Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 96 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"ЕМУ НЕ МОГЛИ ПРОСТИТЬ МНОГОЕ…

Печать

Александр   БУЛГАКОВ

Памяти  о. Александра Меня


протоиерей Александр Мень

«…и повергнут на землю тебя и твоих детей в ваших стенах (…) , - и всё это потому, что ты упустил возможность, которую предоставил тебе Бог» (Лк. 19:44, иерусалимский перевод).


На одном из очередных международных Конференций памяти А.Меня я говорил, что о.Александр заложил фундамент духовного Храма из людей новой формации, но Храм этот, к сожалению, снова основан на крови. Как писал учёный и публицист Владимир Илюшенко, «это убийство есть конец одной эпохи и начало другой… Оно знаменует вступление в новое Смутное время. И оно обличает ужасающее духовное состояние не только мира, но и Церкви. Без экспансии язычества в современное православие это преступление было бы немыслимо. Фактически мы имеем дело с рецидивом язычества как вне, так и внутри церковной ограды. А это означает, что вся страна стала зоной бедствия».

Меня мало заботил жгучий для многих вопрос, кто совершил это гнусное злодеяние. Без труда угадывался «заказ», а за исполнителем дело не станет, которого может быть уже к вечеру того рокового дня 9 сентября самого в живых уже и не было. Важнее была причина. Зная духовную составляющую деятельности о.Александра, я был уверен, что убить его могли только те тёмные силы, которые не приемлют света.  На это указал и о.Глеб Якунин, сказав, что убиение инициировано религиозными фундаменталистами. Это напрямую подтверждается всеми последующими годами -  вплоть до нынешнего, - когда ни в одном храме вы не найдёте хоть какой-нибудь книги А.Меня (разве что у о.Александра Борисова в храме Козьмы и Дамиана). О нём и упоминать-то не принято в приходах, - как будто его подвергли церковной анафеме. Может быть, он был еретиком, исказившим что-то в православном учении? Но вскоре после той трагедии Патриарх Алексий Второй  как высший авторитет РПЦ сказал совершенно определённо об убиенном протоиерее: «Не все его суждения полностью разделялись православными богословами, но ни одно из них не противоречило (выделено мной – А.Б.) сути Священного Писания».

Напомню слова академика Сергея Аверинцева: «Ему не могли простить многое: и национальности, и таланта, и широты взглядов, и удивительного ума, и популярности, - но главное, чего ему не могли простить – это проповеди Евангелия, проповеди Света, Правды, Любви и Радости…  Его ненавидели за то же, за что убили Спасителя…».  Переходя на мистический язык, скажу как старый верующий человек, что  Сатана наиболее активно ведёт свою работу именно в Церкви, - об этом ещё сам Христос предупреждал). Академик не был записным христианином и знал, что говорил. Но принять это до сих пор очень многим трудно, почти невозможно; ведь для этого  надо же расстаться с мифами, надо менять систему духовных ориентиров. Возможно ли такое, чтобы внутри ограды православных храмов вызрела сатанистская идея избавиться от проповедника Евангелия? Оставим это на осмысление каждого отдельного человека.

До Октябрьского переворота 1917 года Законы Российской  Империи, где православие было господствующим, государственным, карали всякую мысль, хоть сколько-нибудь несогласную с церковной доктриной? – «Кто в публичном месте, при собрании более или менее многолюдном, дерзнёт с умыслом порицать христианскую (православную – А.Б.) веру или православную церковь.., тот подвергается лишению всех прав состояния и ссылке на каторжную работу на время от шести до восьми лет» (статьи 177 и 178 Уголовного и исправительного Свода). Поясню как  специально изучавший карательное законодательство тех времён. Что могло означать «порицание» православной веры и церкви? Хулиганская выходка каких-нибудь «пуссек»?  Совсем не обязательно: любое несогласие с приходским священником или вольнодумное суждение по вопросам Веры. К концу 19-го столетия в России наконец-то стало доступно (на русском языке) для обычного прихожанина Евангелие, о котором говорил Аверинцев, и россияне могли уже сами судить о том, что там написано, и делать выводы о несоответствии с церковной практикой. Кто рассуждал об этом в своей избе за печкой, а кто и «при собрании более или менее многолюдном». Каждый здравомыслящий, прочитавший текст уголовных статей, невольно отметит, что степень наказания  никак не соответствует степени «преступления». Но такая вот «боголюбивость» надзирала над  душами человеческими. Таких статей было много, но они были так умышленно «рассыпаны» по многочисленным и объёмистым томам Свода Законов, что не всякий мог ужаснуться при виде, как контролировалась духовная жизнь россиянина. Об этом публично говорил известный до сих пор адвокат А.Ф.Кони, когда в 1911 году делал доклад на Государственном Совете. Сенатор, Обер-Прокурор Департамента по уголовным кассационным жалобам, он не одну судьбу отстоял от бесправия православного Права, в силу которого отпавший от православия и перешедший в иное христианское вероисповедание (так гласил сам текст -  А.Б.) получал тюремный срок с формулировкой «до исправления». А если осуждённый не исправлялся?  И кто в местах заключения контролировал «исправление»? – да тюремные же священники, которые уж никак не были настроены в пользу «отпавшего от православия»; они и определяли этот срок. Документальные данные свидетельствуют, что иной арестант, получив изначально какой-нибудь год-два за «уклонение от православия», получал уже в заключении дополнительно свои «срока».

