Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 290 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ФАКТОР РИСКА

Печать

 

Предлагаемая статья написана автором в соответствии с темой его выступления на Международной научно-практической конференции "Криминальная виктимология: вчера, сегодня, завтра", состоявшейся . 25 октября, во ВНИИ МВД РФ, для сборника материалов форума. Вначале она была принята к публикации. Но затем, в силу обстоятельств, понятных в условиях клерикализации государственных органов, бдительный цензор наложил вето на включение материала в издание. Однако, исходя из достоверности изложенных в статье фактов и признавая право автора на собственное мнение по поводу использования религии для улучшения криминогенной обстановки в стране, RP не находит никаких препятствий для ознакомления с ней читателя.


Сергей ИВАНЕЕВ

 

...

Нетолерантность в религиозных культах и их влияние на криминогенную ситуацию в Российской Федерации


«Всякий религиозный догмат – это зародыш преступлений и раздоров между людьми»

К. Гельвеций

«Прочь, иудей и язычник! - кричит христианский фанатик, проклят язычник и гой, - в бороду шепчет еврей, христианина на кол, а иудея в геенну! - В песне турецкий малыш высмеял тех и других. Кто из них к истине ближе? Реши! Во дворце твоем, боже, пляшут фигляры - и я мимо всего прохожу».

Иоганн Вольфганг Гёте 

Формы политической активности, возникающие на религиозной основе, сегодня находятся в центре общественного внимания во всем мире. При этом многие экспертные оценки данного феномена носят эмоциональный характер, что значительно препятствует осознанию реального положения дел, в частности, в России.

Влияние религиозных представлений на криминогенную ситуацию в современном обществе остается достаточно существенным в силу глубокой укорененности в «коллективном бессознательном». Особую роль в этом процессе играет взаимосвязь религиозной и этнической самоидентификации[i].

Любая религиозная система, как результат антагонистических социальных условий, в своем содержании имеет (и сохраняет) недружелюбное, а то и откровенно враждебное отношение к другим религиям. Это отношение, получая гипертрофированные формы, может экстраполироваться на целые сообщества, находящиеся вне данного религиозного культа, что приводит к росту числа лиц, пострадавших от тяжких насильственных преступлений в межнациональных и межконфессиональных браках, в том числе погибших и получивших тяжкий вред здоровью. Это наиболее ярко иллюстрирует состояние защищенности от насильственной преступности в обществе.

В чём же состоит причина немиролюбия любой религии к другим, и влияние этого на семейное насилие в многонациональных браках?

Ставя этот вопрос, мы не хотели бы походить на воинствующих атеистов, видевших корень зла в «поповском обмане» легковерных мирян. Такое традиционное «попоедство» ровным счетом ничего не объясняет, сводя проблему к чисто субъективному фактору – «поповскому обману». Здесь требуется перейти на уровень научной методологии, чтобы раскрыть подлинные социально-экономические причины, определяющие, в конечном счёте, религиозную нетолерантность. Только такой метод поможет постичь природу этого негативного явления в прошлом и настоящем.

Любой объект, в том числе и духовного порядка, проходит четыре стадии своего существования: начала как подготовительных условий своего возникновения, генезиса или становления, актуальности (чем или каким стал объект) и тенденции (куда движется объект в своё будущее - к прогрессу или к неизбежной своей нисходящей, к гибели.

Религия в этом объективном процессе не исключение. Её начала кроются в пластах х мифологических представлений, возникавших на уровне родоплеменного сообщества людей[ii]

Миф составил мировоззренческие основы многобожия и затем, в условиях раннеклассового общества, шло становление и политеистических представлений о природе и источнике окружающей действительности. Именно здесь, в условиях родоплеменной организации и раннеклассовых отношений лежат начала вражды на основе культовой принадлежности между ассоциациями людей в их борьбе за территории и средства существования. Едва проходившая стадию своего становления религия, как элементарно-массовая форма общественного сознания, выступила мировоззренческим средством объединения «своих» и враждебного отношения к «чужакам», ведущим борьбу за существование под сенью веры в своих богов, а потом в единого бога в условиях перехода к более сложным этносоциальным сообществам.

