Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 298 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СВЯЩЕННИК СУДИТСЯ С ЕПАРХИЕЙ

Печать

Андрей ДЕСНИЦКИЙ

 

протоиерей Павел Адельгейм

Среди громких судебных дел, связанных с церковью, как-то совсем незаметно проходит еще один процесс, казалось бы, местного значения… Псковский священник Павел Адельгейм подал в городской суд на собственную епархию и на нового настоятеля храма Святых Жен-Мироносиц, где некогда настоятельствовал он сам. А заодно и на Управление Министерства юстиции по Псковской области, зарегистрировавшее изменения в уставе этого прихода.

Всё, в общем-то, начиналось довольно банально: в 2008-м году указом епископа он был снят с должности настоятеля храма, а заодно и исключен из состава приходского собрания. Его сын, директор приходской школы, также был уволен. Это, увы, судьба многих священников, не нашедших общего языка со своими епископами: передать всё, что собирал по крупицам долгие годы, новому настоятелю и зажить тихой частной жизнью.

Большинство в такой ситуации либо просто терпит, либо старается наладить отношения с начальством. В единичных случаях священники заявляют, что такому епископу больше не подчиняются и переходят в иную юрисдикцию, уходят в раскол. Однако никто не пытается оспаривать такие решения: зачем, да и как такое возможно? С одной стороны, противоречит принципу христианского смирения, с другой – все равно бесполезно, потому что власть имущие всегда меж собой договорятся.

Отец Павел рассуждал иначе: он подал иск в городской суд, и уже в следующем году суд признал недействительным решение приходского собрания, согласно которому он был выведен из его состава. И не удивительно: тогда никто и не думал о правильном оформлении бумаг, подписывали их за отсутствующих, так что суд просто не мог признать их действительными. Впоследствии это решение городского суда было подтверждено и церковным судом, который, кстати, был создан только при патриархе Кирилле, и дело отца Павла, по сути, было первым делом, которое этот суд рассматривал.

Приговор, как будто, был в пользу отца Павла – но что толку? Его восстановили в качестве рядового члена приходского собрания, но никто не вернул ему настоятельства в храме. А новый настоятель, допустивший подлог, никак не был наказан, не говоря уже о епископе, утвердившем все эти решения.

Этот сюжет продолжился еще через год, когда приходы РПЦ принимали типовой устав. Суть его заключалась в том, что приход терял всякую самоуправляемость и фактически поступал в полное распоряжение епископа, который мог в любой момент по своему усмотрению сменить и настоятеля, и членов приходского собрания. По сути, речь шла об установлении, а еще точнее – об официальном узаконении жесткой «вертикали власти», которая на практике и так существует в РПЦ.

Однако просто спустить устав сверху было недостаточно: согласно российскому законодательству, изменить устав общественной или религиозной организации (в данном случае – прихода) может только сама эта организация на собрании своих членов (приходском собрании). Поэтому во всех приходах прошли соответствующие собрания и был принят, как правило, единогласно и без малейших прений, новый устав. В конце концов, он соответствовал сложившейся практике и всех так или иначе устраивал, хотя бы по принципу наименьшего зла (конфликт с иерархами, безусловно, стал бы злом большим).

Совсем иначе развивались события в храме Жен-Мироносиц. Большинство членов приходского собрания, в том числе и отец Павел, не захотели принять новый устав в неизменном виде и решили его отредактировать – а по сути, оставить в силе нормы старого устава, согласно которому приход есть самостоятельная община. Официально любой приход имел на это право, но другие приходы РПЦ не решились этим правом воспользоваться (для сравнения: барнаульский священник Георгий Титов, также не согласный с этим уставом, перешел в одну из ветвей РПЦЗ, не признанную другими православными церквами).

Летом 2011 г. отец Павел был вызван на новый суд, на сей раз – епархиальный. Он был поставлен перед выбором: проголосовать за новый устав или выйти из состава приходского собрания. Никакие изменения в текст, спущенный сверху, вносить не дозволялось в принципе, а цель голосования была вовсе не в том, чтобы принять решение: нужно было отделить «несогласных» от «своих». Отец Павел не согласился: «я полагал, что мой голос на приходском собрании интересует церковь». Суд постановил: отправить священника за штат (т.е. фактически отстранить от работы) и вывести из состава приходского собрания. А затем обновленный состав собрания (выведены были и некоторые другие его члены) легко принял новую редакцию устава.

Вот именно это решение и решил отец Павел оспорить в светском суде, и первый раунд проиграл вчистую: городской суд на сей раз отклонил его иск в полном объеме. Но отец Павел не унывает и аккуратно заносит в свой блог все материалы, связанные с этим делом. Тут же обсуждает апелляцию, которую будет подавать в областной суд…

Такое упорство непонятно даже тем клирикам, которые сами страдают от епархиального произвола, но предпочитают добродетель смирения и послушания открытой борьбе. Но тут надо знать отца Павла. Он родился в 1938 году в семье немецких колонистов, его отец был во время войны расстрелян, мать арестована вскоре после нее, так что мальчик вырос в детдоме. Он поступил в 1956 году в семинарию, но через три года, в разгар хрущовских гонений, был исключен по политическим мотивам. Стал священником в 1964-м, служил в Узбекистане, а всего через пять лет был арестован за распространение религиозного самиздата. Получил три года и полностью отсидел их, в колонии лишился правой ноги. С 1976 года служит в Псковской епархии.

Он пережил слишком много, чтобы теперь кого-то бояться и кому-то угождать. А главное, он убедился на примере правозащитного движения: капля камень точит. Диссиденты советских времен, на первый взгляд, старались прошибить стенку лбом, скрупулезно отстаивая свои права перед системой, для которой само понятие «прав человека» оставалось пустой фразой для внешнего употребления. Да, они терпели поражение в девяти случаях из десяти, и плата всегда казалась непомерной…

А вот кто победил в конечном счете – об этом как раз и заставляет задуматься дело отца Павла.


Источник: Русский журнал

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100