Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 223 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СПОРЫ ОБ ИДЕНТИЧНОСТИ

Печать

 

НИУ-ВШЭ

В Москве в НИУ-ВШЭ прошла конференция на тему: «Модели религиозно-мифологического мировосприятия и гражданская идентичность», посвященная проблеме взаимодействия религиозной мотивации и гражданской идентичности в современной России и на Западе.

Ведущий конференции, доцент факультета философии НИУ-ВШЭ Борис Кнорре, сформулировал ее задачу как попытку нащупать причины современного конфликта церкви и общества, обнажающие социально-психологические процессы и антропологический кризис в современной России.

Поляризация общества становится все более жесткой. Помимо движения в сторону европейских ценностей мы имеем движение в сторону фундаменталистской революции — наблюдается определенная радикализация православных кругов. Эта гипотеза еще ждет своего анализа — или опровержения. Что мы видим? Мы видим, что информационная революция, информационный поток, с которым человеческий мозг не в силах справиться, приводит к тому, что появляется запрос на константы, на какие-то вещи, которые помогли бы остановиться и оглядеться, такие константы обнаруживаются в традиционных религиях. Представители этих религий начинают радикализировать свои взгляды (появляются, например, идеи дресс-кода и т.д.), но это же радикализирует и либеральную часть общества, которая выстраивает свою идеологию (Pussy Riot и т.д.). Радикализация идет с двух сторон (консервативно-фундаменталистский лагерь и либеральный). Мы стоим перед процессами появления новых институциональных форм религиозности. Хотя не всегда это можно назвать возвращением именно религиозности, в Пакистане, например, подобный фундаментализм ведет к редуцированию религиозной культуры, под запрет попадают некоторые суфийские песни. Необходимо изучать религиозные сообщества, создавать формы взаимодействия с ними, поскольку только это может консолидировать социум. Местные власти должны искать формы взаимодействия с новыми религиозными движениями, а не пытаться их демонизировать — движения, существующие на протяжении длительного времени, как правило, на определенном этапе осознают необходимость социализации и с готовностью идут на контакты.

С основным докладом на конференции выступил адъюнкт-профессор Университета г. Вроцлава Енджей Моравецкий («Модели религиозно-мифологического мировосприятия и гражданская идентичность»), с 1998 года регулярно ездивший в экспедиции в Сибирь и изучавший местную религиозную ситуацию. Его интересовали русские католики, русские протестанты, члены новых религиозных движений, в первую очередь последователи Виссариона. О виссарионовцах Моравецкий сделал даже фильм. Основной вопрос, который его интересовал: как отделить собственно религиозную мотивацию от этнических факторов? Сейчас политика РПЦ очень схожа, на его взгляд, с политикой костела в Польше. Вообще же новая религиозность тяготеет к выстраиванию неких виртуальных пространств и ждет результата уже здесь и сейчас, а не где-то там в загробном мире. Это скорее культурные, а не религиозные проекты.

Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин представил в своем выступлении социологический проект «Арена». Проект основан на методологии георейтинга — опроса Мегафон-фонда «Общественное мнение». Выборка — 56 500 чел. по всей России, соответственно в каждом регионе это примерно 800-900 или даже 1000 человек опрошенных.

Уникальность проекта в том, что едва ли не впервые респондентам были заданы конкретные вопросы: «К какой конфессии Вы себя относите» и к разным типам православности: а) к православной РПЦ МП, b) просто православной, c) к православной религиозности, которая связана со старообрядчеством.

Полученные результаты достаточно красноречиво говорят о современной ситуации в России. Например, если по России в целом неправославные христиане – небольшая группа, процента 4, то если смотреть по регионам — получается очень многообразная картина.

Самые большие проценты просто христиан на Дальнем Востоке и в Центральной России, в Смоленской и Белгородской областях. То есть часть общества испытывает потребность в вере, но не находит себя в том православии, которое есть в данном регионе.

Был отдельный кейс-стади по протестантам и их осознанию гражданской активности. По опциям "начать свой бизнес" или "свое дело" протестанты лидируют, определенно опережая православных. Одна из задач проекта "Арена" — найти, в какой точке развития религиозности находится страна, и нащупать запрос со стороны людей.

Руководитель проекта "Энциклопедия современной религиозной жизни России" Сергей Филатов полагает, что прошедший год показал, что православие – не только национальная идентичность, о чем раньше можно было говорить с большей уверенностью. Атеистический дискурс в обществе снижается. Высказывания типа «Христос, Будда, Магомет — три великих обманщика» — такой речи почти не было слышно в прошедший год. Обществу интересно было слышать полемику вокруг акции Pussy Riot именно в религиозных терминах. Многие стали рассуждать о церковных делах, о поведении патриарха с точки зрении Евангелия. И даже «антицерковная кампания», о которой много говорилось, сегодня уже не антирелигиозная и не антихристианская…

Происходит поляризация в том числе по использованию или неиспользованию аргумента национальной идентичности в оценке нашего православия. С одной стороны, политически ориентированные священники любят говорить и обосновывать важность православия тем, что с ним связаны «наши герои», победа в войне, с тем , что религия – скрепа государства, «победили Наполеона», Гитлера и всех победим… Апологеты этой позиции любят отрицать свободу, выступают за разного рода ограничения, репрессивность.

С другой стороны, оппоненты из среды либерального духовенства — Кураев, Уминский, Адельгейм — совершенно не используют терминологию идентичности, они обращаются к Евангелию. С этой позицией связано утверждение свободы, проповедь творчества и любви.

То есть один полюс — идентификационисты — активно отрицают свободу, другие — «евангелисты» — являют своего рода «толерантный евангелизм». Ситуация оригинальная, считает исследователь, и именно она задаст логику дальнейшего развития.

На конференции были заслушаны еще несколько докладов: студента ВШЭ Олега Морозова об исторической политике Русской православной церкви; профессора ВШЭ Татьяны Ковальо "Соотношении религиозной и национальной идентичности на примере России и Испании" (нынешние православные концепции почти текстуально напоминают концепции испанского национал-католицизма "испанидад"); эксперта Международного института гуманитарно-политических исследований Михаила Жеребятьева о складывающейся надэтнической общностью, которую можно называть мусульманами.

 

Источник: Ежедневный журнал

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100