Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 208 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВОЙНА И КЛИР

Печать

Элина ВОЙЦЕХОВСКАЯ

 

...

92 года назад 7 (20) ноября патриарх Тихон подписал указ № 362 о самоуправлении епархий. Указ непосредственно не провозглашал образования Русской православной церкви за границей, но подготовил для него юридическую базу. Самоуправление епархий, в частности, означало независимость всех заграничных православных церквей от Московского патриархата. Именно поэтому постфактум дату подписания указа иногда считают датой образования РПЦЗ.


Это событие из разряда таких, какие не могли не произойти. А ещё из разряда таких, про которые толком неизвестно, когда именно они произошли. И, главное, из разряда таких, которые чрезвычайно важны сами по себе, но спровоцированы ещё более основополагающими и, увы, разрушительными событиями. Как следствие, подобные события происходят с отставанием года в три-четыре, когда ситуация в плохом смысле стабилизируется. Тем самым серьёзная реорганизация Русской православной церкви должна была прийтись на 1920—1921 год, что и случилось в 1920-м, чтобы подтвердиться в 1921-м. Сегодня по юбилейным соображениям отправным пунктом выберем 1920 год.

Если бы церковь была не просто отделена от государства, а запрещена, уцелевшие при терроре её деятели в полном составе уехали бы в эмиграцию и никакого конфликта параллельных церквей не существовало. Большевики явили изощрённую изобретательность, не только не запретив церковь, а, более того, сразу после прихода к власти восстановив патриаршество. Потом, разумеется, церковь была подвергнута самым жестоким гонениям, но не уничтожена до конца и тем самым обречена на раскол, безобиднейшим следствием которого может явиться то, что настоящая статья уязвит чувства кого-нибудь из верующих, ибо нейтральность тоже бывает оскорбительна. Следует предупредить, мы не ставим целью подробное изложение церковной истории. За этим отошлём читателя к специальным изданиям (из доступного в Сети можно рекомендовать, например, совсем свежую работу А. Солдатова «Уроки возвращения. Канонические структуры РПЦЗ на постсоветском пространстве» или классический труд о. Г. Зайде «Русская православная церковь за границей с особым вниманием к немецкой епархии» в переводе Н. Барсегян).

В данной же статье мы намерены углубиться в историю ровно в той мере, которая необходима для изложения авторской концепции. Мы отдаём себе отчёт, что идти придётся по чрезвычайно хлипкой и склизкой почве, ибо мира нет даже в клире. Ещё одно предупреждение, на этот раз касательно излагаемого материала. Обилие аббревиатур обычно свойственно не в меру забюрократизированным областям. Сегодня нам предстоит иметь дело с множеством аббревиатур, первая из которых — РПЦЗ, Русская православная церковь за границей.

Итак, 7 (20) ноября патриарх Тихон (в миру Василий Иванович Беллавин) подписал указ № 362 о самоуправлении епархий . Вследствие этого указа было образовано Высшее церковное управление Юга России (ВЦУ), ибо в годы Гражданской войны часть приходов Русской православной церкви (РПЦ), действовавших на территории, занятой белыми войсками, оказались отрезанными от основной части РПЦ. В конце 1920 года большинству священников, подчинённых ВЦУ, удалось покинуть пределы России. ВЦУ, переименованное в Высшее церковное управление за границей (ВЦУЗ), действовало сначала в Стамбуле, а затем, с согласия Священного собора Сербской церкви, в городе Сремские Карловцы. Отсюда и происходит название «карловацкий раскол». Вплоть до 2007 года так именовалась РПЦЗ в официальных документах Московской патриархии. На этом фоне название «Московский патриархат» (МП), используемое для РПЦ её оппонентами, в частности представителями РПЦЗ, звучит неизмеримо корректнее.

Таким образом, 362-й указ непосредственно не провозглашал образования РПЦЗ, но подготовил для него юридическую базу. Самоуправление епархий, в частности, означало независимость всех заграничных православных церквей от МП. Именно поэтому постфактум дату подписания указа иногда считают датой образования РПЦЗ.

