппозиция епископата внутри РПЦ МП более невозможна; "дворцовый переворот" делать некому.

Но теперь измельченные епархии увеличат и без того огромный бюрократический хаос, причем к естественному процессу нарастания энтропии (распада) они прибавят искусственные спецэффекты, потому что в самом этом хаосе епархиальных структур будет заключаться их главное спасение от начальства. Никакими сотнями страниц отчетности (которыми новый глава РПЦ МП радует своих подчиненных на местах), требующими теперь найма специальных сотрудников даже в обычные храмы, эти процессы нарастания хаоса остановлены не будут. Напротив, нарастание отчетности такой хаос только усиливает, а центральный аппарат Патриархии ни за что не позволит эту отчетность упростить, так он от нее и питается. А это, в свою очередь, поведет к третьей и четвертой тенденциям.

Итак, в-третьих, епархиальные архиереи станут еще более зависимыми от местных властей, а не от своего церковного центра. Главная новизна этого положения в том, что теперь речь идет о зависимости не от губернатора, а от более мелких чиновников районного уровня (а не только от глав районов лично, так как обычно разные районные чиновники имеют свои отдельные выходы на губернатора).

В-четветрых, усилится отчуждение церковной бюрократии от рядовых клириков и мирян и просто от светского общества. Тут все по Карлу Марксу и ничего личного: борьба за экономические ресурсы в условиях ограниченного их количества и специальные эффекты периода первоначального накопления архиерейского капитала. Если во многих областях и одного архиерея выдерживали с трудом, то теперь предстоит выдерживать троих. Молодой архиерейский капитализм будет немножко разбойным. Этого последствия разукрупнения епархий можно было бы избежать только в том случае, если бы на новые епархии ставились аскетичные бессребреники. Что-то подсказывает, что аскетичные бессребреники сейчас не очень-то пойдут делать карьеру епископа в РПЦ МП. Если я ошибся, то пусть меня жизнь поправит.

В-пятых… вот тут одна вещь, с которой даже мне сложновато смириться, потому что она ударит не только по РПЦ МП, и верующим людям будет очень трудно ответить на нее адекватно. Боюсь, что тут потребуется сотрудничество христиан всех конфессий, не исключая РПЦ МП, которые верят в Бога, а не в силу государственного принуждения. С 2013 года начинается обязательное преподавание религии в школе. Это неизбежно приведет к формированию у немалой части подростков острой ненависти не только к РПЦ МП, но и к религии как таковой, а у другой части подростков, еще более значительной, — стойкого иммунитета перед любой религиозной проблематикой. Даже на месте атеистов я бы не спешил этому радоваться, так как такие подростки не будут способны вообще ни к какой сознательной позиции в отношении религии — даже атеистической. Так что здесь, как я думаю, серьезный повод также и для совместной работы христиан и атеистов. Наверное, мы все, верующие и атеисты, слишком засиделись в наших уютных компаниях, и через новый закон об образовании нам указывается, для кого мы, такие бесполезные, все-таки можем оказаться нужны.

Ну, вот и в-шестых: специальные отношения РПЦ МП с Кремлем перешли в отношения "ну очень специальные". Этот факт свершился в 2012 году, а в 2013-м он неизбежно принесет еще какие-нибудь неожиданности. Я даже близко не берусь их предсказывать, но уверен только в их дальнейшем психоформатирующем воздействии на рядовых клириков и мирян РПЦ МП.

Имеется в виду следующее. Представим себе некоторую вертикальную ось с воткнутыми в нее горизонтальными спицами. Ось — Кремль, а на одной из спиц наколота РПЦ МП. Ось иногда слегка поворачивается на несколько градусов, и спица поворачивается на столько же градусов, но наколотый на нее предмет отлетает далеко по окружности, с большой линейной скоростью. Ему от этого плохо, его тошнит, от него иногда отваливаются кусочки. — Вот это точная модель новых отношений РПЦ МП и Кремля. Кремль не отпускает РПЦ МП от себя, по-своему как-то о ней заботится, но ему просто некогда всерьез думать о ее сохранности, и он вообще не собирается думать о ее душевном комфорте. А при этом сам Кремль не чувствует себя спокойно и время от времени слегка вертится.

