Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 293 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ГОВОРИТЬ СЕРЬЕЗНО

Печать

Платон ПРОХОРОВ


...Говорить об абсурдности причисления сугубо религиозных дисциплин к сфере науки, взывая при этом к здравомыслию и адекватности тех, кто продавливает этот проект, давно уже стало бессмысленным. Обстоятельства таковы, что способные оценить нелепость такого "эксперимента", не нуждаются в разъяснениях, так как сами обладают всеми необходимыми знаниями и уважением к статусу религии. Рассыпать бисер перед теми, кто не желает ничего для себя выяснять, прииняв решение и сделав ставку на ценности политики "текущего момента", как показывает опыт, бессмысленно. Поэтому в поддерживании нуждается лишь тот диалог, стороны которого обнаруживают желание понимать как друг друга, так и существо проблемы, которую хотят разрешить.

Причину двоякости впечатления от статьи Юрия Белановского "Быть ли теологии в российских ВУЗах" сформулировать просто. В статье присутствуют две непересекающиеся и несогласованные между собой тенденции – стремление к объективности и конфессиональная убежденность, что православное богословие полезно ввести в систему светского образования. То, что два таких импульса так же несовместимы, как любовь матери к сыну-преступнику и фактический состав его преступлений с позиции закона, должно быть понятно. Поэтому при рассмотрении вопроса о намерении внедрить в систему научного образования конфессиональную дисциплину, прежде всего, важно исходить из условия о степени допустимости и уместности этого, и лишь затем - из соображений субъективно оцениваемой целесообразности.

С православным автором можно согласиться в том, что абсолютное большинство населения имеет о богословии, в том числе и православном, такие же вульгарные представления, как о квантовой физике, истории искусства или собственной национальной литературе. Но замечание, например, о том, что "именно народное непонимания азов богословия создает благоприятные условия для появления и роста тоталитарных сект", выдает точно такой же уровень представлений и самого автора о религии, как таковой. Хотя, замени он в данном утверждении слово "богословие" на "религиоведение" или "историю религии", оно могло оказаться, пусть и условно, но корректным. Тем не менее, такого не случилось. Причем, нетрудно предположить, что по очень простой причине – из-за отсутствия в достаточной степени иных представлений о религии, кроме тех, которые могут содержаться во внутриконфессиональной концепции православия.

Отсюда и возникают в тексте те казусы, абсурдность которых легко прочитывается научными специалистами или просто энциклопедически образованным обывателем. Например, та же попытка опровержения несовместимости богословия с исторической наукой, где научная отрасль стремится к накоплению и изучению фактов, благодаря чему происходит постоянное изменение исторической концепции, а богословие – истолковывает все, заимствованное им у науки, со вполне определенной целью обоснования своей позиции в оправдании уникальности объекта своего внимания и веры – Бога. Но это, можно сказать, идеальная модель богословского дискурса, так как на деле он ориентирован не столько на Божество, сколько на обслуживание интересов религиозного института. Вот и получается, что богословие и историческая наука не просто несовместимы, а совершенно не нуждаются в каком-либо сравнении и совмещении, так как это два разнонаправленных вектора.

Другой вопрос – и это тоже вызывает понимание, - когда автор выражает пожелание, что ему "очень бы хотелось, чтобы теология, подобно философии или психологии стала бы достоянием общественности". Спорить со справедливостью такого стремления со стороны представителей богословия взялись бы разве, что атеисты: с их стороны это будет последовательно. Потому что православные взгляды на мир, человека и культуру имеют такое же право на существование и проповедь, как исламские, буддийские, языческие и другие. Но требует ли это введения всех подобных внутриконфессиональных дисциплин в систему высшей школы? Разумеется, нет, и абсурдность такого предложения способен оценить кто угодно – от простого обывателя до академика. Но почему же тогда делается исключение для того, что предлагает со всей очевидностью  привилегированная у власти православная клерикальная структура? Ответ здесь снова очевиден – потому что такова идеологическая программа власти.

Которая – продолжим, - остановила свой выбор на формировании идеологии, основанной на концептуальных взглядах одного из вероисповеданий в условиях поликонфессиональной и многонациональной страны. Да, власти это нужно из соображений самосохранения. Да, общеизвестно, что в условиях тоталитарной идеологии манипулировать обществом удобнее. Но ясно же, что в таком предприятии, как православизация светской сферы, заложены громадные деструктивные риски, на что указывают наиболее жесткие критики внутренней политики государства, пророча усугубление давно видимого раскола общества. Тем не менее, такая политика, пусть и опосредованно, но поддерживается частью думающих в остальном людей.

Почему?

Ко вполне резонному ответу на такой вопрос, отчасти, и подводит данная статья Белановского. Начиная со вполне корректных вопросов, сформулированных автором к современному православному богословию и институции православия в целом, заканчивая попыткой проведения аналогии между этим богословием и психологией. Автор полагает, что констатированные им в православном богословии ненаучность, отсутствие унификации понятий, мировоззренческая раздробленность, фарисейство, сектантство "снимаются, если мы обратимся к уже имеющемуся примеру научной дисциплины, обладающей многими схожими особенностями. Я говорю о психологии. Ей присущи и отсутствие ясной и общепризнанной методологии, и размытость и противоречивость понятий, и обилие разных, а то и взаимно враждующих школ, и примат авторитетов, и большой разрыв между практикой и теорией и многое другое. Однако, все это не помешало найти подход к осмыслению этой области знания, как части науки и представления его, как учебной дисциплины. Важно, что перечисленные проблемы и трудности не отрицаются, они ясно и честно проговариваются, вопреки им психология живет, развивается и приносит пользу людям".

Но резюмируя, что "по такому же пути может пойти и православная теология, если она, признавая свои недостатки или особенности, будет на равных существовать в пространстве научной полемики и не будет претендовать на статус некоего безапелляционного монолита-святыни, который необходимо лишь благоговейно принимать", Белановский не учитывает, либо просто не осведомлен о принципиальной разнице между всем букетом направлений и школ научной психологии (включая трансперсональную, параспихологию и т.д.) и любой религиозной доктриной, независимо от наличия или отсутствия в ней сколь-нибудь разработанной теологии, Тогда как различие между ними принципиально, и остается невидимым для множества россиян по причине распространенности упомянутой автором в самом начале статьи банальной косности – правда, применительно лишь к религиозным представлениям православия.

В отличие от любой религиозной доктрины, психология, как и наука в целом, не знает запретных зон, ее разнообразные методологии основаны на опыте, где получение новых фактов чаще всего оказывается директивой для изменения воззрений вплоть до концептуальных.

То есть, если отказаться от стереотипичности, то в процессе обсуждения допустимости признания богословия наукой, нельзя уклониться от очень неудобного для религиозных сторонников такой инициативы вопроса: "Существует ли вероятность того, что православное богословие (как и психология) может посредством опыта придти к отрицанию бытия Бога?"

Если существует, и это возможно фактически обосновать, то к вероятности того, что богословие может оказаться наукой, следует отнестись серьезно.

 

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100