Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 143 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Печать

Михаил НЕВОЛИН

 

book

Христианство в Россию пришло извне (что, впрочем, справедливо для почти всех стран). Тут можно брать разные точки отсчёта – Палестина, Антиохия, Греция, Византия, но в любом случае мы имеем дело не с чем-то исконно русским. Хотя иногда встречаются и такие люди, для которых это сюрприз. Есть и те, кто уверен, что, например, церковно-славянский перевод Библии лучше передаёт то, что хотели сказать авторы, чем язык оригинала.


Переводы библейские

В России отношение к любым нововведениям, как правило, настороженное. Возможно именно поэтому (в отличие, скажем, от англоязычных читателей) мы не имеем такого большого количества переводов Библии. История показывала, что у нас изменения (особенно в таких чувствительных сферах, как религия) могут повлечь за собой труднопредсказуемые последствия. Это во многом объясняет то, что с новыми переводами Библии, новыми церковными календарями и т.д. у нас принято выжидать как можно дольше.

В то же время, как показывает опыт ряда стран, более современные качественные переводы иногда лучше передают смысл того или иного библейского отрывка. Они помогают современному читателю лучше понять некоторые отрывки, смысл отдельных притч, юмор. Перед библейским (и не только) переводчиком всегда стоит важная задача сделать текст (особенно древний) таким же понятным для сегодняшнего читателя, как для современников автора, сохранив смысл, стиль и не привнеся никаких искажений.

 

Переводы прочие

Принято считать, что в евангельских церквях нет никакого специального языка и богослужения ведутся на языке, общепринятом в данной местности. Правда обычно так думают в основном сами верующие, а люди, впервые зашедшие в церковь отмечают особый «диалект», свойственный российским протестантам. Это и привычные для верующих ударения, которые часто сразу же отмечаются людьми, случайно зашедшими в церковь, и фразы-штампы, которые произносятся автоматически.

В начале 90-х годов в России появилось много христианских миссий с запада, что привнесло много новых слов и терминов в сложившийся к тому времени «богослужебный язык».

Проповедники некоторых, как правило, вновь образованных евангельских церквей, сами того не замечая, начали невольно копировать то, что они слышали у миссионеров. Учитывая то, что большинство миссионеров были англоязычными, всё чаще стали слышаться с кафедр «кальки с английского», которые на русском звучат не очень удобоваримо. Например: «для меня большая привилегия поделиться с вами словом». Многие христианские песни переводились быстро и не всегда удачно. Хорошо звучащий отрывок песни на языке оригинала, на русском мог выглядеть далеко не столь однозначно, как, например, припев: «двигай мной, Дух Святой».

Особая тема — это названия христианских организаций и «специальные» термины, которые надо было переводить на русский язык. Это часто далеко не просто. Так, например, всемирно известная христианская миссия ОМ («Operation mobilization»), проповедующая христианство по всему миру, используя для этого в том числе и специальные миссионерские морские суда, столкнулась с трудностью перевода. То, что вполне нормально воспринимается на английском, на русском звучало очень неоднозначно. Правильный перевод названия миссии «Операция мобилизация» звучал для русского уха странно, напоминая то ли воинскую повинность, то ли призыв к немедленному вооружению. Руководство миссии, на мой взгляд, поступило мудро, оставив известную в мире аббревиатуру и логотип ОМ, но расшифровав его на русский, как «Обетование миру», что звучит куда более миролюбиво и красиво.

В некоторых случаях и вовсе какие то термины предпочитают не переводить, оставляя английское слово. Иногда это является единственно разумным из-за неоднозначности отношения к переводному слову в нашем контексте.

В качестве примера приведу очень распространённое (особенно среди христиан-пятидесятников) слово «крусейд». Если для англоязычного читателя или слушателя это слово звучит вполне благозвучно, то обычный перевод этого слова на русский «крестовый поход» звучит в контексте нашей культуры и истории не очень хорошо. Поэтому, вполне логично поступают те, кто предпочитают оставлять это слово вообще без перевода. Если не удалось подобрать подходящего слова, то, может быть в какой-то мере лучше оставить это слово без перевода, хотя это, конечно, тоже не очень хорошо. Но всё-таки фраза «мы организуем летний крусейд в Псковской области» звучит по крайней мере не так пугающе, как «мы организуем летний крестовый поход на псковщину».

 

Источник: Возвращение к Богу


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100