Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 396 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СТРАШНЫЙ СУД

Печать

Максим МАРТЕМЬЯНОВ

 

под конвоем

Дело Pussy Riot: политическая расправа под видом защиты чувств верующих?

 

История с выступлением группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя грозит превратиться в серьезный общественно-политический скандал. Две участницы группы - Мария Алехина и Надежда Толоконникова - арестованы и проведут в заключении минимум два месяца. Сперва им инкриминировали разжигание межрелигиозной розни, но в итоге обвинили в совершении преступления по ч. 2 ст. 213 УК ("хулиганство, совершенное группой лиц"). Хотя в действительности речь шла, скорее, о политической демонстрации: Pussy Riot, расчехлив в храме гитары, призвали Богородицу прогнать прочь Владимира Путина. Многие считают проступок и наказание несоразмерными. Так, уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин заявил, что намерен обжаловать решение суда об аресте Алехиной и Толоконниковой. Даже внутри самой церкви есть люди, которые считают, что девушки заслуживают максимум порицания. Один из таких людей, диакон Андрей Кураев, предложивший помиловать девушек, уже поплатился за это: на прошлой неделе его вызвали "на ковер" в Московскую духовную академию и намекнули, что не стоит идти против позиции руководства РПЦ. Андрей Кураев любезно согласился ответить на вопросы "Профиля".


ПРОФИЛЬ: Совет при духовной академии был собран специально для того, чтобы обсудить вашу позицию в отношении Pussy Riot?

КУРАЕВ: Официально в повестке дня было несколько вопросов.


Правда ли, что вас хотели лишить звания профессора?

Об этом речь не шла. Это был очень спокойный разговор, не чувствовалось желания надавить, вмешаться в мою совесть, понудить к покаянию. Преподаватели высказали свое несогласие с моей точкой зрения. Когда я объяснил свою позицию, только один из моих коллег предложил мне сказать покаянные слова. Я ответил, что для меня это невозможно - по той причине, что я знаю и вижу в Интернете многих людей, которые, услышав мою реакцию, именно ее сочли соответствующей их представлению о христианстве.


Насколько, по-вашему, наказание для девушек соразмерно провинности?
Представьте, что речь идет о русском православном храме где-нибудь в Германии или Австралии. Туда врывается, например, группа гей-активистов и исполняет свои песни и танцы. Просто попробуйте исключить из нашей реакции сиюминутный политический контекст. Путин, не Путин - вынесем это за скобки. Что получается? Думаю, все просто скажут, что это "нехорошо".


Но у нас "вынести за скобки" что-то не получается. Девушек содержат под стражей, инкриминируют разные статьи, одна тяжелее другой. Вы не считаете, что это дело политическое?
Во-первых, если это дело рассматривать как политическое, то, думаю, у него нет особой судебной перспективы, потому что мы не в тоталитарном государстве. Политика может сказаться в итоговом приговоре - но только в сторону смягчения. Тюремного срока точно не будет. По той причине, что 7 мая будет инаугурация Путина. И ему точно не нужно, чтобы его возвращение во власть проходило на фоне причитаний про "узниц совести".


А как тогда объяснить тот факт, что девушки не были задержаны прямо в храме? Их арестовали через несколько дней.
Тут я чувствую фирменный почерк московской полиции. Совершается преступление - и поначалу полиция спокойно отпускает виновника. Но если событие оказывается знаковым (как в случае с убийством спартаковского болельщика, вызвавшем протесты на Манежной площади, или убийства Мирзаевым Агафонова), если Москва оказывается на грани бунтов и погромов, - то тут же признают, что мера пресечения была слишком мягкой. Это повторялось не один раз.


И кому нужна эта публичная порка?
Не стоит забывать, что одна из форм общественного осуждения - это гласное судопроизводство, когда людям предоставляется возможность состязания в суде. Понуждение к открытому судебному спору не есть порка. Им предстоит открытый состязательный процесс. К процессу будет приковано внимание масс-медиа, поэтому будет определенное столкновение идей и систем ценностей.