К моменту революции православные храмы за границей были довольно многочисленны. Они имелись в большинстве европейских столиц, а также на главных курортах. В Соединённых Штатах существовало епископство, которому принадлежало около 300 церквей. Церковный раскол 1920—1921 годов означал переход большинства этих храмов под начало РПЦЗ.

Главой РПЦЗ стал митрополит Антоний (Храповицкий). Указ патриарха Тихона от 5 мая 1922 года об упразднении ВЦУЗ был воспринят в эмигрантских церковных кругах как подписанный под давлением большевиков и поэтому проигнорирован. В конце 20-х годов контакты между двумя церквями полностью прекратились. До 1943—1944 годов Сремские Карловцы оставались центром РПЦЗ. После Второй мировой войны резиденция митрополита переместилась в Германию (Мюнхен), а с 1949 года — в Соединённые Штаты (Нью-Йорк). Джорданвилль (штат Нью-Йорк) традиционно считается духовным центром РПЦЗ. Там находится Свято-Троицкий монастырь с семинарией и типография преп. Иова Почаевского с одноимённым издательством, которое в годы советской власти было крупнейшим в мире издательством православной литературы.

Следует заметить, что в истории религий церковные расколы довольно многочисленны, достаточно вспомнить русский церковный раскол XVII века, или полностью изменивший картину мира Великий раскол 1054 года, или же Реформацию. В перечисленных случаях разрушительные тенденции зарождались внутри церкви. Гораздо более редки случаи церковных расколов, спровоцированных светской властью. Тут припоминается разве что история образования англиканской церкви, увенчавшая матримониальные доблести Генриха VIII. Но, кажется, не было прецедентов, когда раскол инициировался атеистическим государством, ибо прежде в истории таких государств не наблюдалось. Вопрос о естественности ситуации с двумя церквями связан с тем, насколько естественно существование коммунистической империи. Тонкость в том, что это была не просто кровавая деспотия, а кровавая деспотия с идеями.

Мы встаём перед вечным вопросом: туда ли пошла история, в данном случае церковная история? Следы очень сильно запутаны. Расколы происходят по достаточно глупым либо не имеющим отношения к религии причинам, но с последствиями расколов либо с интерпретацией последствий зачастую имеют дело очень умные люди.

Казалось бы, возникновение и существование РПЦЗ политически и духовно оправданно. Меж тем в той форме, в какой православная церковь существовала в России накануне революции, она была государственной, национальной церковью. Поэтому за пределами России такая церковь, вообще говоря, теряла всякий смысл.

С МП всё ещё сложнее. Можно ли считать МП канонической церковью, учитывая советскую зависимость, если не инспирированность этой структуры? То есть, если воспользоваться тематической лексикой, благодатен ли МП? Прецедента государству, как сказано, нет, как нет прецедента мнимому противостоянию государства и церкви. Ad absurdum, ситуация представляется наиболее близкой к древней модели царя-жреца, когда глава государства одновременно является и верховным жрецом. Негосударственность РПЦЗ и нерелигиозность МП — уравновешенные чаши бесконечных противоречий.

Впрочем, слухи о демонизированности МП, быть может, и преувеличены. По свидетельству митрополита Антония (Мельникова), Сталин в последние годы жизни контактировал со священноначалием РПЦ с целью выяснить, насколько возможно тайное венчание на царство. Если обряд состоялся, история принимает совсем другую окраску. Бывший семинарист оказывается законным помазанным царём. Народ одурманен, но что такое, спрашивается, истина. Как бы то ни было, идея тайных контактов Сталина с МП выглядит чрезвычайно правдоподобной. Вспомним, «всяка душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13, 1). Как сказано, с красной стороны всё было внешне примитивнее, чем в свободном мире, а на самом деле гораздо изощрённее.

Что касается РПЦЗ, она тоже — как иначе? — не стала моделью Царства Небесного. Сулил ли митрополит Анастасий (Грибановский) Советскому Союзу атомную бомбу или нет, мнения расходятся, но в заигрываниях с Гитлером он был явно замечен. Другое дело, что Гитлер интересовался ортодоксальным христианством гораздо меньше, чем Сталин. Отрицание экуменизма тоже не говорит в пользу гибкости воззрений отцов РПЦЗ.

