Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТОЧКА ПЕРЕРОЖДЕНИЯ

Печать

 

проф. Артур Артемьев, Москва 12 -декабря, фото Ю.МаксимоваЧем может обернуться для нашей страны сокращение количества религиозных объединений по итогам прошедшей перерегистрации - укреплением стабильности или ро­стом экстремизма? На этот и другие вопросы на "прямой линии" с читателями ответил религиовед, доктор философских наук, профессор Артур АРТЕМЬЕВ

 

Айна ДОЛГУОВА, Алматы: Нужно ли обнародовать имена тех лиц, которые проводят экспертизу документов религиозных организаций? Насколько компетентны эти люди при вынесении своих за­ключений?

Нужно, причем обязательно, чтобы страна знала своих "героев". Лично я не знаю, кто эти люди, поскольку список экспертов нигде не опубликован. Я видел несколько заключений экспертизы по религиозным объединениям, не прошедшим перерегистрацию. Не берусь судить о юридических тонкостях вопроса, но с религиоведческой точки зрения я считаю эти заключения совершенно безграмотными. В Казахстане очень ограничен круг компетентных светских религиоведов, способных выносить объективные заклю­чения, но их к экспертизе не привлекают.

 

Жанат СМАКОВ, Алматинская область: В связи с тем, что принят новый закон о религиях, появилась потребность и в новых учебниках по религиоведению. Будет ли, на ваш взгляд, проект учебников широко обсуждаться в обществе, или на этом деле тихо заработает узкая группа авторов?

Сегодня, как бы парадоксально это ни звучало, Казахстан находится в нескольких шагах от перерождения из светского государства в теологическое. Есть конкретные примеры - Турция, Иран, Египет. Некогда в этих исламских государствах светские ценности преобладали над религиозными, но приход к власти радикалов полностью изменил духовный и политический облик стран. У Казахстана есть опасность пойти по этому пути. Об этом свидетельствует не только радикализация взрослого населения, но и неумение создавать светские учебники по религиоведению для школьников. Переделать уже изданные учебники невозможно, поскольку ошибочна их идеология: они написаны с позиции веронетерпимости к иным религиям, кроме традиционных. Новые учебники нужно создавать на конкурсной основе группой авторов, включая методистов, с проведением апробации, обсуждение должно проходить всенародно, а не в узких кругах теологов.

 

Вопрос редакции газеты "Время": Чем может обернуться для Казахстана сокращение количества религиозных объединений по итогам прошедшей перерегистрации - укреплением стабильности или ростом экстремизма?

Сама по себе перерегистрация в сегодняшних реалиях вполне объяснима: очень много религиозных организаций в Казахстане существовали формально, то есть порядок навести было необходимо. Но в первую очередь от этой борьбы с псевдорелигиозными объединениями пострадали течения, которые всегда были лояльны и строго выполняли требования законодательства. В качестве примера приведу Ахмадийское движение, церковь сайентологов, церковь объединения, церковь Виссариона. У "Свидетелей Иеговы" перерегистрацию пока прошли только первичные общины, а центр еще не зарегистрирован. К чему это может привести? К тому, что эти организации еще более сплотятся и будут активнее работать, чтобы отстоять свое место под солнцем. Возможно, будут судебные процессы, которые выйдут далеко за пределы нашей страны, и мы опять будем подвержены серьезной критике со стороны правозащитных организаций.

Да, нетрадиционные религиозные организации вызывают некоторое непонимание, что вполне естественно. Но в том и суть государственной политики - воспитывать веротерпимость, даже если человек исповедует какую-то особенную религию. Да и кто сказал, что чья-то вера лучше? Наш верховный муфтий, например, издал фетву о том, что Ахмадийское движение - не есть мусульманское. Шииты при этом считают суннитский ислам отходом от мусульманства. Сунниты - наоборот.

Кстати, насколько я знаю, ахмадийцы несколько раз обращались в ДУМК с предложением провести теологическую дискуссию, но не были услышаны. В цивилизованном обществе за эту идею бы ухватились, а у нас, видимо, дискутировать не принято, тем более на религиозные темы. Я очень сожалею, что на поводу такой веронетерпимости идет Агентство по делам религий и другие госорганы, которые осуществляют надзор за религиозными организациями.