По сути, эту модель отношений определили еще законы о передаче недвижимости религиозным организациям. Эти законы сделали РПЦ МП участником достаточно значимого и уже вполне поделенного рынка. Так она еще в 2011 году получила против себя влиятельную часть бизнес-сообщества и, следовательно, потенциальное финансирование начавшихся в скором будущем "антицерковных кампаний" в СМИ. А потом, в 2012 году, РПЦ МП — и надо это понимать — без всякого злого умысла со стороны Кремля оказалась главным злодеем в деле "Pussy Riot". Вероятно, был момент, когда позиция РПЦ МП могла бы остановить дальнейший лавинообразный процесс, а в Кремле бы удивились, но ничего особенно плохого бы не подумали. Но руководство РПЦ МП действовало в своем обычном стиле (те, кто побывал на любых штатных должностях в ее "системе", хорошо знают, о каком стиле речь), и тут всё не могло не пойти туда, куда оно и пошло. Скандал с нанопылью и троюродными сестрами именно в этот момент был в чистом виде знамением Божиим (в переводе с церковнославянского на русский — меткой, которой Бог метит) и, вероятно, не имеет никаких промежуточных рациональных объяснений. Казалось бы, вполне достаточно для одного года, — но год принес небывалой силы скандал совсем под занавес. Ведь это для "народных депутатов" "слезинка ребенка" — в каком-то смысле, грех, а в каком-то другом смысле, в смысле народного восприятия, — "чего еще от них ждать". А для главной религиозной организации государства ситуация оказалась патовая. Не было даже времени, чтобы хоть как-то согласовать свои действия с Кремлем. Пропал Калабуховский дом: официальные "говорящие головы" патриархии не имели права отмолчаться, а люди попроще — но тоже заметные, вплоть до известного епископа и главы относящегося к сиротам отдела — испугались, что их запишут в одну компанию к Ироду. Давненько патриархия не знала такого нарушения субординации. И это ведь только первый год в таком режиме, самое начало. На мраморные лестницы московского Калабуховского дома патриархии, не снимая грязных калош, ступила разруха…

Выражаясь словами только что процитированного классика, обстановка в центральном аппарате РПЦ МП изменилась: "все стали ходить в грязных калошах и валенках по мраморной лестнице". Первым завел моду такого хождения еще в феврале известный отец протодиакон (как раз по поводу "Pussy Riot"), но теперь у него уже множество подражателей.

И еще в-седьмых: отчуждение РПЦ МП от всего общества будет, разумеется, более жестким. Итогом 2012 года стало резкое обособление одного от другого, чего никогда раньше не было. Стало почти невозможно позиционировать себя одновременно штатным сотрудником РПЦ МП и членом какой-либо другой общественной группы. Обычно это удавалось лишь ценой демонстрации своего — подлинного или мнимого — критического отношения к "священноначалию". Видимо, мы идем теперь к значительно более серьезной степени стигматизации в обществе любого человека, идентифицирующего себя с РПЦ МП.

Опрос службы "Среда" в конце 2012 года показал по России 41 % людей, заявляющих о своей принадлежности к РПЦ МП, при только 2 % людей, посещающих регулярно храмы. На их количество скандалы 2012 года не оказали влияния. Действительно — и об этом не сообщает служба "Среда", — на их количество оказывает влияние только рейтинг Путина. Это те люди, которые раньше верили (или, если они молоды, "верили бы") в "нерушимый блок коммунистов и беспартийных". В те годы, когда рейтинг Путина уменьшался, количество этих людей уменьшалось пропорционально. Те, кто покинул РПЦ МП в 2012 году, как правило, сделали это не под непосредственным влиянием скандалов (о чем см. выше), и они отчислились именно из тех 2 %, внутри которых столь ничтожная флуктуация попадает в процент погрешности при общероссийском опросе. 39 % "членов РПЦ МП" — это личный ресурс Путина, а по сути — основная часть конформистского большинства, автоматически голосующего за любую наличную власть, и он никогда не будет напрямую зависеть ни от какой религиозной организации. Поэтому в быту все эти люди не воспринимают себя как людей, связанных с РПЦ МП. Они воспринимают себя примерно так, как рядовые советские избиратели воспринимали себя по отношению к КПСС. Что, разумеется, не гарантирует их готовности "в случае чего" заступиться за "партийных".


Автор: Григорий (Вадим Миронович) ЛУРЬЕ, епископ Российской православной автономной церкви (РПАЦ)


Источник: Портал-Credo

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100