Неидеальность обеих церквей подталкивает к вопросу: а есть ли альтернатива? Разумеется, есть. Крупных церквей действительно две. Но имеется ещё немалое количество мелких церквей, которые нередко квалифицируются как еретические. Здесь следует упомянуть группу истинно-православных церквей, а также Российскую православную автономную церковь (РПАЦ), изначально возникшую из РПЦЗ в итоге неудачных попыток последней создать свои параллельные МП структуры на территории бывшего СССР.

Raison d’être мелких церквей очевиден и, собственно, уже назван: запятнанная репутация обеих главных церквей. Страсти вокруг попарных стычек мелких церквей между собой и с крупными «коллегами» кипят нешуточные. Конфликты говорят о формальном, увы, понимании религии многими из церковных деятелей. Заметим, мы до сих пор говорили исключительно об идеологических претензиях церквей друг к другу. За каждой церковью числится некоторое количество движимого и недвижимого имущества, которое, разумеется, привлекает внимание конкурентов. Можно посочувствовать просвещённым прозелитам, пришедшим в церковь за благодатью, а натолкнувшимся на, мягко говоря, религиозные диспуты. Разобраться, кто прав, кто виноват, невозможно. А если даже возможно, правота обычно мало коррелирует с обаянием конкретного батюшки или лимузином конкретного епископа. На этом уровне простые верующие рискуют навсегда утратить веру.

Только следующая ступень религиозного познания, доступная далеко не всем, приводит к пониманию того, что сакральная роль священника отчуждена от его личных качеств. Храм освящается священником в его идеальной жреческой ипостаси, а не в скромной ипостаси земного, неизбежно грешного человека. В этом смысле у крупных церквей гораздо больше преимуществ, ибо накопленная ими спиритуальная энергия огромна.

Крупная церковь — мощная сила. Это необходимо понимать как воцерковленным людям, так и светским. Как и то, что вполне возможно быть христианином вдали от храма. Как и то, что, повторимся, неидеальная церковь вполне способна выполнять свои идеальные спиритуальные функции.

Общая тенденция представляется положительной. МП и РПЦЗ перестали обвинять друг друга в еретичестве. МП признала святыми новомучеников и Иоанна Шанхайского, никогда МП не признававших. Акт о каноническом общении, подписанный в мае 2007 года, декларирует объединение Русской православной церкви за границей с Московским патриархатом. Правда, после подписания акта немедленно случился новый раскол, на этот раз в рядах РПЦЗ. Не приняв курс на сближение с МП, от РПЦЗ откололась фракция, которая именует себя Русской православной церковью в изгнании (РПЦИ).

Мнения о том, полностью ли объединились церкви, расходятся. Вроде бы и объединились, но РПЦЗ остаётся самоуправляемой. Как бы то ни было, особых препятствий к объединению, кроме политических (теперь уже не в смысле коммунизма или антикоммунизма) и материальных (всё в том же смысле движимого и недвижимого имущества), не видится, несмотря на далёкую от кротости историю обеих церквей. Во-первых, 90 лет — малый срок, разницы в культе пока не возникло. Во-вторых, церковь — самовосстанавливающийся организм.

Старушке, являющейся в церковь на блеск маковки, всё равно, закончил батюшка Высшую партийную школу или нет. Вёл бы справно службу да беседовал уважительно, благодатию исполнял. Так же безразлично это и человеку, который умеет отличать идею церкви от конкретного здания, с косноязычным, быть может, батюшкой и облупившейся позолотой. А если батюшка просвещён и умён — тем лучше. Нет интереснее собеседника, чем профессиональный священник. Тем же, чьи пути не проходят мимо храмов, напомним, что теология и история религий — интереснейшие страницы мировой культуры, даже они где-то замалёваны нелепыми карикатурами, а где-то залиты кровью.


Источник: Частный корреспондент

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100