Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 177 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВСЕОБЩЕЕ СВЯЩЕНСТВО: ВЫЗОВ И НЕОБХОДИМОСТЬ

Печать

Михаил ДУБРОВСКИЙ

 

...

Данная работа является результатом рефлексии дискуссий о всеобщем священстве на Третьем Евангельском соборе, первой богословской конференции «От греков к варягам», а также в ходе Московского богословского семинара осенью 2012 года. Толчком к этим дискуссиям послужило обсуждение статуса служителей в евангельских церквях и вопросы, связанные с отсутствием в русскоязычном евангельском пространстве понятия о трудовой этике. Дискуссии на Соборе, конференции и семинаре разворачивались вокруг следующих основных тем:

 

Что вкладывается в понятие «всеобщее священство»?

Как реализовывался или не реализовывался принцип всеобщего священства в истории Церкви? 

Какова ситуация относительно всеобщего священства в современной церкви и в чем причина такой ситуации?

Как этот принцип может быть реализован в условиях современной городской общины?

Какие изменения в учении и практике современной церкви для этого необходимы?


Всеобщее священство как принципиальная позиция


Известно, что понятие всеобщего священства вводит Мартин Лютер в трактате «К христианскому дворянству немецкой нации», но сама идея укоренена в Писании, причем, еще в Ветхом Завете: Исх.19:4–6. Лишь позже, когда народ отказывается приближаться к Богу, вводится институт жрецов-священников, как посредников между Богом и Божьим народом. Сама эта история показывает, что институт «сугубого священства» не был изначальным замыслом Бога относительно Его отношений со Своим народом. Что косвенно позже подтверждает и Моисей, когда восклицает «О, если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них!» (Числ.11:29)
В Новом Завете происходит обновление и восстановление изначального замысла, что показано в книге Деяний, когда левиты и священники признают власть апостолов, в послании к Евреям в рассуждении о двух видах священства и превосходстве священства Иисуса, а также в послании Петра (1Пет.2:9), в котором, фактически, цитируется текст из Исхода.
Уместно задать вопрос, что есть этот первоначальный замысел? Ведь понятно, что Господь, называя Израиль «царством священников» не имел в виду, что все израильтяне будут только тем и заниматься, что приносить жертвы в Храме!
Кажется, наиболее очевидный (хотя и не обязательно самый верный) ответ на этот вопрос заключается в том, что израильтяне были призваны Богом к тому, чтобы образом своей жизни явить истинного Бога другим народам. Во всяком случае слова Моисея во Второзаконии подтверждают эту догадку:
итак храните и исполняйте их, ибо в этом мудрость ваша и разум ваш пред глазами народов, которые, услышав о всех сих постановлениях, скажут: только этот великий народ есть народ мудрый и разумный. Ибо есть ли какой великий народ, к которому боги его были бы столь близки, как близок к нам Господь, Бог наш, когда ни призовем Его? и есть ли какой великий народ, у которого были бы такие справедливые постановления и законы, как весь закон сей, который я предлагаю вам сегодня? (Втр.4:6–8)
Отсюда следует довольно неожиданный вывод, что подлинным священнодействием в глазах Бога является не совершение каких-то ритуалов, а образ жизни, повседневная жизнь людей, верующих в Него. Если это было так задумано еще в Ветхом Завете, тем более это верно для христиан. И подлинный вызов Церкви — воплотить этот замысел в реальность, научить христиан жить так, чтобы сама наша жизнь, наша работа, наши отношения были свидетельством о той Реальности, которую мы зовем Богом…


Всеобщее священство vs апостольское преемство


Понятие «апостольское преемство» формируется постепенно. Приведем наиболее значимые этапы.
Сначала Игнатий Антиохийский (Богоносец) в самом конце I века разделяет позиции пресвитера и епископа, которые до этого полагались как равные; по сути церковной общиной управляла группа лидеров, которые где-то назывались епископами, а где-то — пресвитерами. В пасторских посланиях Нового Завета это равнозначность позиций очевидна даже без глубокого анализа. Игнатий же выделяет епископа как ключевую фигуру, единственного лидера церковной общины города. Пресвитеры и дьяконы ставятся в подчиненное положение, помогая епископу в служении и выполняя те или иные действия по распоряжению или с благословения епископа. Соответственно, в каждом городе может быть только один епископ — так формируются зачатки понятия «каноническая территория». Более того, согласно Игнатия именно епископ несет на себе всю полноту церковности: «где епископ, там и церковь». Уже не община, не собрание народа Божьего является земным выражением Тела Христова, эта функция приписывается одному человеку! Именно этим решением было заложено основание будущих проблем, связанные как с лжеучениями, так и со злоупотреблениями властью.
Понять, почему Игнатий настаивает на таком способе организации церковной жизни, можно. Смерть апостолов, гонения и ложные учения, причем в ситуации отсутствия канона Нового Завета и внятной системы управления — все это представляло серьезную угрозу для Церкви. Решения, предложенные Игнатием, позволили удержать ситуацию. Однако за эту победу пришлось заплатить смещением акцента в понимании церкви с жизни общины как клеточки таинственного организма на священническую иерархию как носителя церковности.