 

Канат АХМЕТОВ, преподаватель основ религиоведения, Южный Казахстан: Среди религиоведов Казахстана и СНГ многие считают вас членом секты "Свидетели Иеговы", где вы получаете зарплату. Вы даже написали монографию об этой организации. Правда ли это? Как вы относитесь к тому, что эта секта отвергает необходимость уважения государственных символов Казахстана, призывает членов секты не выполнять конституционную обязанность гражданина проходить службу в вооруженных силах, предусматривает отказ от таких жизненно важных медицинских манипуляций, как переливание крови и инъекции, запрещает детям посещать школу в субботние дни? Не считаете ли вы, что настоящий религиовед должен быть нейтральным ко всем религиям?

Прежде чем задавать такой вопрос, вам для начала нужно было серьезно поинтересоваться, а кто же они такие - "Свидетели Иеговы". Я не только не являюсь членом этой организации, но я вообще человек неверующий по своим убеждениям, а свои научные интересы еще 50 лет назад я направил на изучение всех религий без исключения. Да, я являюсь автором монографий, посвященных "Свидетелям Иеговы", поскольку мне самому было интересно, что это за религиоз­ное направление, которое подвергается такой дискриминации у нас в стране. По моим изучениям и наблюдениям, "Свидетели Иеговы" никакой опасности для общества не несут. Другое дело, что они замыкаются в своей религии и стараются дистанцироваться от госструктур. Что касается переливания крови, то они не категорически от него отказываются, а предлагают пользоваться заменителями крови, безопасными по своему составу. Служба в вооруженных силах "Свидетелям Иеговы" не запрещается, но только в таких формированиях, которые не связаны с ношением и применением оружия. Причем пацифизм присущ и ряду других религий, а не только "Свидетелям Иеговы". Да, они не вывешивают флаги и герб в общинах, но и в православной церкви госсимволов я не замечал. Если, скажем, у меня дома нет герба и флага, это же не означает, что я не уважаю государственные символы своей страны.

 

Яна ИЛЬИЧЕВА, Алматы: За последний год в Казахстане было совершено несколько терактов, было ликвидировано несколько экстремистских группировок, члены которых проповедовали радикальный ислам. Однако ДУМК никак не отреагировало на эти явления. Что вы об этом думаете?

Недавно первый заместитель генерального прокурора Казахстана Иоган МЕРКЕЛЬ нарисовал портрет казахстанского экстремиста: молодой человек, необразованный, социально неустроенный, крайне податливый на любые влияния. С его формулировкой я согласен. Скажу больше: экстремизм - явление экономическое и социальное. И ДУМК почему-то пассивно относится к тому, что уже произошло на территории нашей страны. С верующими управление практически не работает, хотя должно быть обеспокоено происходящим и принимать серьезные меры по работе с молодежью и их родителями. Ведь сегодняшние террористы – вчерашние дети, которых кто-то такими воспитал.

 

Серик ДАУЛЕТХОЖАЕВ , вопрос прислан по электронной почте: Строительство мечети – это хорошо, но их стало многовато для нашей малочисленной страны. Необходимо ли регулировать на государственном уровне вопросы строительства религиозных храмов? Не лучше ли строить вместо мечетей те же школы и детские сады?

Действительно, мы фактически стали забывать, что живем в светском государстве. В свое время была полная бесконтрольность в плане строительства мусульманских храмов: каждый чиновник считал своим долгом построить мечеть в честь отца или деда. В итоге у нас в стране их уже более 2200.

Но что особенно настораживает - государство нередко само участвует в строительстве новых мечетей, выделяя для этого деньги из бюджета. Вместе с тем работать в мусульманских храмах просто некому. Когда распался Советский Союз, у нас были единицы имамов, которые имели хоть какое-то духовное образование, так как основные учебные заведения находились в Ташкенте, а он, к сожалению, не давал квоты на подготовку имамов. Поэтому государство стало отправлять кадры на учебу за рубеж, не думая о том, с какой идеологией имам вернется обратно. Другая крайность - отсутствие всякого образования, а только мало-мальское умение читать Коран. Вот и появляются в обществе молодые люди, наставником которых является неизвестно кто. И серьезно работать нужно над этим, а не гнобить Ахмадийское движение или церковь объединения.

Еще одна проблема - строительство религиозных зданий вблизи с образовательными объектами, будь то детские сады или школы. Я считаю, что от светских учреждений, особенно детских, храмы должны быть изолированы. В общем, как говорится, всего в нашей жизни должно быть в меру.

 

На "прямой линии" дежурила Александра АЛЕХОВА

Фото Юрия МАКСИМОВА: Артур АРТЕМЬЕВ, 14.12.2012


Источник: газета "Время" №180 (1534) Алматы, Казахстан

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100