Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 227 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



К ВОПРОСУ О "НАШЕЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЗАБАВЕ"

Печать

Алексей СМЕЛЬЧАКОВ

Окончание - начало

...

Итак, гуманистическая культура как светская система ценностей не может являться основанием для объединения и духовного возрождения общества. Всё это способна понести на себе только идея религиозная, которая, как мы уже сказали раньше, не может быть придумана, но может быть только, как всегда уже существующая, открыта. Тогда сразу же поставим главный и самый трудный вопрос: как религиозная идея может объединить атеиста и наивно верующего в абсурд? А ведь дело идет именно о том, что атеист, явно себя так позиционирующий или скрытый в образе "православного", по сути, должен перестать быть атеистом, раз предполагается, что он способен будет, причем совершенно свободно, принять некую религиозную идею. Разве такое возможно? Всё зависит только от самой этой идеи. Если она и в самом деле предопределена, то, значит, она есть истина. А кто против истины, если она есть истина, в конечном счете может устоять? Особенно если она - предельная, эсхатологическая, то есть абсолютная. А именно только такой по своей сути и может быть религиозная истина. Однако же для атеиста как раз и стоит под вопросом: а есть ли вообще в религии истина, а не, наоборот, одна только мифология и абсурд? Над этим вопросом нужно подумать.

Да, в религии, и в христианстве в том числе, немало мифологии. Как в Ветхом, так и в Новом заветах. Особенно в Ветхом. Но не на мифологии держится религия, а на Откровении. Откровение - это значит пророчество. Откровением часто называют всё Священное Писание в целом, - как раз тем самым и указывая на это основание религии. В Библии много разных книг - исторических, правовых, даже поэтических, - но первостепенное значение в ней имеют именно пророческие книги. Главные новозаветные пророчества - это пророчества Иисуса о Царствии Божьем и Апокалипсис.

Если основанием религиозного учения являются пророчества, то для того чтобы установить существование объективной истины в религии, нам, следовательно, нужно определить объективность, действительность пророчеств как таковых, то есть то, что они и в самом деле существуют, что они сбываются. Если пророчества сбываются, - значит, они как таковые есть. Примеры сбывающихся пророчеств имеются уже в самой Библии. Например, ветхозаветные пророчества о рождении Иисуса. Однако атеисты всегда могут возразить: вы же сами говорите, что в Библии много мифологии, а значит, особого доверия к её собственному свидетельству о сбывшихся пророчествах быть не может. Что ж, придется принять этот довод атеистов. Тогда у нас остается только один выход: на независимых от собственно религии примерах показать, что пророчества действительно сбываются. И такие примеры есть. Причем по времени они находятся не в таком далеком прошлом, как описанные в Библии события, и поэтому не "обросли" мифологией. Первостепенное значение в доказательстве существования пророчеств и как самый яркий пример этого существования имеет сегодня для нас феномен Ванги.

Имеются свидетельства многих людей, в том числе и известных, о её даре ясновидения. Она видела будущее людей и их прошлое, о котором даже не всегда знали сами посетители её дома. Например, известный детский писатель С. Михайлов вспоминал, что Ванга настаивала на том, что у него была сестра. Только по приезду в Москву он узнал от родственников, что у него действительно была сестра, но умерла ещё в младенческом возрасте. Или вот, например, Ванга предсказала президенту Калмыкии К. Илюмжинову его двойное президентство, то есть, помимо политического, ещё и президентство в шахматной ассоциации. Указала ему также место на территории Калмыкии, где будет найдена нефть. Всё сбылось. И подобных свидетельств о даре Ванги множество. О них написаны целые книги и сняты фильмы.

Также Ванга предсказывала и общие исторические события. Одни из них уже сбылись, другие - ещё нет. Например, чего только стоит её предсказание о теракте в Нью- Йорке: "Страх, страх! Братья американские падут, заклеванные птицами железными. Волки завоют из куста, и кровь невинная прольется рекой". Напомним, что куст по-английски будет bush. Предсказала Ванга, между прочим, и о будущем великом предназначении России. В книге писателя Валентина Сидорова "Людмила и Ванга", который несколько раз встречался с ясновидящей и записал на магнитофон её предсказания, приводятся слова Ванги о том, что в России появится новое учение и "оно распространится по всему миру, напечатанное в новых книгах". "Это будет Огненная Библия". "Все религии упадут. Останется только учение Белого братства. Как белый цветок покроет оно землю и благодаря этому люди спасутся". Эти пророчества Ванги о России ещё только ждут своего осуществления в действительности.