Этот процесс прослеживается буквально у всех народов – японцев, индусов, китайцев, персов, евреев, арабов, русских и других. На примере Священных писаний разных религий легко убедиться, что в каждом из них превозносится «своя» вера и отчуждается как «ошибочная» и даже «враждебная» вера в других богов. Раскроем хотя бы некоторые книги декларирующих свое миролюбие индуизма и буддизма, чтобы удостовериться в их отчужденности к инаковерцам. Например, даже в самых «философичных» и «миролюбивых» религиях индуизма и буддизма, пусть и не в агрессивных тонах осуждаются представители иноверия с соответствующими нелестными эпитетами. Так, в широко известном источнике «Бхагавад-Гите» пишется, будто иноверцы являются злодеями, а индуисты – праведниками. И дальше: «Что касается неверующих, то Всевышнему Господу необязательно появляться Самому, чтобы уничтожить их... Господь имеет много помощников, которые вполне могут справиться с уничтожением демонов».[iii]

Еще резче и обильнее порицаются не последователи иудаизма в «Ветхом Завете» известной всем Библии. Так, будто бы иудейский бог Яхве предписывает своим последователям: «Не ешьте никакой мертвечины иноземцу, который случится в жилищах твоих, отдай ее, он пусть ест ее, или продай ему, ибо ты народ святой у Господа Бога твоего»[iv]. Подобные же положения и христианский снобизм по отношению к иноверцам содержатся в Новом завете.

Отчуждение, высокомерие и даже враждебное отношение к иноверцам в «Ветхом Завете» пропитывают всё иудейское богословие. Читаем: «Жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите священные рощи их… «И не бери из дочерей их жён сынам своим, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих»[v].

С еще большей враждебностью выражается отношение к «неверным» (кафирам) в исламе. Проходивший становление арабский халифат вёл захватнические войны под зелёным «знаменем пророка», опираясь на положение Корана о «неверных», подлежащих омусульманиванию вплоть до физического уничтожения непокорных (см. Коран. 2.92,186-187, 189, 245; 4.86, 91; 8.12,17,40; 9.5,14,23,29,41,74 и др.). Сторонники «веры Аллаха» преподносятся «лучшими из людей», а погибшие «за веру» именуются почётными «шахидами», чьи души немедленно возносятся к райским кущам (Коран. 3,151; 4,76; 47,5).

Нужно ли увеличивать число примеров, убедительно подтверждающих факты неприязненного, а то и откровенно враждебного отношения любой религии к иноверию, а отсюда и к самим людям другой веры?.

Казалось бы, человечество достаточно настрадалось от различных социальных конфликтов и даже войн под флагом утверждения "истинности" той или иной, чтобы наконец-то прозреть и покончить с религиозным недружелюбием.

В одной из притч древних времен рассказывается о двух враждовавших между собой племенах, живших на противоположных берегах реки. Однажды случилось, что волшебник повстречал человека из одного племени и сказал ему: «Я дам тебе все, что ты пожелаешь, при условии, что представитель племени, живущего на другом берегу, получит вдвое больше». И тогда человек ответил: «Выколи мне один глаз». Ему хотелось, чтобы тот, из враждебного племени потерял оба.

Веками существовала межплеменная и межнациональная вражда. Выдающиеся умы всех времен и народов мечтали об обществе социальной гармонии, о государстве дружбы и братства. Мечтают о таком обществе и современные ученые умы демократической России, ведь семейно-бытовое насилие - именно данная категория преступлений «сигнализирует» о том, какая в стране (регионе) реальная криминальная ситуация и именно убийству отдается «приоритет» в насильственных преступлениях против личности.

Тем более, что в настоящее время убийства приобрели новые качественные характеристики – немыслимые ранее высокие степени цинизма, глумления над личностью и жестокости. В основном это характерно для убийств, совершаемых в сфере теневой экономики, и деяний, имеющих «политический след»[vi].

Однако в России отсутствует статистика, которая позволяла бы классифицировать разнообразные виды смертей и выделять их в отдельные группы. В связи с чем необходимо выделять чисто криминальную информацию, связанную только с преступными деяниями, и паракриминальную, связанную с социально отклоняющимся поведением, представляющим криминологический интерес.

Насилие в многонациональных семьях – это наиболее острая проблема, требующая более активного вмешательства со стороны государства. Семья является его основой, поэтому обеспечение безопасности семьи признается во многих странах одним из приоритетных направлений государственной политики.

Однако в Российском государстве данной проблеме не уделяется должного внимания, и насилие в сфере семейно-бытовых отношений рассматривается как нечто обыденное, не выходящее за рамки частной жизни. Здесь по-прежнему действует синдром «молчания ягнят», когда о зверских преступлениях не заявляют в полицию ни пострадавшие родственники, ни свидетели - соседи[vii].

То ли из-за страха, то ли из-за незнания у нас в России мало ведется разговоров об исламе. А тема эта очень актуальна как для верующих и неверующих, так и для всего человечества. В последнее время в столице активно обсуждалась инициатива российского адвоката Хасавова, который призывал к введению шариатских судов в РФ и предупреждал, что в противном случае Москва может быть залита кровью и превратится в «мертвое озеро».

Как следует расценивать подобного рода заявления?

