Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



В КОНТЕКСТЕ ИНТЕРЕСОВ РПЦ И КРЕМЛЯ

Печать

Татьяна СТАНОВАЯ

 

...

В Челябинской и Архангельской областях практически одновременно были зафиксированы 4 случая спиливания православных крестов. Ответственность за операцию «крестоповал» взяла на себя некая организация «Народная воля», которая заступилась за «беззащитных русских девочек Pussy Riot». Через несколько дней в Казани были убиты две женщины, а на стене преступник оставил надпись: «Free Pussy Riot». Как потом выяснилось, преступник просто пытался сбить следствие с правильного пути. Вне зависимости от характера преступлений, которые совершаются под знаменем защиты Pussy Riot, очевидна попытка части представителей РПЦ и власти убедить общество в том, что экстремисты, связанные с оппозицией (как минимум, идейно) и выступающие с антиправославных и антигосударственных позиций, стремятся подорвать стабильность в обществе.

После вынесения приговора участницам группы Pussy Riot в России начался буквально вал преступлений и правонарушений, так или иначе связанных с именем панк-группы. Вероятно, все эти преступления и правонарушения можно условно разделить на три типа. Первый тип - преступления чисто криминального характера, где преступник использует шумиху вокруг группы для того, чтобы запутать следствие. На сегодняшний день уже есть прецедент - в Казани 38-летний преподаватель убил свою подругу из-за нежелания возвращать ей долги и продолжать складывавшиеся на этой почве лицемерные отношения. Как опасный свидетель была убита и ее мать. Опасаясь разоблачения, он написал кровью одной из убитых Free Pussy Riot, рассчитывая, что следствие станет искать совершенно иной мотив преступления.

Ко второму типу можно отнести набор организованных преступлений, мотив которых напрямую связан с группой Pussy Riot. Как сообщила епархия Челябинской области, злоумышленники ночью 25 августа спилили три поклонных креста, установленных в июле этого года на въездах в поселок Смеловский Верхнеуральского района Челябинской области. Поваленные кресты были распилены на куски. Аналогичное ЧП в ту же ночь произошло в Архангельске. Вскоре информагентства распространили сообщение, в котором говорится, что некое ранее неизвестное движение «Народная воля» «берет на себя ответственность за атаки 25 августа 2012 года на знаки идеологического отдела единороссовской бандгруппы - РПЦ. Порубки крестов являются частью проводимой нами операции против РПЦ под кодовым названием «Крестоповал» и были совершены боевым крылом нашего движения, летучими боевыми отрядами «Неизвестные». При этом напомним, что несколько недель назад активистки украинского движения Femen спилили крест в Киеве в знак протеста против судебного процесса в отношении Pussy Riot, однако сами участницы группы осудили подобный поступок. В СМИ нередко можно встретить версию о том, что акция в действительности была организована российскими властями или РПЦ, однако она ничем не подтверждается. В любом случае, очевидно, что подобные акции наносят ущерб не столько РПЦ (которая возвращает себе образ жертвы), сколько оппозиции и либеральной общественности, выступавших против суда над Pussy Riot.

Наконец, к третьему типу стоит отнести непосредственные действия неустановленных лиц, выражавших протест против суда в отношении девушек из группы Pussy Riot. Как правило, это были либо попытки повторить нечто похожее на панк-молебен, либо одиночные пикеты с плакатами в защиту группы и ее символикой, например, балаклавой на голове. Одной из самых распространенных форм протеста стало также одевание балаклав на головы памятников. Маски натянули на головы Александра Пушкина и Натальи Гончаровой, памятник которым стоит на Старом Арбате, Михаила Лермонтова у здания журфака МГУ, казахского поэта Абая Кунанбаева, недавно оказавшегося в центре протестного движения. В данных случаях речь идет об эпатажных, но достаточно безобидных действиях, которые имеют свои аналоги (например, питерские курсанты-моряки перед выпуском натягивают тельняшку на памятник весьма уважаемому ими адмиралу Крузенштерну).

Однако эти три типа преступлений и административных нарушений в публичном пространстве все больше сливаются в единый информационный поток, создавая впечатления наличия в России большого количества опасных радикалов, которые не останавливаются ни перед убийствами, ни перед спиливанием крестов, ни перед кражей святых мощей (это произошло в одном из питерских храмов и также вошло в информационный поток).

Иными словами, в публичном пространстве идет и организованная, и часто инерционно подхваченная кампания против неких «сторонников Pussy Riot», а также тех, кто «стоит за спинами» участниц панк-группы. Показательно в этой связи заявление главы Отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерея Димитрия Смирнова. Комментируя убийство двух женщин в Казани (еще до того, как стало известно имя предполагаемого преступника), он заявил порталу «Интерфакс-Религия»: «Эта кровь на совести так называемой «общественности», которая поддержала своим авторитетом участниц этого акта в храме Христа Спасителя, потому что в результате люди с неустойчивой психикой получили карт-бланш». «Теперь все эти люди, которые именуют себя общественностью, должны сделать новые заявления, дезавуировать свою «правозащитную» деятельность - тот же сэр Пол Маккартни, Amnesty International, известные люди России. Это помогло бы ситуации», - убежден собеседник агентства.