Второй сюжет связан с именами Иринея, епископа Лиона (конец II века) и Тертуллиана (III век). Именно они вводят понятие апостольского преемства, согласно которому законным является только тот епископ, чье рукоположение можно проследить непосредственно до апостолов. Считается, что сами апостолы рукоположили первых епископов (причем, в том смысле, как это служение понимал Игнатий Богоносец), тем самым передав им особую благодать созидания Церкви. И эта благодать передается через рукоположение последующим епископам. Важно подчеркнуть: поскольку именно епископ на этот момент считается подлинным носителем церковности, то речь идет именно о рукоположении епископов. Пресвитер или дьякон не может передавать эту благодать, они могут служить лишь под руководством и с благословения епископа. Слабое место этой конструкции заключается уже в первом ее звене: понятно, что апостолы не рукополагали епископов в указанном выше смысле, для них носителем церковности являлась община, а список служителей включал куда больше позиций. Но конструкция, введенная Игнатием, обладала мощной притягательностью и ясностью, потому ее основания в тот момент никто не рефлектирует. И апостольское преемство становится нормой церковного строительства на долгое время.

Надо добавить, что Тертуллиан ввел еще один элемент, усиливающий эту конструкцию. Он фактически связал принцип апостольского преемства с ортодоксией, верностью учения. Согласно Тертуллиану верным является учение того епископа, который может показать преемственность своего рукоположения непосредственно от апостолов. В ситуации, когда устному слову доверяют больше, чем письменному, когда еще не произошло официального общецерковного закрепления ни одной из доктрин, когда цепочка передачи еще очень короткая (например, Ириней был учеником Поликарпа, епископа Смирны, а тот, в свою очередь — учеником апостола Иоанна) введение такого принципа было понятным и оправданным. Но на каком основании принцип, рожденный в конкретной ситуации для решения конкретных проблем, стал универсальным для Церкви на все времена? Не свидетельствует ли такой подход о фактическом отступлении от заветов Отцов Церкви, которые не боялись творчески относиться к подученному наследию, прилагая его к конкретной проблеме или ситуации, в то время как их последователи отказались от творческого подхода и возвели ситуативные решения в ранг универсальных принципов?

На эти вопросы еще предстоит найти ответ. Для нас же сейчас важно показать, что введение епископата в его новом понимании и утверждение принципа апостольской преемственности привело к забвению завета о всеобщем священстве верующих. Ведь если благодать на служение передается только в рукоположении, то далеко не каждый может совершать священнослужение. Усиление епископата требовало отказа от «снаряжения святых на дело служения», отказа от того, чтобы считать каждого христианина полноправным священником в том труде, который ему вверен в соответствие с его дарами.
Внимательное чтение Писания дает возможность положить принципиально иной подход к преемственности с апостолами:
От Симео́на Петра, служителя и апостола Иису́са Христа, — тем, кто благодаря оправданию Богом нашим и Спасителем Иисусом Христом, обрел веру, столь же драгоценную, как наша. (2Пет.1:1)

В самом начале своего письма апостол утверждает, что всякий, кто оправдан Иисусом Христом, обрел веру того же качества, что и вера самих апостолов! Иными словами, с апостольской эпохой (и со всей историей Церкви) нас связывает не длинная цепочка епископов, а личная встреча с Воскресшим, благодаря которой произошло преображение наших жизней. Более того, если вера каждого из нас — столь же драгоценна, как и вера самих апостолов, то призвание к священническому служению становится абсолютным императивом для каждого христианина. Новый Завет написан не для епископов как носителей церковности — его книги обращены к каждому христианину и сообществу верующих — церковной общине. Из истории мы знаем, что письма апостолов читались на собраниях церкви, и каждый христианин должен был принимать решения и действовать в соответствие с услышанным. Не апостольская преемственность и епископат, но всеобщее священство и соборность являются новозаветной нормой жизни Церкви. Нормой, за возврат к которой надо бороться, прежде всего, в собственной жизни.


