Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 349 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



УШЛА В НАРОД

Печать

Михаил СИТНИКОВ

 

Владимир Киреев, Зеркало, х.м., 2009 (фрагмент)

Наши соотечественники внезапно стали понимать гораздо больше, чем рассчитывала так называемая «элита». Стереотип «народ российский принципиально косен», под давлением фактов заметно потускнел. Сограждане и в самом деле просыпаются. Парадоксально, но происходит это на фоне невероятных усилий режимной системы сформировать атмосферу, где абсурд выдается за норму.

Ситуация с Pussy Riot стала лишь катализатором общенационального протрезвления. Катализатором драматичным, с цинизмом патологоанатома вскрывающим прямо через церковную парчу и официозный твид гнилую полость административной и «духовной» власти...

Будем объективны: роль православия в этом процессе корректнее считать неоднозначной. Если для «Церкви-экклесия», образованной миллионами исполненных верой сердец — то есть, собственно того самого абстрактного «православия», — это было повторением распятия (мучительного и спасительного одновременно), то для религиозной институции оно же обернулось другим: а именно, фатальным куражом.

Волна антиклерикальных настроений сегодня не только не спадает, но обретает совершенно иное качество. Из эмоционального протеста, в который сразу же вылилось возмущение людей надругательством над законом и моралью, учиненном при непосредственном участии РПЦ МП, волна возвращается, формируя некое подобие «девятого вала». Теперь уже ясно, что он неизбежен, и растёт из внезапно пришедшего осознания россиянами того, что именно «творят именем Божьим» — с ними, со всей страной.

Вероятно, многие замечают сегодня необычную солидарность, которая возникает между верующими и неверующими гражданами, выступающими с жесткой критикой клерикальной экспансии на светскую Россию. Стимулируют эту солидарность отнюдь не религиозные или атеистические взгляды. Людей объединяет одинаковое уважение к морали и праву, что говорит о нравственных и объективистских критериях подхода к происходящему. Нелицеприятным объектом для критики становится не религия как таковая, а конкретная организация, структура или, если угодно, корпоративное сообщество членов и союзников РПЦ МП.

Не стоит доказывать, что волна такой критики возникла не на пустом месте, хотя именно это и силятся доказать спикеры-клерикалы. Гражданское общество возмущено не верой или догматами одной из мировых религий, а банальными ложью, лицемерием, беззаконием и цинизмом «кадров» клерикально-политической корпорации. При условии, что РПЦ МП манифестирует себя едва ли не «единственно верной религией», можно констатировать, что общество возмущено «всего лишь» не имеющим аналогов в России «неподобием» земной церкви — Небесной. Есть такое емкое понятие в православной лексике, тактично отражающее свершившееся нравственное падение.

Для не номинальных, а грамотных православных (какими лишь и могут быть «верные», т. е. достойные участвовать в церковных таинствах), неподобие выражается, в первую очередь, в недопустимом сотрудничестве руководства РПЦ МП с властями (апостасия), в притеснениях уважаемых священнослужителей, в цинизме, с которым церковные органы и персоны используют имидж религиозности ради политического популизма, получения материальных преференций и прочих кощунственных по отношению к ценностям христианства явлений.

В глазах неверующих и атеистов «клерикальный беспредел» выглядит еще более омерзительным, поскольку все карикатуры, на которые была горазда когда-то антирелигиозная пропаганда начала советского периода, материализовались в деятельности РПЦ едва ли не буквально. Далеко не последними в списке претензий к клерикальному истеблишменту стали: аккумулирование бюджетных денег и культурных ценностей общенационального наследия, грубое внедрение клерикальной идеологии в сферы науки и образования, в деятельность государственных органов федерального и регионального уровней.

Кстати, посредством термина «идеология» понять разницу между христианством и тоталитарной структурой, веками прикрывающейся новозаветным учением о Церкви, становится проще. С одной стороны — глубокая теология, религиозное искусство, ряд философских направлений и много чего еще. С другой — почти двухтысячелетняя традиция аппаратного симбиоза с любой властью в целях сакрализации всевозможных опытов по ее укреплению и выживанию. Причем, в сравнительно небольшой — всего лишь условно тысячелетней истории Русской церкви, такое положение вещей поддерживалось практически непрерывно.

Разумеется, в формате реплики глубокий экскурс в историю церкви невозможен. Но если попытаться «на пальцах» сформулировать некое подобие резюме, то получится следующее: вся история этого института церкви в России является неуклонным приспособлением авторитета христианской религии к обслуживанию нужд всевозможных групп власти. Богатый опыт сначала Греческой митрополии, а затем Московской патриархии — основа нынешней клерикальной идеологии, где «вера Христу» вытеснена «верой в институцию». Ну, а в зависимости от нужд «текущего политического момента» и олицетворений этой «институции», к объекту такой «веры» присовокупляются вспомогательные мифологемы — «в избранничество Святой Руси», «в Великую Империю», «в Сталина», «в Великий Народ», далее — везде.

Судя по всему, в защиту такой веры и созывал «ополчение православных мирян» неподражаемый о. Чаплин на Всемирном русском народном соборе в начале мая 2012-го.

 

Источник: Россия для всех 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100