Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 415 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗВЕРЬ НА СВЕТУ

Печать

Платон ПРОХОРОВ

 

Блудница Вавилонская, литография, 17 в

То, что происходит после расправы, осуществленной под видом судебного приговора трем участницам протестной акции в ХХС, постепенно переходит в акт совершенно нового процесса, который независимо от результатов разного рода кассаций, уже обрел самостоятельную жизнь. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, насколько были несостоятельны, а теперь стали окончательно смешны попытки отдельных представителей аппарата РПЦ МП объяснять нелепую активность этой организации "защитой от нападок на церковь". Кроме очевидной абсурдности мифа об опасности, которую могли бы представлять крупнейшей религиозно-политической структуре чьи-либо критические замечания, сегодня совершенно ясным становится и то, что в течение ряда лет она самостоятельно последовательно боролась "сама с собой". Разумеется, не как с организацией, а как с наполнением "матрицы церкви", имя которому согласно церковной доктрине христианства - сам Христос.

 

В последние годы становилось все заметнее, как во всех сравнительно масштабных религиозных организациях намечались, а затем набирали силу тенденции "религиозного реванша". Но, прибегая к такому понятию , в первую очередь следует уточнить, что имеется ввиду. При этом, исходя из мировоззренческого кризиса как всей человеческой культуры, так и отдельных ее составляющих, нельзя отрицать кризиса религии – как в целом, так и в ее социокультурных проявлениях. Наверное, это справедливо и для малых культов стран "третьего мира", и для религиозных институций, широко распространивших по всей планете свои сети уже к середине-концу минувшего столетия. Сам по себе феномен религии, разумеется, никуда не исчез, равно, как не исчезли и религиозные организации так называемых "мировых" или любых иных религий. Но степень значимости религии и религиозных организаций в аспекте развития мировой цивилизации и отдельных культур, к началу третьего тысячелетия резко упала, несмотря на то, что нужда человека в религии и процесс эволюции религиозности сохранились.

Понятие религиозного реванша, таким образом, оказалось актуальным не для самой религии, которая подобно наткнувшейся на преграду реке продолжает пробивать себе новые и новые русла в виде тенденций к реформации или "новых религий", "новых  религиозных движений" и др., сколько для всех, ставших традиционными к настоящему времени религиозных организаций. Наиболее ярко выражается это для тех их них, которые принадлежат бурно развивавшимся в последние десятилетия  организациям христианским и исламским. Это означает, что упомянутый реванш актуален не для самих христианства или ислама во всем множестве их доктринальных разветвлений и сект, а исключительно для тех религиозных организаций, которые набрали в своем развитии инерцию. Которые обладают более или менее замкнутыми на светские процессы структурами, массами последователей и самым естественным образом рассчитывают на их "жизнеобеспечение" в  будущем.

Былая роль религиозных организаций, как олицетворения "банка" эталонов морали и нравственности сходила на нет достаточно долго. Для Европы этот процесс стал отчетливо заметным с эпохи Возрождения. Процесс исторической девальвации старых форм религиозности, становившихся непригодными для самих религиозных организаций в слишком широких масштабах требовал бы рассмотрения в более широком формате, нежели статья или серия статей. Поэтому, для анализа его нынешнего состояния – а понимания важности самого вопроса для самых разных сфер жизни недооценивать сегодня нельзя, - стоит перейти от общего к частностям, которые стали злободневны в данное время в данном месте. То есть, в сегодняшней России.

Предыдущий период развития государства в форме СССР продемонстрировал, что традиционные религиозные организации оказывались необходимыми для государственного строительства лишь в качестве инструментов внешней политики и чисто символических оазисов легализации для религиозных граждан. Сами сообщества – православных, иудаистов, мусульман – существовали и сохранились лишь в силу своего рода "социальной центростремительности", с которой неизбежно возникают любые человеческие сообщества, где подобные ищут подобных. После ликвидации официального безбожия Русская православная церковь и несколько абсолютно несопоставимых с ней по степени зависимости от властной воли религиозных структур в качестве религиозных центров притяжения оказались не у дел совсем не сразу. Для каждой из них – в первую очередь для РПЦ МП, - открывались перспективы своего рода "возрождения", для чего требовалась лишь собственно религиозная активность. Это развитие в доктринальном плане, что влекло за собой заботы о религиозном воспитании, создании для этого структур по привитию религиозных навыков (напр. воскресных школ), помогающих воспитанию детей в религиозных семьях. Это создание конфессиональных учебных заведений (семинарий и академий) с доминированием внутренних исследований в области теологии (богословия). Это формирование внутри религиозных сообществ своего рода микроклимата, ориентированного на религиозные ценности, что выражалось бы в делах милосердия, создания общин по профессиональному признаку и т.д. Несомненно, что такой путь, отвечающий декларациям религиозных доктрин был бы непрост. Но при его избрании оставалась бы перспектива реального возрождения того, что было невыстроено, но окончательно разрушено церковно-государственным сотрудничеством еще до начала 20-го века – неидеологического христианства, которое в нынешней мифологии называется православием.