Почему мы без видимых причин, на первый взгляд, вспомнили о прошлом? Да потому, что это воспоминание о будущем. Уже сегодня, де-юре ещё не будучи государственной религией, но де-факто уже претендующее на диктат во всех сферах российского общества безо  всякого на то нравственного и юридического права, православие показывает свои карательные амбиции. Про возмутившее многих недавнее судилище над женщинами говорить не будем, как не будем комментировать заранее заготовленное Заявление Высшего Церковного Совета, полное лицемерия. Подоспела новая тема, опять же исходящая из церковной ограды: «православные дружины».  Если бы не серьёзнейшие опасения кровопролития, то можно было бы сказать вслед за  лермонтовским персонажем:


«Это слишком обычно, воскликнул бес державный,

Подарок твой подарок был бы славный,

Но новизна – царица наших дней…»,


и, зевнув от привычности происходящего, вперить свой взор в экран зомбоящика.

Почин московский наверняка подхватят по городам и весям, и эта гнусная провокация, придуманная вовсе не приходскими тёмными бабками, повлечёт за собой роковые последствия, если  вовремя всё это не пресечь от имени Закона. А что за воспоминания?  Да сто лет назад по России уже шастались такие дружинники, только они назывались «союзниками» по названию учреждённого тогда «Союза русского народа». Это были чистой воды погромщики, основным составом которых были подготовленные провокаторы и ожесточившийся в своей нищете и бесправии люмпен (босяки и  нищие, которые рады были заработать хоть на чём-то, - а за погромы платили). И кто был идейным вдохновителем погромщиков?  Вот выдержка из Определения Св.Синода от 15-18 марта 1908 года: «Предоставить епархиальным преосвященным разрешать и благословлять участие подведомственного им духовенства в деятельности «Союза русского народа» и других монархических патриотических обществ». Обратим внимание на дату вышедшего Определения: позади кровавые годы Революции с активным участием «союзников», и  всё же после всего этого – благословение на активное участие в СРН. Хотя церковная инициатива была изначально: ещё осенью 1905 года «выборы этих боевых дружин должны были состояться в церквах (выделено мной – А.Б.) после всенощной 15 октября, причём каждый приход должен был просить настоятеля войти в состав комиссии и дать у себя помещение для его (отдела СРН – А.Б.) делопроизводства».  Дружины, заметим, были боевые, - недаром же революционеры иногда внедрялись в их ряды, чтобы получить оружие.

После Февральской революции 1917 года Временное правительство вынуждено было создать Чрезвычайную Следственную Комиссию (не путать с большевистской ВЧК) по расследованию злодеяний черносотенцев (в Комиссию входил и поэт Александр Блок). Как-то неловко упоминать об этом, но в материалах следствия постоянно встречаются имена священнослужителей. Назовём имена только некоторых, кто  был уличён в благословении погромов и участии в провокациях и всевозможных столкновениях; там проходят много и других церковных имён, но ЧСК так и не завершила свою работу по причине последовавшего Октябрьского переворота. Итак: Антоний (митрополит Петербуржский, первоиерарх Св.Синода), Арсений (игумен Новгородский), Богданович С. (священник), Восторгов И, (священник. миссионер), Гневушев Макарий (архимандрит), Илиодор (монах), Иоанн Кронштадтский (священник), Митрофаний (епископ, член Думы), Скворцов В. (миссионер), Тронин (священник г.Благовещенска), Чёрный (священник г. Херсона), Владимир Богоявленский (Московский митрополит, почётный член СРН), Гермоген (Саратовский епископ), Арсений (настоятель Воскресенского монастыря), Митрофан (епископ Петербуржский).

«Петербуржский митрополит Антоний Вадковский…участвовал в представлении черносотенцев Николаю Второму и лично преподнёс последнему икону покровителя «чёрной рати» Георгия Победоносца».

На Московском съезде в апреле 1907 года митрополит Владимир,  рязанский епископ Никодим повторяли друг за другом: «Я считаю за честь стоять под сенью знамени СРН и быть его членом».

Архиепископ Казанский Дмитрий: «Принимая во внимание высоко патриотическую роль СРН, нахожу помещение в храмах казанской епархии хоругвей знамён Союза и его отделов не только возможным по существу, но и весьма желательным между прочим в тех видах, чтобы каждому было ясно, что православная Церковь вполне одобряет и благословляет высоко патриотическое святое дело Союза русского народа и принимает это дело под свой молитвенный покров».

«Следующий Съезд «союзников» состоялся в 1912 г. В Петербурге на квартире обер-прокурора Синода (! – А.Б.) В.К. Саблера. Этот  Съезд принял решение поставить все организации «Союза» под непосредственное руководство Церкви. В свою очередь Синод обязал (выделено мной – А.Б.) руководство принимать в организациях «Союза» самое активное участие».