Интернет-издание «Слон» сделало подборку заголовков, из которых следует четкий вывод – убийство женщин в Казани сделано в защиту Pussy Riot, сторонниками этой группы. «Известия» написали, что «в Казани убили двух человек за Pussy Riot», «Взгляд»: «Убийство для Pussy Riot», официальный сайт «Молодой гвардии»: «Двух женщин принесли в жертву во имя Pussy Riot», «Экспресс-новости»: «В Татарстане сторонники Pussy Riot зверски убили женщину и ее дочь», «Уральское Информационное Бюро»: «Сторонники Pussy Riot дошли до убийств», «Комсомольская правда»: «В Казани сторонники Pussy Riot зарезали мать и дочь?», информационное агентство «Новый Регион 2»: «В России начали убивать во имя Pussy Riot». Все это было написано практически сразу же после появления новости о преступлении, когда одной из основных версий был все-таки криминал, а не политико-религиозная акция.

Создается впечатление, что налицо прямая попытка сильнейшего искажения реальности в публичном пространстве. Для российских СМИ это не новое явление, но до сих пор это все-таки касалось социально-экономической и политической жизни страны, и выражалось в смещении акцентов, субъективизме, ценностных суждениях и замалчивании важных событий. Нормальным для российской информационной реальности было появление, например, фильмов и репортажей про Михаила Ходорковского и его «кровавые преступления». Однако до сих пор его никто не обвинял прямо или даже косвенно в организации серийных убийств или иных акций уже после осуждения. На сегодня информационная тактика провластных СМИ становится более прямолинейной, более агрессивной и откровенно провокационной.На этом фоне важно разобраться в целях и содержании такой информационной политики, что в действительности оказывается не так просто. Вероятно, в кампании, которая имеет некий толчок сверху, равно как и со стороны РПЦ, велика доля инерции и спонтанного принятия решений. Целью кампании может быть попытка мобилизации консервативной, православной части общества за счет выстраивания образа внутренней врага. До сих пор Кремль боролся преимущественно с врагами внешними. Даже все те организации и политики («Голос», политики из 90-х, олигархи, правозащитники и т.д.), которые оказывались в центре кампании по дискредитации, назывались чаще не субъектами, а инструментами влияния Запада, или Госдепа. Теперь же, пожалуй, впервые за все время нахождения Путина у власти, речь идет о появлении внутреннего врага.

Причем кто этот враг, понять непросто. Речь идет о сторонниках, защитниках Pussy Riot, тайных сообществах, организациях, которым приписывается, прежде всего, антиправославная мотивация: против РПЦ, православия и православных в самом широком смысле, из чего часто делается вывод, что и против России в целом и ее народа. При этом какова цель такой кампании, при условии, что большинство населения и без того поддерживает уголовное преследование участниц группы Pussy Riot, не видит в судебном процессе против них политической подоплеке, а приговор считает справедливым? Вероятно, целью тут вовсе не является переубедить сомневающихся. Цели могут совершенно иными. Однако для всех участников информационной кампании против Pussy Riot и их «сторонников» они несколько отличаются.

На первый взгляд, в наибольшей степени кампания выгодна РПЦ, так как позволяет ей выстроить оборонительную и одновременно мобилизационную кампанию против «врагов». Репутация РПЦ в последние два года существенно пострадала, пусть и в наиболее активном, но находящемся в меньшинстве, гражданском сегменте общества. Сам факт мобилизации православных активистов «работает» на усиление образа «врага», подчеркивая значимость проблемы. Например, на фоне наличия такого «врага» совершенно иначе выглядит критика действий руководства РПЦ изнутри Церкви. Неслучайно, что публично позицию РПЦ критикует лишь незначительное количество священнослужителей, причем которым «нечего терять» - например, заштатный диакон Сергей Баранов, много лет назад покинувший свою епархию, а сейчас объявивший о разрыве отношений с РПЦ.

Однако в этой истории для Церкви есть и немало «негатива». Часть руководства РПЦ ощущает, что теряет контроль над широким полем общественной деятельности православных радикалов, которые действуют от имени РПЦ, но зачастую в реальности – автономны или подчинены тем или иным «православным идеологам». В последние недели радикалы активизировались – они вступают в конфликты со сторонниками Pussy Riot, пытались сорвать театральную постановку, посвященную этому делу, ворвались в музей эротики.

Кроме того, часть церковных деятелей считает, что кампания не столь выгодна РПЦ, так как отпугивает от нее интеллигенцию, причем не только оппозиционно настроенную. Неудивительно, что 31 августа руководитель Синодального информационного отдела Владимир Легойда заявил, что стиль мышления тех, кто «с равной по силе злобой пытается найти себе место по одну или другую сторону баррикад одинаково удален от православного мировоззрения». А благословение на мирные гражданские акции, данное Церковью, «исключает любую ненависть, предполагая уважение и терпение к тем согражданам, кто не осознает ценности святынь». В качестве позитивного образца Легойда упомянул распространенное инициативной группой православных в сети Интернет приглашение вандалам участвовать в восстановлении распятия в Архангельске на прежнем месте.

