Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 264 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ОЗВУЧЕНО ОФИЦИАЛЬНО

Печать

 

архимендрит Тихон (Шевкунов), наместник Сретенского монастыря на Любянке в Москве, известный по околоцерковной мифологии, как

Русская Церковь высказала свое мнение по поводу приговора Хамовнического суда панк-группе. Озвучить это мнение было поручено члену Высшего церковного совета, председателю Совета по культуре, наместнику Сретенского монастыря архимандриту Тихону (Шевкунову):

 

Приговор жесткий. Но все-таки вначале хотелось бы сказать о вердикте суда. О том, что люди, совершившие поступок, (не хочу произносить название этой группы, просто не хочется, хотя за последние месяцы мы уже привыкли к этому совершенно невозможному названию — приучили нас, сумели), которые участвуют в этой группе, и те страшные с точки зрения православного человека бесчинства, которые они совершили в Богоявленском соборе, где после этого их умоляли и просили больше этого не делать, после того, что они сделали в храме Христа Спасителя — получили совершенно определенную оценку государства в лице судебной власти. Оценка такова — это преступление. Считаю, совершенно логично и правильно. Не кощунственные, а хулиганские действия. Они признаны виновными по статье «хулиганство». Другое дело, очень жаль этих женщин, потому что 2 года — это очень серьезно. И мы знаем, что у них есть дети. Они улыбаются и смеются сейчас, но понятно, что им не позавидуешь. Присоединяясь к заявлению Высшего церковного совета, который просит предс тавителей судебной власти смягчить наказание, многие православные христиане также будут просить о возможном снисхождении.

Это действительно молодые люди, и даже представить страшно, что они вырастут, станут мудрее и взрослее, у них есть дети. Быть может, будут внуки. Страшно представить этих женщин, когда они многое осознают из того, что сделали, когда их внуки и дети узнают об их «подвигах». Вы знаете, я бы даже не хотел обсуждать вопрос о тюрьме. Сейчас вопрос стоит о том, что эти деяния признаны уголовным преступлением. Я считаю, что это совершенно верно. Вы знаете, лет 10-12 назад, в Англии, сын члена одной из самых известных групп, кажется, она называется Pink Floyd, совершил проступок: сорвал флаг с монумента британским воинам. Его осудили за это на 16 месяцев тюрьмы.

Судят не художественное объединение — судят конкретных людей. Государство, которое попускает совершенно свободно совершаться экспериментам на глазах малолетних детей с курицами, «пикантным» экспериментам в музее, переворачиваниям машин, кощунством и настоящим хулиганством в главных храмах Москвы, если оно не реагирует на эти провокации, теряет право называться государством. Наконец-то эти люди остановлены. Приговор очень жесткий для молодых женщин, и я глубоко убежден, что надо попытаться сделать все, чтобы этот приговор — не вердикт суда: «виновны», а приговор — был каким-то образом смягчен, и смягчен значительно. Есть ли угроза каких-то насильственных акций? Не имеет значения: оскорбляют женщину или насильственные действия проведены по отношению к храму. Православный христианин должен остановить это. Не непротивлением злу насилием, не толстовством, а противлением злу силой, то, о чем говорил наш великий философ Ильин. Как остановить? Это особый вопрос. Невозможно моделировать такого рода ситуации.

Что касается мирного протеста, на который, я надеюсь, мы имеем право, то был молебен у храма Христа Спасителя, на котором было немало народа, совершенно искренних людей. Кого-то попросили прийти священники, а кто-то пришел совершенно искренне, там все были по зову сердца. Прецедент с признанием этого деяния уголовным, может быть, и очень бы хотелось надеяться, в дальнейшем остановит последователей. То есть не будут оскверняться храмы, не будут глумиться над могилой Неизвестного солдата, что уже происходило в нашей стране. Это вещи одного порядка. Но если государство, если общество, если все мы не поставим перед этим заслон, в том числе и юридический, чего мы тогда стоим?