«Хоругвеносцы («Союз Михаила архангела» - А.Б.) носили особый нагрудный знак, утверждённый Синодом (выделено мной – А.Б.), на котором была изображена церковная хоругвь с восьмиконечным крестом».

«В этой связи вполне естественно представляется нам и традиционная правая ориентация большинства депутатов-священников (в Думе – А.Б.), среди которых был почётный член СРН (Н.Е. Якубов), несколько председателей местных отделов названного Союза и рядовые члены СРН».

«Союзу русского народа» была дарована ещё особая привилегия: на участие его знамён и хоругвей в крестных ходах и молебнах на площадях в царские дни. Скоро союзные знамёна и хоругви водрузились   вообще в храмах наряду с церковными».

«И русский Союз – весь объединённый Союз Русского Народа в лице своих миллионных черносотенцев – по требованию отечественной истории в мгновение ока выросший на святой  православной Руси… одною из главных задач своих должен считать громкое, открытое и честное провозглашение высокой и главной исторической идеи: «Россия – для русских!». Отныне каждый из нас должен памятовать и исполнять слова Государя: «Объединяйтесь, русские люди. Я рассчитываю на вас».  Ну да, и Патриарх Алексий Второй неустанно повторял в наши дни: «Всякий русский  не может быть неправославным», что при обратном прочтении читается: неправославный – значит не русский». Отсюда и пошли призывы нынешних неонацистов: «Россия – для русских».

В начале 1917 г. осуждая (правда, со значительным опозданием) духовенство за совместные действия с черносотенцами, депутат Государственной Думы священник Филоненко писал: «Вспомним ещё недавно распространение Союза русского народа, вспомним это стремление покрыть всю страну сетью таких отделов. Кто же оказывал в этом случае правительству (выделено мной – А.Б.) самое энергичное содействие и поддержку? Разве не духовная власть наша не только всему этому покровительствовала, всё это благословляла, назначала председателями и губернских, и уездных отделов почтенных протоиереев? Вспомним торжественные заседания союзников, на которых желанными и почётными гостями всегда являлись наши иерархи».

О «святых подвигах» черносотенцев – дружинников пусть подробнее скажут другие; напомню лишь их боевые «боголюбивые» кличи: «Порвём в клочки! Зальём кровью!». Хочу отметить, что я не занимался специально темой о СРН. Это пришло неожиданно в моих научных изысканиях по религиозному законодательству Российской Империи (см. в интернете «Святая инквизиция в России до 1917 года»), - поэтому привёл выше лишь несколько имён, отмеченных как-бы мимоходом; много позже в работах других авторов я встречал список церковных имён куда более обширный.

Как говорили древние, «что же скажем?». Не сразу и сообразишь, что сказать. На меня, например, в такие минуты наваливается некая немота, - хотя  все эти архивные данные  давно не новость. Недаром же «держаный бес» воскликнул: «Всё это обычно!..». Но он же всю эту «обычность» и использует с регулярной повторяемостью, пользуясь тем, что просвещённые люди очередного исторического периода России займутся более своими интеллигентскими разборками, -  и  опять повторятся слова Максимилиана Волошина:


«Не тем же ль духом одержима

Ты, Русь глухонемая! Бес,

Украв твой разум и свободу,

Тебя кидает в огнь и в воду,

О камни бьёт и гонит в лес.

И вот вызываем мы: «Прииди…»,

А избранный вдали от битв

Куёт постами меч молитв

И скоро скажет: «Бес, изыди!».


Полные ожиданиями стихи, написанные в 1918 году, как видим, не сбылись. Что потом было, мы уже знаем. Как знаем и то, какая ужасающая повторяемость, «обычность», снова маячит перед нами.  И то, что Государь, не имея духовных ресурсов, искал опоры и помощи в Православии; и то, что РПЦ услужливо подставляла свою выю. Современное же «протестное движение», скорее всего, ещё пошумит на «болотных» площадях  и с тем же разойдётся. Да и то: захочет ли оно расставаться со столичными умопомрачительными зарплатами и всевозможными льготами? -  (говорю в сравнении с нищей Россией, о которой это «движение» конечно же помнит и печалуется, но ведь, по Некрасову,


«…вынес достаточно русский народ,

Вынес и эту дорогу железную,

Вынесет всё, что Господь ни пошлёт…».


Вот только во что это выльется, когда прольётся незримая последняя капля терпения? Слова Пушкина по этому поводу стали уже хрестоматийными, и повторять их не будем.


«С Россией кончено… На последях

Её мы прогалдели, проболтали,

Пролузгали, пропили, проплевали,

Замызгали на грязных площадях,

Распродали на улицах: не надо ль

Кому земли, республик да свобод,

Гражданских прав? И Родину народ

Сам выволок на гноище, как падаль…»

(М.Волошин)


Мне же осталось, в ожидании дружеской встречи с «боголюбивыми»  погром.., извините, дружинниками (возможно, и со старыми знакомцами по судебным процессам с «Памятью», а позже - «РНЕ», в зале суда обещавшими нас всех перестрелять) только подписаться …


8 сентября 2012

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100