Дар Ванги сделал её известной далеко за пределами её родной Болгарии. У её дома в Петриче выстраивались огромные очереди.

Но вот что, однако, интересно. Несмотря на очевидность пророческого дара Ванги, находятся такие упертые атеисты, которые готовы приводить самые нелепые доводы, чтобы только не признавать этого её дара. В частности, они делают, например, предположение о том, что на Вангу,видимо, работали все спецслужбы Болгарии, чтобы доставлять ей определенную информацию о её посетителях. Правда, даже если бы кто-то и поверил в эту их версию, всё равно непонятным осталось бы то, каким же образом спецслужбы могли бы знать о будущем посетителей Ванги, а тем более о будущих исторических событиях. Одним словом, эти атеисты готовы поверить в какую угодно нелепую конспирологическую версию о Ванге лишь бы не повредить своему материалистическому мировоззрению. Но истина всё-таки сильнее всех мировоззрений, её очевидность неотступна, и упертых скептиков-атеистов по отношению к действительности дара Ванги, надо сказать, всё-таки не так уж и много.

Кроме Ванги мы можем назвать также и другие хорошо всем известные имена пророков. Все они стали известными ещё при своей жизни, так как их пророчества сбывались. Таковы, например, Авель, Эдгар Кейси, Нострадамус и другие. Их сбывшиеся пророчества и уже прижизненная их известность доказывают нам, что пророчества - существуют!

А теперь задумаемся: каким же образом они существуют? То есть как же они вообще возможны? А дело вот в чем. Главное условие того, что определенные люди способны в символических образах ясновидения (бессознательного) видеть будущее, заключается в том, что все будущие события, как частной жизни человека, так и общее исторические, - предопределены! Ведь как же можно было бы видеть будущее, если бы оно было случайным или вариативным? Ясно же, что если бы существовало несколько возможностей будущего, то предсказать будущие события было бы в принципе невозможно. Предопределенность будущих событий, подтверждается, между прочим, также и тем, что разные пророки, разделенные часто по времени своей жизни веками, видели одни и те же события будущего, причем обычно в оченъ сходных образах ясновидения. Примеры таких пророчеств мы приводили в нашей книге "Апокалипсис: конец света сегодня", специально посвященной пророчествам и возможности их толкования. Кому интересна указанная тема, к этой книге могут обратиться. Мы же здесь теперь можем констатировать: пророчества - существуют, и существуют они на основе предопределенности будущих событий.

Если это так, то тогда и религиозное Откровение, основанное на пророчествах, несет в себе истину, а тот абсурд в догматах, который бросается современному человеку в глаза и отвращает его от религиозной истины, - это есть результат неадекватных, в большинстве своем средневековых, толкований пророчеств Священного Писания. И если мы это осознаём, то для нас теперь важнейшим становится вопрос: как эту религиозную истину, уже не замутненную мифологией и абсурдными буквальными толкованиями пророчеств, извлечь оттуда? Здесь существенными оказываются два момента.

Во-первых, в религиозном учении уже всегда присутствует та содержательная основа, которую невозможно исказить никакими абсурдными неадекватными толкованиями образов ясновидения. В христианском Откровении она следующая. Наша история имеет конец. Этот конец будет означать победу над смертью с последующим воскрешением всех умерших. Воскрешение всех, однако, не будет означать, что все они станут бессмертными, так как это воскрешение будет означать ещё и "суд": одни воскресшие станут бессмертными, другие - не станут. Для последних это будет "смерть вторая", как говорит Иоанн Богослов (Отк. 20, 14). Всё же остальное образное содержание Откровения, помимо этой основы, как бы ни было оно истолковано, никоим образом изменить её смысл уже не может. Как бы ни были истолкованы, скажем, образы зверя, Христа и другие - всё это уже не может изменить указанного основного содержания.

