Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1656 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НОВОЕ БОГОХУЛЬСТВО

Печать

Алексей МУРАВЬЕВ

 

 

Гор Чахал, «Имя Бога»,2003,вид инсталляции в Minoriten Galerien im Priestseminar, Грац, Австрия. 2007

Богохульство, кощунство, осквернение, святотатство. Алексей Муравьев - о терминах, которыми пытается сейчас оперировать власть при обсуждении злободневных вопросов, связанных с религией.

Вслед за историей Pussy Riot и разными акциями, вроде спиливания и сжигания крестов, в пространство публичного языка попали несколько архаических важных понятий, которые стали направо и налево использоваться для характеристики указанных акций. На самом деле, все эти понятия – внутрицерковные и не универсальные. Они не могут быть без оговорок использованы в общественном пространстве или преподноситься как сами собой разумеющиеся. Всякий, кто пользуется ими, должен, по идее, понимать, что совершает речевую манипуляцию. Эти понятия тесно связаны с нашим христианским прошлым.

Попытаемся разобраться. Начнем с «богохульства». Этим словом, в основе которого «хула», т. е. поношение, оскорбление вероучения, обозначается некое действие, вольное или невольное, которым некая истина вероучения искажается - либо ниспровергается, как правило, в угоду иной истине или иному пониманию этой истины. Греки называли это «власфимия», откуда, например, англ. blasphemy.

Большинство ересей в истории христианства считались «хулой». «Несторий похулил Богородицу», говорили в 5 в., это значит, что он учил о Богородице как-то необычно. Богохульниками были для иконоборцев почитатели икон, а для иконопочитателей – иконоборцы. Католики были для православных богохульниками, ибо учили о двойном исхождении Святого Духа - и от Отца (т.н.филиокве), и от Сына. Желая оскорбить старообрядцев, Дмитрий Туптало, епископ Ростовский, в ХVIII в. написал, что, складывая два пальца вместо трех при совершении крестного знамения, они показывают «демонское сидение».

Обвинения в богохульстве посылали в ответ и старообрядцы. Одним словом, без жестко установленной ортодоксии такое понятие есть очень частное, очень обусловленное конкретикой и связанное с вероучением. Можно ли совершить богохульство действием? С точки зрения внутрицерковной логики, наверное, можно. Император Константин в VIII в. повелел снять икону Христа с городских ворот в Константинополе – народ расценил это как богохульство, потому что за этим стояла вероучительная позиция – иконоборчество. Но вот когда Луначарский в диспутах с верующими говорил «Бога нет», то едва ли это можно было назвать богохульством. Извне церкви (в широком понимании, конечно) нельзя хулить Бога.

Интересно, что при отречении от мусульманства и принятии православной веры православная традиция требует громкого похуления Мухаммеда (надо назвать его «мерзким» и «лжепророком»), но Мухаммед – не Бог.

Второе понятие - «кощунство». Оно происходит от старославянского «коштун, костить, костерить», т.е. насмехаться и поносить. Действия, произведенные для намеренной десакрализации святыни, для причинения ей ущерба или лишения ее сакрального статуса, рассматривались в древности как проявление сознательного неуважения или оскорбления.

Мог ли человек извне христианской традиции совершить «кощуны»? В принципе - да, но при этом он должен сознательно идти на оскорбление святыни и понимать ее границы и смысл.

В основе кощунства лежит идея культовой конкуренции. Один жрец может оскорбить бога, которому поклоняется другой, чтобы показать силу своего бога. Мусульмане сделали в Святой Софии мечеть – это кощунство? В принципе – да. Внутри церкви любое покушение со стороны общества на святыню с целью ее профанации или ниспровержения может рассматриваться как кощунство. Можно опять же вспомнить историю с миссионером РПЦ о. Даниилом Сысоевым, который не просто хулил Мухаммеда, но ругательски ругал его, пытаясь тем самым добиться перехода мусульман в РПЦ. Религиозная конкуренция налицо, хула и насмешки имели определенную цель.

Тут, впрочем, есть проблема.

При безоговорочном перенесении «кощунства» из внутрицерковной области в светскую возникает эффект размывания понятия. Советская власть вскрывала мощи святых, чтобы показать, что это просто «гнилые кости». Взрывали, жгли христианские церкви, в алтарях делали туалеты, в самих храмах – танцплощадки. Это была конкуренция, это было кощунство. Но и сама советская власть воздвигла свой алтарь, свою святыню - и покушение на нее рассматривала как «кощунство». Такими святынями были мавзолей Ленина, могилы вождей у кремлевской стены, вечный огонь, скульптура Родины-матери в Сталинграде, красный флаг, герб СССР… Человек, оскорблявший их, совершал «кощунственные действия», именно так и выражался советский суд, так писали газеты. Еще раз повторим: «кощунство» - это конкурентные религиозные действия на территории оппонента, включающие десакрализационную насмешку.