Эта акция — отголосок советского времени. Впервые после самых страшных советских времен был осквернен храм в Москве, храм Христа Спасителя. Это, конечно, комсомольская, синеблузная акция. Но я хотел бы сказать о тенденции. Мы слышим очень интересное заявление: лет через 100, а, может быть, через 40 эти деяния будут поняты, благословлены и названы «нормальными». Может быть, кому-то хочется жить в стране и в обществе, где все то, что они делали: в магазине, в музее и в храме — будет признано нормальным. Даже через 100 лет. Я с содроганием думаю, что Россия, действительно, может прийти к этому общими усилиями всех тех, в первую очередь, кто вдохновлял этих дам. Вот это уже страшно. Одной 30 лет, другим — чуть поменьше. Девчушками их называют, любя, как я понимаю... Но поистинне страшны те, кто вдохновлял их на все это.

Я знаю, что такие люди были — люди, которые их вдохновляли и жестоким образом вели к тому, что они делали. Цинично понимая, что от жесткого государства, может быть, и пощады ждать не придется. Жалко этих женщин, по-настоящему жалко. Вы знаете, лет 100 назад один великий русский человек сказал: «Все это давление, беспрецедентное давление на правительство и власть имело лишь одну цель — довести власть до состояния ступора, довести власть до состояния паралича умственного и паралича воли; и весь смысл этого давления на власть заключается лишь в 2-х словах: руки вверх. Мы на это ответим совершенно спокойно и твердо: не запугаете.»

Это сказал Столыпин 100 лет назад. История была, конечно, совсем другая по форме, но, в сущности, все повторяется, нет ничего нового под солнцем. Так вот, думаю, что это глубинные совпадения, я не сторонник, как сейчас любят говорить, конспирологических историй. Сравнивать Бродского, например, и этих женщин, и ставить их на одну доску более чем странно. Но это уже дело вкуса, конечно. Так вот, думаю, что через какое-то время мы увидим, насколько продуманная была, циничная, страшная, жестокая подготовка к этой акции. Политизация этой темы необычайно интересна — динамика этой политизации. Дамы были и в Богоявленском соборе, и в храме Христа Спасителя, где не произнесли имя Путина. Такое сакральное имя для них, особо важное. Все это появилось потом, только в Интернете.

Порой звучит критика Путина во много раз более жесткая, радикальная. Я думаю, что политизация этой истории была подхвачена и использована теми, кто стремится к разрушению. Теперь любой хулиган может, произнеся те или иные имена, назвать себя политическим деятелем, протестным деятелем. В храме, это установлено, звучали лишь нецензурные выражения по отношению к нашим святыням, было глумление в виде танца, но никаких политических лозунгов там не звучало. Они появились позже. Видимо, сработал инстинкт самосохранения.


Источник: МК

 

Комментарий RP: По тексту заявления наместника Сретенского монастыря нетрудно заметить, что церковь официально продолжает придерживаться той версии, в соответствии с которой обличение девушками священноначалия в "неподобии" является страшным с точки зрения верующего бесчинством. После выступления Высшего церковного совета (ВЦС), вызвавшего в обществе новую волну возмущения лицемерием клерикальной структуры, церковный функционер продолжает "не замечать" факта противозаконности "суда за кощунство", настаивая, что участницы протеста "получили совершенно определенную оценку государства в лице судебной власти не за кощунственные, а хулиганские действия, т.к. признаны виновными по статье "хулиганство".

Продолжая поддерживать тон, выбранный ВЦС, священнослужитель "жалеет" подсудимых и отчего-то, будучи сам членом этого совета, заявляет о своем присоединении к упомянутому заявлению, напоминая, одновременно, об акциях протестной панк-группы, не имеющих отношения к скандалу, развязанному церковными функционерами после протеста в ХХС. Усматривая "искусственность" политизации скандала, архимандрит не замечает противоречия этой детали своему утверждению, что причиной расправы с тремя девушками не было вменение им в вину пресловутого "кощунства", что выдает запоздалую попытку религиозной корпорации отлечь внимание от еще одной "оскорбленной" в этой истории стороны – президента В.Путина, об избавлении страны от которого протестующие молились, как умели. В старании достичь этой цели церковный чиновник заявляет даже, что в процессе протестной политической акции в ХХС политических лозунгов не звучало. Это обстоятельство, а также попытка церковных функционеров представить то, что происходило у всех на глазах таким образом, каким требует этого наспех создаваемый миф, оказывается лишним свидетельством той "симфонии" РПЦ МП и политического режима, которым она несколько месяцев назад гордилась. Правда, ныне от него стало выгоднее открещиваться.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100