И здесь нам, атеистам и всем свободомыслящим людям, как ни парадоксально, необходимо согласиться с ректором Свято-Филаретовского православно-христианского института священником Георгием Кочетковым (РПЦ МП), утверждавшим, что это «…зондирование почвы»[viii].

Заявления, сделанные адвокатом Дамиром Хасавовым в беседе с корреспондентом телеканала РЕН-ТВ, не могут не вызывать крайней обеспокоенности. Дело в том, что Хасавов потребовал применения к мусульманам особых, связанных с их религией норм, настаивая на неприемлемости для мусульман общеобязательного регламента светского законодательства.

Публичные жертвоприношения или издевательства над гражданами, не желающими одеваться по исламским канонам или соблюдать мусульманский пост, основаны на том же самом процветающем в исламской среде убеждении, что религиозные нормы выше законов государства.

Необходимость обсуждения брачно-семейных отношений в исламе вытекает из следующих двух обстоятельств. Во-первых, ислам как мировая религия занимает в настоящее время второе место в мире после христианства по числу своих приверженцев. Во-вторых, в связи с активизацией исламского экстремизма в различных регионах земного шара у немусульман формируется своего рода «исламофобия», что вносит в отношения между мусульманами и немусульманами дополнительный элемент настороженности, а то и откровенной взаимной вражды. Примеров этому несть числа и мы не станем добавлять читателям лишних деталей известного всем негатива..

Все перечисленное выводит ситуацию в мире за рамки нормальных цивилизованных межэтнических и межконфессиональных отношений. Проблема приобретает поистине общепланетарный масштаб. Если же говорить и наиболее близкой нам российской проблематике, то попробую сформулировать свою точку зрения на то, почему, например, так часто родители русских девушек принципиально против межнациональных и межконфессиональных браков.

Все дело в отношении ислама к браку с иноверцами. За примерами далеко ходить не надо – известная Пятничная проповедь имам-хатыба Московской Соборной мечети Ильдара Аляутдинова «Смешанные браки–3», прочитанная им 3 апреля 2009 г., где он призывает всех мусульман: «…браки, где переплетаются культуры и веры недопустимы, эти браки запрещены. Но, если же семья создана, то нужно осознавать на своих плечах неимоверную ответственность за то, чтобы дети и супруга были мусульманами».

Такое отношение ислама к иноверцам и праву на иноверие и вызывает негативное отношение родителей к подобным бракам. Но, ведь, возвращение к средневековому шариатскому праву на абсолютизацию мусульманской семьи является нарушением принципов интернационализма, нарушением прав человека, нарушением действующего законодательства, наконец. Разве мыслимо для светского цивилизованного государства, чтобы гражданин не мог заключать брак по любви, а руководствовался канонами средневекового права? Это подрывает исключительно прогрессивный принцип создания интернациональных браков, где в перспективе цивилизация все равно придет именно к смешанным бракам, где не будет властвовать принцип архаичной религиозности вместо гуманный в свое сути принципа выбора супруга по любви.

Мусульманские конфессиональные СМИ утверждают, что ислам вывел женщину из состояния презренности и унижения ее достоинства, что она равна с мужчиной в достоинстве, значении, оценке. У нее есть права, и есть обязанности. В западном же обществе существует (с позиции ислама) неправильное представление о свободе и правах женщин. Женские феминистские общества на Западе, согласно их точки зрения, есть порождение несправедливости и угнетённости женщины.

Кто же здесь прав?

Исламское правовое урегулирование привело к идеализации частнособственнических порядков в семье, «санкционировало деспотизм мужа»[ix] и.т.д.

Один из самых авторитетных и уважаемых советских востоковедов - В.В. Бартольд, утверждал, что «…Женщина при исламе с самого начала оказалась в более приниженном положении по отношению к мужчине, чем была раньше, и в дальнейшем закон и обычай все более ограничивали ее права». И далее: «Созданные исламом порядки не оставляли места ни для народовластия, ни тем более, для участия в общественных делах женщин»[x].

Проблемам брака, семейного быта Коран уделяет большое внимание. Им посвящено большое количество аятов (стихов), регламентирующих основные принципы семейной жизни, где прежде всего проведено строгое разделение семьи и общества по половому принципу. Закреплено «идущее от Аллаха» положение о том, что она (женщина) уже по своему происхождению является неполноценным созданием[xi]: «Он создал для вас из вас самих жен…» (XXX, 20) – и само ее появление вызвано потребностями мужчины (VII, 189). Мужья стоят над женами и потому, что Аллах дал первым преимущества перед женщинами, и потому, что они «расходуют из своего имущества…» (IV, 38). По Корану женщина (Ева) не только сотворена из плоти мужчины (Адама), но сотворена для его удовольствия, она не личность, а неодушевленный предмет: «Ваши жены – нива для вас; ходите на вашу ниву, когда пожелаете…» (II, 223). Муж может заключить в доме свою жену до ее смерти за супружескую неверность (IV, 19) и т.д.