Понятие «осквернение» тоже очень архаичное и восходит к идее «скверны», т. е. внесения неподобающего в священное (или ограниченное правилами) пространство. В Библии четко сказано, что прикосновение к трупу – осквернение, грех (например, прелюбодеяние или воровство) – осквернение. Даже сексуальная сфера – в определенном смысле - включала осквернение, например, женщина в «критические дни» считалась «скверной» и не могла заходить в церковь; все, что касалось семенной жидкости, считалось скверным; роды были осквернением, женщине после родов по церковным канонам можно ходить в церковь, только после особой очистительной молитвы на 40-й день.

Физиологические отправления и даже мытье в бане содержали элемент скверны. Требование мыть руки после уборной имеет такую же природу, что и требование после бани облиться холодной водой на улице, - очищение от скверны. Для избавления от осквернения нужно «очищение», экспиация. Если в православный храм зашел мусульманин и стал там молиться – это осквернение. Священник, да и просто христианин, помолившийся с еретиками, – осквернился.

Так что осквернение – штука очень сложная и работающая только там, где четко поставлено понятие «скверны», сакральной нечистоты.

Возьмем хотя бы обычай кровной мести или упоминавшийся случай с миссионером Сысоевым, хулившим Мухаммеда и Аллаха, осквернившем святыню исламской веры. Очищение, экспиация, в радикальной религиозной парадигме как в случае кровной мести происходит только кровью. Достаточно почитать Ветхий Завет, историю со златым тельцом, за поклонение которому Моисей убил несколько сот человек».

Наконец, «святотатство» - это просто воровство (татьба) священных предметов, например, икон или утвари церкви. Изъятие церковных имуществ в 1920-30 гг. можно было считать святотатством в тех случаях, когда не было согласия верующих. Расширительно иногда называют святотатством любое покушение на святыню, но это метафорическое, по сути неверное употребление. Святотатство – это воровство из церкви или другого культового места священных предметов. В дореволюционном праве (ст. 219-220) святотатство считалось особо выделенным уголовным преступление.

По информации газеты «Ведомости», сейчас "предлагается дополнить Уголовный кодекс новой статьей (243.1) «Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан»: публичные оскорбления религиозных убеждений граждан и прилюдное унижение богослужений, религиозных обрядов и церемоний. Нарушителям будет грозить штраф до 300 000 руб., или обязательные работы до 200 часов, или три года лишения свободы. Во второй части той же статьи предлагается наказывать за осквернение и разрушение объектов и предметов религиозного почитания, в том числе мест совершения религиозных обрядов и паломничества. За нарушение — штраф от 100 000 до полумиллиона рублей, 400 часов обязательных работ или пять лет лишения свободы. В статье оговаривается, что санкции последуют за оскорбление тех религий, которые составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России".

Новый проект закона помимо неадекватного понятия «осквернение», взятого из описанного выше архаичного слоя языка, оперирует понятиями «оскорбление религиозных убеждений и чувств» и «унижение обрядов». Здесь проблема еще более глубокая. Оскорбление в современном гражданском праве присутствует. Так кодекс об административных правонарушениях, ст. 5.61 использует понятие «оскорбление», объясняя его как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме».

Иначе говоря, оскорбление – это только «в неприличной форме», здесь приведен чисто арбитрарный, неточный критерий того, что есть «оскорбление». Что такое «унижение обрядов» и вовсе неясно, так в православной традиции «крещение еретическое» считается «не крещением, но паки сквернением», что явнго попадает в категорию «унижения обряда» у еретиков (например, баптистов или католиков). Явно, что противоречий тут больше, чем ясности.

В «Своде законов Российской империи», «Положении о наказаниях» раздел II, гл. 1, ст. 176-183, впрочем, содержалось преступление «богохуление и порицание веры», но оно было отменено в 1906 г. при демократизации законодательства. Статья 211 вместо отмененной в 1906 г. 210 предусматривала наказание только за такое нарушение церковного порядка («кто прервет богослужение»), которое было совершено по заранее продуманному плану и с причинением побоев священнику! Другими словами, в дореволюционном праве мы видим остатки, рудименты священного права, которое оперирует церковными понятиями и при переходе к светскому государству, большую часть таких норм просто вымарали.

Итак, четыре первых понятия не могут без оговорок быть применены в светском пространстве и светском государстве. В дореволюционной России была государственная церковь, что делало отчасти возможным применение этих внутридоменных понятий в правовом и общественном поле. Да и то, в основном в отношении православных святынь, и до 1906 г., когда эти нормы стали исчезать из правового корпуса. Другие выражения (оскорбление, унижение) очень психологичны и расплывчаты.

Оскорбить «чувства верующих» вообще юридически очень сложно.

Сейчас, в светском государстве, эти понятия (включая малопонятное и очень широкое «оскорбление чувств верующих» и «унижение обряда») обречены на то, чтобы стать игрушкой в руках судебной власти, ибо включают в себя гипертрофированный момент психологической субъективности, нередко полностью обессмысливающий их.

 

Источник: Полит.ру

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100