Всеобщее священство vs трудовая этика


В данном разделе мы будем рассматривать примеры протестантской трудовой этики, как наиболее глубоко проработанной. Однако, общие выводы вполне применимы и к другим этическим системам.
Как отмечалось выше, Лютер был первым, кто вновь поставил вопрос о священстве всех верующих. Последующее развитие протестантских стран и США создают впечатление, что принцип всеобщего священства нашел свое воплощение в специфическом отношении к труду и богатству, с легкой руки Макса Вебера получившее название «протестантская трудовая этика». Анализ трудовой этики протестантов, проведенный Максом Вебером, заставляет задуматься о многом. Но для нашего исследования, прежде всего, нужно поставить вопрос, насколько протестантская трудовая этика действительно соответствует духу самой Реформации. Другими словами, вопрос следует поставить так: является ли протестантская трудовая этика адекватным выражением принципа всеобщего священства? На первый взгляд, описанное Вебером отношение к труду и ресурсам есть прямой результат личной веры и ответственности перед Богом за доверенное Им в этой земной жизни. Однако сам Вебер в своей работе неоднократно подчеркивает, что ни у Лютера, ни у других отцов Реформации невозможно найти идей, которые легли в основу подобной этической системы.
Протестантизм, безусловно, поднял достоинство повседневного труда (а также — ценность семейных отношений, домашней работы и воспитания детей) на совершенно новый уровень, тем самым придав высший смысл ежедневной работе. Понимание труда как призвания от Бога дало мощный импульс развитию как отдельного человека, так и целых наций. Но можно ли на этом основании считать, что в этом и был замысел Бога, когда Он говорил о царственном священстве верующих? На этот вопрос мы вынуждены дать отрицательный ответ.
Во-первых, протестантская трудовая этика весьма напоминает этику фарисеев, так ярко переданную в Новом Завете (о чем Вебер прямо говорит в своей работе). Есть четко обозначенные границы, за которые не следует заходить, а в остальном человек волен делать, что угодно. Это может напоминать известное выражение Августина «Люби, и делай, что хочешь», но у Августина призыв любить задает недосягаемую высоту, а потому требует постоянного внутреннего поиска, работы над собой, ежедневного подвига веры. Протестантская этика напротив создавала условия, в которых совесть человека пребывала с спокойном, практически, спящем состоянии. А место поисков запредельного занял идеал спокойной размеренной жизни, приносящей, к тому же, неплохой доход. При таком подходе было легко оправдать эксплуатацию ближнего, несправедливое распределение благ и социальную несправедливость.
Вторая причина, по которой невозможно признать трудовую этику протестантизма подлинным выражением принципа священства всех верующих, заключена в состоянии самих протестантских церквей. Хотя протестантизм формально и отказался от священнической иерархии, изменив и церковное вероучение по этому вопросу, и структуру церковных общин, по факту разделение на священников и мирян осталось. В одних направлениях это может быть менее выражено, чем в других, но в той или иной степени присутствует во всех конфессиях. Протестантизма не удалось реализовать ни призыв к священству всех верующих, ни к соборности жизни церкви. Высота, заданная Евангелием, была сведена до трудовой этики и участия общины в выборах пастора и обсуждении бюджета.
Таким образом, протестантская трудовая этика есть редукция принципа всеобщего священства, сведение его до добросовестного труда и легальной наживы. В этом нет ничего, специфически христианского: чтобы следовать этим этическим нормам, вовсе необязательно иметь личные отношения с Христом. Заметим, что это утверждение в равной мере относится и к любым другим этическим принципам. В христианстве, безусловно, есть и этическое учение, но христианство не может быть сведено к этике. Более того, этика Нового Завета не так уж сильно отличается от других этических систем. Принципиальное отличие христианства в том, что в его основе находятся личные отношения человека с Богом, опыт встречи с Воскресшим, опыт прощения грехов и исполнения Святым Духом. И если мы хотим ответить на вопрос, как вообще возможно всеобщее священство, мы должны искать этот ответ в этом, весьма специфическом направлении.


Источник: Baznica 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100