Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 230 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОЛИТИКА, КОТОРОЙ НЕТ

Печать

 

Адвокат Владимир Ряховский

12 ноября 2012 года Президент РФ Владимир Путин подписал указ, в соответствии с которым известный христианский правозащитник, Управляющий партнер «Славянского правового центра», адвокат Владимир Ряховский стал членом Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ.

О своих планах в связи с этим он рассказал пресс-службе РОСХВЕ.


Прежде всего, я считаю мое избрание в состав СПЧ общим достижением всего евангельского движения. Я благодарен всем, кто молитвенно и через непосредственное участие в общественных консультациях поддержал меня в выдвижении в столь важный и ответственный орган, как Совет по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ. Было очень приятно ощутить столь активную поддержку. По результатам Интернет-голосования, в своей номинации за меня было отдано 39, 2 процента голосов, за ближайшего кандидата — 17, 4 процента. В целом считаю это более оценкой деятельности всего Славянского правового центра, чем моей лично, ведь многие религиозные организации и рядовые верующие знают нас по реальным делам и процессам.

В соответствии с условиями, выдвигать кандидатов в Совет могут только те организации, которые занимаются не менее пяти лет деятельностью, соответствующей номинации выдвижения. Славянский правовой центр, управляющим партнером которого я являюсь, существует с 1993 года и всё это время занимается правозащитной деятельностью, главным образом, в сфере защиты свободы вероисповедания. Наша деятельность полностью вписывается в описание номинации, где была выдвинута моя кандидатура: «Защита общества от агрессивного национализма, ксенофобии и экстремизма».

Как известно, Президенту были представлены три кандидатуры в каждой номинации. По результатам общественных консультаций — моя кандидатура была выдвинута первой. Тем не менее, я считаю, что Президент принял абсолютно правильное решение о расширении Совета, и вместо одного человека в совет были введены трое победителей в номинациях. Хотя совет значительно увеличился в составе с 40 до 62 членов, но в этом решении виден неформальный подход Президента к составу Совета, что говорит о важности этого совещательного органа для Главы государства. Например, в моей номинации также был Александр Верховский – руководитель аналитического центра «СОВА», прекрасный специалист. В отличие от Славянского правового центра, делающего акцент на конкретных делах и случаях, где произошло нарушение прав граждан, центр «СОВА» более занимается мониторингом ситуации, анализом происходящих процессов и тенденций и по ксенофобии и по национальным вопросам, готовит аналитические обзоры – это тоже важная и необходимая работа. Третьим в нашей номинации был известный адвокат, такой, я бы сказал, «корифей адвокатуры» Юрий Костанов. Честно говоря, я бы чувствовал себя не очень комфортно, если бы я вошел в состав Совета, а такие достойные люди и отличные специалисты остались бы «за бортом». Думаю, в других номинациях ситуация была аналогичной.

Очень благоприятное впечатление осталось от встречи с Президентом, прошедшей 12 ноября. В силу регламента у меня не было возможности выступить, тем не менее, встреча шла на протяжении трех часов в очень благожелательной и конструктивной обстановке. Приятно, что Президент уделяет вопросу формирования и функционирования СПЧ столь много внимания и времени.

Если говорить о моих планах, то, в первую очередь, я хочу выйти с предложением о создании рабочей группы по защите гражданских прав. Необходимо заниматься вопросами предупреждения конфликтов на религиозной почве, предупреждения экстремистских проявлений, как показывает практика, также важным вопросом является защита граждан от необоснованных обвинений в экстремистской деятельности.