То, что эта содержательная основа присутствует в Откровении, подтверждается, между прочим, ещё и тем, что оно имеет место во всей апокрифической иудейской и христианской апокалиптике, а также вообще и во всей мировой эсхатологии. Конец истории, победа над смертью, воскрешение и суд - это неизменное их стержневое содержание, в каких бы различных образах оно всякий раз в них ни выражалось. Именно это стержневое содержание апокалиптики и эсхатологии, по сути, и является важнейшей составной частью религиозной истины. Почему же, однако, мы не можем здесь сказать, что оно является всей истиной религии, а только её частью? Потому что в Откровении религии, помимо образного изображения в нём смысла истории как победы над смертью, присутствует ещё и сам Способ победы над ней. Но об этом мы скажем ниже.

Во-вторых, нам сегодня становится ясно, что мы не только можем выявить основное содержание Откровения как истину, но и вообще способны адекватно истолковать все его символические образы. Каким же образом? Почему? Потому что образы откровений - являются образами ясновидения, а это последнее принадлежит к сфере бессознательного, закономерности существования которыго активно изучались в 20 веке и прежде всего в работах З. Фрейда и К. Юнга. Эти выявленные ими закономерности, безотносительно к тому, как сами ученые - сообразно со своими концепциями бессознательного - их интерпретировали, могут и значит, должны быть положены в основание создания объективной методики для толкования пророчеств. Созданию этой методики опять-таки посвящена указанная выше книга. Такая методика позволяет единообразно, то есть, исходя из единых законов бессознательного, толковать все пророчества, будь то признанные церковью как канонические, или будь то существующие помимо её признания. В целом же эта объективная методика дает нам ещё больше возможностей в выявлении истинного содержания образов ясновидения и, соответственно, упрочении нашей уверенности в существовании религиозной истины.

Итак, в религии есть истина! Допустим, - скажет скептик. Но причем здесь эта истина? Как связана она и отыскиваемая нами наша национальная идея? То, что большинство людей в обществе уяснит себе, что религиозная истина существует и что страшный суд - не просто метафора, это, пожалуй, может поубавить атеизма в обществе и сделать его более единым, а не таким безнравственным, стяжающим как сегодня. Но в чем здесь наша, России, особая миссия?

Дело, однако, в том, что если мы отвергаем абсурдные буквальные толкования Откровения, закрывающие от нас истину религии; если мы не считаем, что конец истории будет ознаменован тем, что к нам в буквальном смысле с буквального неба сойдет Человек, распятый в Иудее 2000 лет назад и тем самым победит смерть, то, значит, нам самим придется эту смерть побеждать, то есть делать то, что согласно религиозной истине нам предопределено. Без нашего участия, без участия человека, победа над смертью никак не состоится, равно как и последующее воскрешение умерших. А тот народ, который осознает это участие как своё собственное дело, он и поведет все другие народы за собой к достижению этой великой цели.

Но почему именно русский народ должен осознать это первым, а не какой-нибудь другой? Неужели только потому, что уже осознавал себя раньше третьим Римом, притом что "четвертому Риму уже не бывать", что эсхатологическим был русский коммунизм, что русские мыслители и писатели видели именно таким предназначение России? Николай Бердяев, например, считал русский народ эсхатологическим, а Вл. Соловьев, по свидетельству Е. Трубецкова, часто повторял, что Россия - либо народ-богоносец, либо она - ничтожнейший народ. И Ф. М. Достоевский считал русский народ избранным, единственным народом-богоносцем, грядущим обновить и спасти весь мир.

Однако вот что интересно: все эти названные прозрения о смысле исторического предназначения русского народа были сделаны без всякой опоры на какие-либо пророчества. Здесь присутствовало одно только интуитивное видение. Но сегодня мы имеем возможность сравнить эти интуитивные прозрения с появившимися или как бы заново открывшимися в 20 веке пророчествами о будущем России.

