Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 173 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЭКСПЕРТЫ НА ГРАНИ ЦИНИЗМА

Печать

Андрей ВАСЕНЕВ

 

кадр из фильма СкорсезеНа могиле Никоса Казандзакиса из сурового серо-черного кремния установлен простой крест из двух перекрещивающихся тонких жердей и начертана простая и исполненная суровой гордости надпись: «Я ничего не боюсь, ни на что не надеюсь, я − свободен» 1.


Почему сегодня стоит напомнить всем об этой надписи на последнем пристанище нобелевского лауреата, автора романа «Последнее Искушение»2 Никоса Казандзакиса? Потому, что нашлись люди, которые воскресили популярность нашумевшей в России 15 лет назад экранизации этого романа. Работу режиссера Мартина Скорсезе с немного более эпатажным названием «Последнее искушение Христа» снова поставили под прицел критики. На этот раз со стороны деятелей известной политической партии. В эту пору есть и реакция кинематографической общественности, есть и официальные заявления церковных спикеров, есть какие-то обсуждения в блогах, но нет, или почти нет, оценки самого ядра этого вопроса.

Когда в 1988 году эта картина вышла на широкие экраны США, её сопровождала скандальная слава и жестокая критика. Примечательно, что многие из критиков картины признавались в том, что не видели её. Так, католик архиепископ Лос-Анджелеса Роджер Махоуни назвал фильм «морально оскорбительным», хотя сам его так и не посмотрел. Аналогичная ситуация произошла в России в 1997 году, когда была объявлена широкая Российская премьера картины на канале НТВ. Это было очень непростое время для церкви, для страны, для общества, но фильм всё-таки показали.

И вот в начале ноября была объявлена проверка фильма «Последнее искушение Христа» на экстремизм. Комментарий на это событие дал ректор Свято-Филаретовского института, магистр богословия священник Георгий Кочетков.

 

Спор относительно фильма Скорсезе «Последнее искушение Христа» интересен тем, что он вспыхивает не первый раз в нашей стране, в нашей церкви. Пятнадцать лет назад уже были выступления против этого фильма. Выступал даже патриарх Алексий II. Он сказал: «Я его не смотрел, но никому не рекомендую». Я очень удивился такой короткой исторической памяти некоторых наших церковных лидеров и с удовольствием посмотрел его по телевизору. И понял, что фильм замечательный. Его стоит смотреть тем людям, которые понимают, что художественное произведение не может быть просто экранизацией Евангелия. Все экранизации Евангелия бездарны, а вот художественные произведения на базе Евангелия могут быть гениальными. Взять хотя бы знаменитый Булгаковский роман «Мастер и Маргарита». То же самое можно сказать и о романе Казандзакиса − лауреата Нобелевской премии, − экранизированном одним из лучших современных режиссеров Мартином Скорсезе. Это фильм на тему: может быть, сначала устроить свою жизнь получше; в человеческом счастье, в человеческой любви, наблюдая из года в год, как растут твои прекрасные детки?

Разве так люди не думают до сих пор? Казандзакис назвал это искушением дьявольским − последним искушением.

Удивительно, что никто не хочет сказать правду об этом в церкви. Говорят: «Русская православная церковь не считает этот фильм экстремистским» − в ответ на то, что нашлись ревнители − государственные мужи, которые решили проверить этот фильм на экстремизм. Это и впрямь удивительно. В нашей стране проверять Скорсезе и Казандзакиса на экстремизм, не проверив прежде на экстремизм самих себя − это вообще что-то потрясающее! Это граничит с каким-то крайним цинизмом.

Слава Богу, сейчас хоть какие-то люди отвергают саму идею экспертизы на экстремизм фильма Скорсезе. Об этом говорил и Сокуров, и Лунгин, и даже протоиерей Всеволод Чаплин. И все-таки потрясающе, ведь это единственный фильм, − не лучший, может быть, фильм Скорсезе, но и совсем не худший − говорящий о проблеме, которая разъедает все христианское человечество, разъедает церковь изнутри. Фильм, говорящий о проблеме, как христианство может маргинализоваться только потому, что христиане потеряли свою духовную пассионарность и превратились в мещан, у которых символ веры «Бог дай, дай, да побольше дай» − как говорил о. Виталий Боровой. Это он так обыгрывал известные слова из ектеньи, много раз повторяемые во время службы, которые абсолютно всем понятны в отличие от девяноста девяти процентов других фраз на богослужении. К сожалению, это никого не смущает. Это обычное, нормальное приходское умонастроение: «Бог дай, дай, да побольше дай!» А если Он не дает всё больше и больше, то зачем нам тогда ходить в храм? И вообще, тогда зачем мы христиане? – искренне удивляются адепты такой веры.

Поразительно, что церковь не говорит об этой проблеме. И дело не просто в том, что проверка на экстремизм фильма всемирно признанного режиссера по роману нобелевского лауреата является сама по себе вещью смешной и недостойной. Это действительно, как и сказал Сокуров, является нарушением элементарных конституционных прав жителей нашей страны. Это верно, но это ещё не всё, далеко не всё, что по этому поводу можно и нужно говорить людям верующим, желающим жить по Евангелию, по совести, по-Божески и по-человечески. Самое главное: как в современных условиях глобализации, секуляризации, массовой культуры, в этих почти что постхристианских условиях жизни, исполнить слово Христово, чтобы церковь была царством свободы и любви на деле, а не на словах? Как это осуществить, живя в обществе, из которого выйти мы не можем, живя в миру, из которого убежать мы тоже не можем, да и не должны? Можно и нужно «спасаться от рода сего развращенного», но нельзя уходить из этого мира. Иначе какая же мы закваска в этом мире? Какой мы для него свет? Кто мы тогда вообще? Зачем тогда нужна Церковь − Новый Израиль, новый Божий народ? Зачем тогда было сходить Святому Духу на апостолов и на всех верующих далее по слову их?

Слава Богу, есть надежда, что церковь наконец-то займется настоящими проблемами своей внутренней жизни и изгонит из своей среды всех лживых духов − духов лицемерия, рабства, несвободы, зависти, ненависти, стяжательства, равнодушия, уныния, гордыни, в том числе и духов клерикализма, которые сейчас душат нашу церковь, отнимая у неё последние признаки столь необходимой для церкви соборности, без которой церковь уже и не совсем Церковь Христова. В этой ситуации важно помнить, что там, где Бог, там и центр. Все остальное провинциально.

_____________________________________

1 Предисловие к роману Н. Казандзакиса «Последнее Искушение», которое написал переводчик романа Олег Павлович Цыбенко (Киев)

2 «Искушение» в оригинале — имя собственное, это имя персонажа романа — ангела с зелеными крыльями


Источник: Baznica

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100