На встрече с Президентом поднимался вопрос о законе «Об усилении ответственности за оскорбление религиозных чувств», многие из участников встречи достаточно критически отнеслись к этому проекту. В своем выступлении на эту тему глава государства отметил, что «…с принятием этого закона не стоит торопиться». Также он рекомендовал создать рабочую группу в составе Совета по проработке данного вопроса, и я собираюсь активно участвовать в этой работе. Это необходимо потому, что, с одной стороны, сегодня мы являемся свидетелями того, что данная проблема существует и решать её надо, достаточно многочисленны факты и вандализма, и осквернения святынь. Установление уголовного наказания за оскорбление религиозных чувств, предлагаемое в законопроекте, на мой взгляд, не решит эту проблему. В свое время я уже выступал с резкой критикой этой законодательной инициативы. Возьмем, например, название закона: само понятие «оскорбление чувств» с правовой точки зрения – это просто абсурд. Оскорбить можно человека, группу лиц, но как можно оскорбить чувства или убеждения? Как можно дать оценку тому, насколько оскорблены чувства? Кроме того, я считаю очень серьезной проблемой и в данной сфере, и в целом для российского правосудия – избирательный характер применения законов. Приведу следующий пример: в Калининграде журналист опубликовал статью, в которой назвал «рейдерами в рясах» группу православных, которые лоббировали передачу имущества, ранее принадлежащего католической церкви, Русской православной церкви. Против журналиста завели уголовное дело, и суд признал его виновным в действиях, направленных на разжигание религиозной вражды. В то же время в Благовещенске, на Интернет-ресурсе один из блоггеров призывал расстрелять руководство одной из местных протестантских общин, а всех прихожан церкви отправить в психиатрическую больницу. В ответ на обращение представителей церкви Следственный комитет проводит лингвистическую экспертизу и не находит признаков возбуждения религиозной вражды и ненависти. Суд также соглашается со следствием. На сегодняшний день есть письмо от заместителя Председателя Амурского суда, который также не увидел в инциденте признаков религиозного экстремизма. Получается, что «рейдеры в рясах» – это экстремизм и действие, направленное на разжигание религиозной вражды и ненависти, а призыв к расстрелу и отправке в психбольницу – таковым не является.
Еще по своему опыту, я прихожу к убеждению, что у нас нет целостной политики в области государственно-конфессиональных отношений. У нас лидеры государства и нынешний Президент, и предыдущий неоднократно высказывались и о равенстве граждан пред законом независимо от убеждений, о равенстве религиозных объединений, о необходимости предоставить равный доступ к местам проведения богослужений. А что происходит в регионах? Как правило, срабатывает субъективный фактор, и губернатор, и местные органы власти строят свои отношения с религиозными организациями в зависимости от того, насколько они ангажированы какой-либо, пусть даже самой традиционной конфессией. От этого во многом зависит то, как соблюдаются или не соблюдаются права верующих. Уверен, что в этом вопросе необходим целостный государственный подход. Недавно в Самаре, во время встречи с гражданами в ответ на вопрос одной из участниц встречи Президент сказал, что нужно бороться с сектами, которые лезут под землю и закрываются в каких-то избушках для непонятных ритуалов. Президент высказал абсолютно правильную мысль. Действительно нужно вести профилактическую и просветительскую работу с целью недопущения подобных явлений. Однако Президент употребил слово «секта», и вот группа лиц, называющая себя «сектоборцами» принимает это на вооружение. А ведь никаких признаков секты не обозначено, а кто и по каким критериям будет определять, кто секта, а кто нет? Достаточно проявить небольшую неграмотность в этом вопросе и вот вам дополнительный источник напряжения в сфере государственно-конфессиональных отношений.
Еще одна из тем, которую я намерен поднять, это начало преподавания в российских школах модульного курса «Основы религиозных культур и светская этика». Я вижу в этом большую проблему, так как в основу положено разделение класса по религиозному признаку. Несомненно, необходимо давать детям в школе информацию о различных религиях, но давать её надо всем вместе без деления на группу православных, группу мусульман и прочее. Название предмета должно быть вроде «Основы мировых религий» или «История мировых религий». В его рамках под православие можно выделить больше часов, поскольку это – культурообразующая религия, сыгравшая большую роль в формировании нашей страны в нынешнем виде. Но школьники также должны знать и об исламе, и что такое буддизм, и что такое протестантизм. Этот предмет должен быть общим для всех, иначе в класс вносится видимое разделение по религиозному признаку.

Рассчитываю, что Совет по правам человека внесет положительный вклад в решение этих вопросов. СПЧ – консультативный орган, совещательный, который дает рекомендации главе государства. Совет не занимается разрешением конкретных дел, он проводит исследования, экспертизы и на этом основании дает рекомендации по различным проблемам, а проблем – много.

 

Источник: Baznica

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100