Приведенные основополагающие сентенции Корана являются квинтэссенцией учения ислама о женщине и о взаимоотношениях между супругами. По Шариату, брак и семья освящаются или распадаются по воле бога. Поэтому все условия их возникновения и существования должны сопровождаться соответствующими молитвами, правилами и ритуалами с именем Аллаха. Между разными мазхабами имеются некоторые расхождения по вопросам брака и семьи. Представим ряд положений по самому распространенному ханифитскому мазхабу.

Инициатива вступления в брак принадлежит родителям или опекунам жениха, совершеннолетие которого определяется в 12-15 лет. Девочка считается совершеннолетней в 9 лет или это определяется приходом менструаций[xii]. Не достигшие совершеннолетия мальчик и девочка могут быть соединены браком без их согласия родителями или опекунами. Заключающие брак должны слышать друг от друга слова предложения и согласия при двух свидетелях мужчинах или одного мужчины и двух женщин. Свидетели могут быть только из мусульман. В ответ на предложение невеста отвечает одной из формул: «Я подарила себя тебе» (хиба), «Я передала себя тебе» (тамлик), «Я дала себя тебе в милостыню» (садака), «Я заключила брачный договор с тобой» (тазвидж), «Я продала себя в твои руки» (байя). За согласие невесты на брак принимается и ситуация, если она «промолчит» или «улыбнется».

Брак рассматривается особого рода договором, имеющим целью узаконить деторождение. При этом все заботы берут на себя мужчины, а если предоставить инициативу женщинам, то цель брака может быть не достигнута «по слабоумию их (женщин – И.С.) и податливости на лесть и обман»[xiii].

На примере перечисленных фактов, здравомыслящему человеку должно быть понятно, что любая религия не толерантна по самой своей природе. Признавая истиной только веру в «своего бога» и «правильной» только систему своего культа, такая религия признает все остальные в лучшем случае ошибочными, а то и прямо враждебными, требующими борьбы с ними вплоть до уничтожения, как, например, принцип джихада. Таким образом, изначальная межрелигиозная вражда является существенным негативным фактором, мешающим общению и сближению различных этносоциальных сообществ, что отражается, подчас, и на отноешниях между государствами. Поэтому нетрудно понять, что никакая религия не может быть использована в качестве идеологической платформы -  в том числе, и в сфере брачно-семейных отношений, - всегда тая в себе риски раздора. Исторический опыт показывает, что никогда не бывало мира под оливами любых религий, но было состояние забитости, покорности и духовной неволи одних в условиях чинимых над ними насилия и эксплуатации других. Поэтому, и расчет на улучшение криминогенной ситуации в России с использованием религиозно-идеологических методов является очевидной утопией. Только, в отличие от других видов такого беспочвенного фантазирования, этот еще и несет в себе опасность.


ReligioPolis



[i] (Мусульманское сообщество в России: проблемы политического участия и социальной адаптации: монография/М. С. Филь. М.: Маркет ДС, 2006. 128 с. (Академическая серия)).

[ii] См. «Мифы народов мира», т. 1-11, М.; 1980-1982.

[iii] Бхагавад-Гита, глава 4. Москва–Ленинград–Калькутта–Бомбей–Нью-Дели, 1984. С. 223–224.

[iv] Второзаконие. 14, 21.

[v] Исход. Гл.34 ст.13; 15).   И  мн.др. (см. так же:  Талмуд в УП тт. Спб., 1902-1906 гг.

[vi] См.: Васильев В.А. Криминологическое исследование убийств и обеспечение безопасности жизни граждан: Дисс…к.ю.н. М, 2001.

[vii] Электронный ресурс: www.mvd.ru.

[ix] М.В. Вагабов, «Ислам и семья», М., 1980.

[x] В.В. Бартольд. Сочинения. Т. VI. М., 1966, с. 648.

[xi] М.В. Вагабов, «Ислам и семья», М., 1980. С. 19.

[xii] Шариатные статьи. – Ташкент, 1910.

[xiii] Хидая, т. 1. Комментарии мусульманского права. Ташкент, 1893. Хидая (ар. Аль-хидая, проводник) была составлена шейхом Бухан Эддином Али в Фергане в ХII в. И считалась авторитетным трудом по ханифитскому толку. Полное название хидаи на арабском языке «Руководство по отношению толкования (книги)» или «Начало» (для начинающего)».

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100