Осуществленный же РПЦ МП выбор оказался прямо противоположным. Сохранение и углубление привычного симбиоза со светской властью было удобнее административным структурам этой религиозной организации, так как не обязывало к ответственности за ее существование, а кроме того, обещало и определенные дивиденды.  Поэтому, когда в условиях уже разворованной России в начале 2000-х годов власти потребовалась некая тоталитарная идеология, то такой дефицит с готовностью начала восполнять именно Московская патриархия. Вполне вероятно, что ее администрация уже осознавала тогда, что при возрастающей потребности населения в религии и ее собственной невозможности предложить ему что-либо, кроме помпезных обрядов и примитивной бытовой культовости, это было ее последним шансом.

Именно тогда начался постепенный расцвет того процесса, который носит сегодня отчетливые признаки клерикализации всех сторон жизни в светской России. Но выполнение клерикальным институтом несвойственных ему функций оказалось сколь заманчивым, столь и фатальным. Ситуация в современной стране за последний год дошла до абсурда, перешагнула эту границу и является к настоящему моменту бесповоротно аморальной и неправовой.

Расчет оказавшейся в естественном кризисе власти на "церковь и православие", как на спасительный фактор, обернулся фактором фатальным, приблизившим для нее развязку – в том числе и  за счет превращения "православной церкви" в свой антипод. "Религиозный реванш", перспективы которого расцвечивались клерикальной и режимной пропагандой в цвета "нравственности", "справедливости" и даже "святости" окончательно обернулся в глазах сознательной части общества небывалым кощунством. И расколол это общество со столь же большим эффектом, с каким оно было расколото в самом начале советского периода истории нашей страны.

Именно по этой причине, наверное, не стоит очень удивляться, что катализатором катарсиса оказалась судебная расправа над тремя девушками в Хамовниках, а не какое-либо из имевших место до того демонстративных надругательств политического режима над законом и народом. Там речь шла всего лишь о традиционном обмане и оскорблении гражданской ипостаси населения, к которым оно приучалось в течение более, чем трех столетий, включая современность. Здесь же - в этой дикой истории с выступлением религиозной структуры,  опиравшейся на мифологему "Святой Руси" в роли "инквизитора", "лицемера" и "олигарха" одновременно, - было затронуто то, что именуется "душой народа".  Отозвавшись действительно в каждой душе сообразно ее наполнению, судебное надругательство отделило одних от других, как разбойников по сторонам от Христа.

Ну, а что касается того, как "технически" начал осуществляться явно ниспосланный свыше "разбор полетов" – в нашем случае, руками девушек из Pussy Riot, - лучше всего описал краткой фразой в своем блоге публицист Владимир Голышев:

"Ведь что они на самом деле сделали? ВЫМАНИЛИ ИЗ ЛОГОВА ЗВЕРЯ, ИСПОЛЬЗОВАВ СЕБЯ В КАЧЕСТВЕ ПРИМАНКИ. Зверь мирно посапывал в теремке. Нужно было потыкать его в мягкое брюхо палкой, чтобы он зашевелился и продрал налитые кровью глаза. Чтобы он увидел тех, кто нарушил его сон. Чтобы подумал: "ща я их сук одной левой!" Чтобы выполз на свет Божий, роняя пену из перекошенной пасти. Чтобы драл девичью плоть когтями. Чтобы оглашал окрестности рыком, срываясь на фальцет. Мелко дрожа куцым хвостиком. И чтоб на пике звериного торжества, его ослепили вспышки фотокамер. Ба! А вокруг пиршественного пенька, на котором он человеческой плотью лакомился, собрался ВЕСЬ МИР! Смотрят и удивляются: "вот, оказывается, кто в теремочке живёт! вот, стало быть, кто в невысоком живёт!"...


ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100