В тот же день стало известно, что Совет молодежных православных организаций Москвы, который объединяет около 40 структур, выступил с инициативой создания Всероссийской ассоциации молодежных православных организаций, рассказал «Ведомостям» координатор совета и зампред Синодального отдела по делам молодежи Вадим Квятковский. По его словам, ассоциация должна улучшить коммуникации и координацию молодежных объединений, созданных при приходах и епархиях, - всего на региональном и федеральном уровне действует около 300 таких структур. Он утверждает, что церковь не поддерживает силовых действий в таких ситуациях - таких, как действия православного активиста Дмитрия Энтео, публично сорвавшего майку с надписью в защиту Pussy Riot. В пример ставится движение «Георгиевцы», представители которого выходили к людям у суда с позицией, что поступок девушек — это кощунство, а не искусство, но не требовали никакого приговора. Но и оставлять в изоляции радикально настроенных молодых людей тоже неправильно, говорит Квятковский. По его словам, есть надежда, что в окружении сверстников, настроенных более мирно, они изменят свою позицию. Уже в следующем году РПЦ планирует провести первый международный съезд православной молодежи.

Похоже, что часть церковного руководства хочет взять под контроль православные молодежные организации, поощрить умеренных и управляемых и снизить градус радикализма. Впрочем, все в тот же день 31 августа не менее высокопоставленный, чем Легойда, церковный деятель, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин взял под защиту радикалов. По его словам, люди, которые стремятся защитить православные святыни, достойны поддержки, а не порицания: «Воля православных людей к защите своей Церкви должна только приветствоваться. Нужно поклониться низко тем людям, которые сегодня эту волю стараются проявлять». Он негативно отозвался о священнослужителях (персонально назвав известного московского протоиерея Алексия Уминского), которые публично осудили радикалов. Таким образом, в руководстве РПЦ существует различное отношение к позиционированию Церкви в кризисной ситуации – от жесткого (протоиереи Димитрий Смирнов и Всеволод Чаплин) до более умеренного (Легойда). При этом патриарх Кирилл пока не высказывал своей точки зрения, что позволяет обеим сторонам придерживаться своей линии.

Но свои интересы в этой истории есть и у Кремля, который заинтересован в компрометации и максимальном ослаблении оппозиции накануне ее осенней активизации (сентябрьского «Марша миллионов», октябрьских выборов в координационный совет). Связать защитников Pussy Riot с преступниками (особенно с казанским убийцей) – значит, воздействовать на колеблющуюся часть населения, которая хочет стабильности, голосовала за Владимира Путина на президентских выборах, но не испытывает враждебности к оппозиции. Кроме того, могут решаться и более локальные задачи, например, ужесточение законодательства. Единоросс Александр Сидякин, автор скандальных законов о митингах и НКО, готовит поправки, направленные на ужесточение наказания за надругательство над религиозными святынями. Документ может быть внесен в Госдуму уже в сентябре. О своих планах депутат сообщил в минувший понедельник в Twitter, сославшись на статью «Коммерсанта», где говорится, что ужесточения законов потребовали православные активисты после уничтожения четырех крестов.

В то же время государство не заинтересовано в повышении самостоятельной роли Церкви – оно, как и ранее, рассматривает ее инструментально, как ресурс для коммуникации с консервативно настроенной частью общества и, главное, авторитетный институт, поддерживающий власть и повышающий ее легитимность. Характерно, что планы создания некоей православной партии, обсуждавшиеся в публичном пространстве в начале года, сейчас более не фигурируют в СМИ. Такая партия могла бы действовать на электоральном поле «Единой России», что для власти невыгодно.

Проблема нынешней информационной кампании против «сторонников Pussy Riot» опасна как самим фактом разжигания вражды, так и тем, что априори не может быть подконтрольна в полной мере ни власти, ни РПЦ, ни СМИ. Подобный процесс легко запустить, но значительно сложнее остановить, особенно в обществе, где существует сильная латентная агрессивность и наблюдается дефицит толерантности. Власть очень долго говорила об опасности раскола общества, но теперь он реально происходит. При этом ощутимым последствием всего этого процесса может стать ощущение еще большей, чем ранее, «свободы рук» у приверженцев власти и РПЦ и радикализация сторонников оппозиции.

Вышел на поверхность и резко усилился ранее латентный конфликт между светской культурой и клерикализмом, хотя пока он и носит ограниченный характер – в него напрямую вовлечена незначительная часть россиян. В то же время большинство воспринимает эти события в контексте угрозы стабильности, причем в качестве источника такой угрозы выступают Pussy Riot и симпатизанты этой группы. Общество, являющееся светским по своему характеру, не готово к клерикализации, но, опасаясь хаоса, восприимчиво к консервативным ценностям порядка и стабильности. И поэтому нынешняя информационная кампания является частью курса на консервативную мобилизацию, который проявился во время президентской избирательной кампании и с некоторыми корректировками продолжается и сейчас.


Автор - руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

 

Источник: Политком.ру

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100