Мы имеем в виду, например, уже упоминавшиеся выше пророчества Ванги, а также пророчества Эдгара Кейси, Василия Немчина, Парацельса и других. Все эти пророчества подтверждают то, о чем говорили русские мыслители. Более того: и уже также упоминавшиеся нами выше объективные методы исследования пророчеств, приложенные к толкованию Откровения Иоанна Богослова позволяют нам сегодня судить о том, что и в Апокалипсисе речь большей частью идет о России. Все основные события Апокалипсиса связаны именно с ней. Но и без специального исследования Откровения Иоанна многие уже давно заметили эту связь. Например, в качестве описания в Апокалипсисе падения звезды полыни как пророчества о чернобыльской аварии в СССР, ведь чернобыль, или чернобыльник, есть разновидность травы полыни.

И всё-таки дело не только в интуитивных осознаниях нами себя народом избранным, народом Конца, и даже не в прямых пророчествах о нашем великом предназначении (хотя это, конечно, всё очень важно), а в том, что дело победы над смертью в России уже непосредственно было начато в 19 веке и Способ победы над смертью открыт был именно в ней.

Это открытие было сделано Николаем Федоровым, но осознание им Способа победы над смертью было слишком натуралистичным и представляло из себя некий научно-фантастический проект победы над смертью и воскрешения умерших. Значительно дальше продвинулся в его осознании уже Вл. Соловьев, который называл Федорова "своим учителем и отцом духовным". Однако и Соловьев не смог до конца избавиться от "греха" натурализма. А это значит, что работа, начатая двумя великими сынами России, может и должна быть продолжена. Впрочем обсуждение этого вопроса не может уже входить в задачи настоящей публицистической статьи, а требует специального его рассмотрения.

Ясно, однако, одно: если мы хотим выбраться из сегодняшнего тупика бездуховности, стяжательства и коррупции, в котором находимся не одни только мы, но весь мир, то нам нужен безусловный духовный ориентир, истина без лжи самим себе, без фантастики и абсурда. Нам нужно не терпеливое напрасное ожидание того, что само по себе никогда не случится, а нужна активная деятельность по преодолению смерти. Деятельность, которую Н. Федоров назвал "Общим делом". Это Дело важнее всей совокупности наших нескончаемых повседневных дел и проблем. Оно есть главное предназначение человека, оно нам предопределено. И оно есть Общее, потому что не является, скажем, некой специальной работой ученых по исследованию закономерностей старения. Победа над смертью - это не продление нашей жизни, для того чтобы досыта нажиться (как будто нажиться и в самом деле возможно), а есть наше радикальное телесное преображение для жизни вечной. А это совсем другая задача, чем увеличение продолжительности жизни, и решить её можно только сообща. Именно такая задача уже и была поставлена в России и Дело начато. А наша сегодняшняя задача - только его продолжить. И довести до конца! Если его не сделает Россия, если его не сделаем мы, то кто?


Источник 


Комментарий RP: Данный текст представителя приверженцев идеи "русского мессианства" Алексея Смельчакова, можно рассматривать, как пример продолжения национальной традиции одного из направлений русского мистицизма конца 19-го – начала 20-го веков. Заметная невооруженным глазом актуализация всего "мистического" по мере углубления современного системного кризиса вызывает отчетливые ассоциации с кризисом предыдущей эпохи. Поэтому, неудивительно и то, что именно тогда рождались идеи,  взятые сегодня на вооружение автором книги "Апокалипсис: конец света сегодня". Правда, в отличие от перспективных и далеко не всегда уважавших мораль политиков начала минувшего столетия, нынешний политический режим в поисках идеологической основы склоняется к апологетике именно такого рода. Это вовсе не означает, что с моралью политиков дело теперь обстоит иначе - просто, сказывается прерванная традиция народной религиозности, где после десятилетий государственного безбожия, суеверным детям неверующих родителей даже клерикальные формы видятся озаренными "мистическим светом". 

В отличие от клерикально-государственнического варианта "псевдомистичности", основанной на избитых постулатах мифологемы "кратких курсов" то ли истории "святой Руси", то ли грез о новом варианте "светлого далека" под "золотыми куполами", в концепции автора данной статьи элементы утопизма не выглядят питательной средой для всходов этнорелигиозной исключительности. Особая миссия России и россиян на пути человечества к "победе над смертью" выглядит не вождизмом, а первопроходчеством – со всеми "тяготами и благами" принятого креста…

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100