Это все хорошо, но только до суда девушки будут реально сидеть два месяца в кутузке. Не слишком ли? Между тем официального заявления РПЦ не последовало, патриарх молчит. И не до конца понятно, кто же истец по делу - церковь, верующие или государство? Кто хочет посадить их?
Я точно не хочу ни сажать них, ни выступать их адвокатом. Но мне, как человеку, пришедшему в гонимую церковь советских времен, очень трудно воспринимать, что от имени моей церкви и веры на кого-то будут надевать наручники. Даже если он это заслужил.

Это-то и странно, что от имени церкви девушек обвиняют и требуют суда.
Как раз в заключении ученого совета нашей академии есть строчки о том, что мы осуждаем всякие призывы к расправе.


Но то академия…
Естественно, это люди, которые знают, что такое Евангелие. А многие предпочли на время исключить эту книгу из своей памяти, но при этом по инерции продолжают считать себя христианами.


Назовете конкретные имена?
Я их уже называл. Это вопиющие случаи. Например, когда Борис Якеменко, лидер православного крыла движения "Наши", в своем блоге пишет, что надо бы вспомнить правила одной из ветхозаветных книг, мол, там написано, как надо поступать с богохульниками - их надо забивать до смерти камнями. Или когда, скажем, священник из Ивановской епархии игумен Уткин вспоминает Соборное уложение XVII века, где предусмотрено сожжение. О сожжении мечтал и Александр Дугин. В том-то и дело, что известные люди мечтали о расправе вслух и под своими именами.


Всеволоду Чаплину, например, кажется, что статья "хулиганство" слишком легкая в отношении их поступка. Многие священнослужители придерживаются того же мнения.
Каждый высказывает свою позицию.


Поддерживаете ли вы инициативу Госдумы усилить санкции за оскорбление религиозных чувств?
Только не сгоряча, а после многосторонней вдумчивой дискуссии. Надо следить - не получится ли, что, приняв закон, ужесточающий наказание за подобные церковные выступления, мы сами на себя наложим тяжкие обязательства и, возможно, поставим себя под удар? Надо очень аккуратно формулировать, что есть кощунство.


И все же - церковь должна выступать истцом в этом деле?
Я не могу говорить, что должна делать церковь, а что не должна. Для этого есть патриарх. И я бы с огромной радостью услышал его мнение на этот счет.


Как же в таком случае расценивать молчание патриарха?
Я не могу оценивать поступки патриарха.


МНЕНИЕ:
Всеволод Чаплин,
Глава синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви и общества, протоиерей.


Их (участниц Pussy Riot. - "Профиль") задержали потому, что имело место разжигание межрелигиозной розни. Очевидно, что этот поступок вызвал рознь между людьми верующими и неверующими. Конечно, следствие и суд должны решать независимо, и церковь не будет оказывать на них давление, но подавляющее большинство священнослужителей и верующих считают, что это преступление, которое должно быть изобличено и наказано. Статья "хулиганство" слишком мягкая для этих девушек, если только их деяние не будет классифицировано как "хулиганство, совершенное по мотивам религиозной ненависти". Но и это я считаю слишком мягкой классификацией. Общество должно защитить себя от подобного рода преступлений в будущем, поэтому о безнаказанности тут не может идти и речи. Был нагло брошен вызов ценностям, которые для православного христианина важнее жизни. Люди, которые направляли свои заявления в прокуратуру, в том числе священнослужители, проявляли частную инициативу. Такие заявления подали несколько тысяч человек, и это говорит о том, что это вполне консенсусное мнение. Ведь церковь - это именно люди, духовенство и миряне. Больше всего возмущены, конечно, миряне, они-то по большей части и обращаются в прокуратуру. Что касается до мнения отдельных священнослужителей, Андрея Кураева например, то это мнение сугубо частное, оно противоречит мнению большинства духовенства. Его мнение далеко от православной традиции. Сам Господь Иисус Христос призывал прощать врагов только после того, как они покаются. А на врагов твоего отечества и твоей веры православная церковь всегда благословляла идти даже с оружием в руках. Пацифизм и православное христианство прямо противоположны. Соглашательство с грехом здесь не имеет ничего общего с христианством, потому что сам Христос людей, которые согрешат и не каются, обрекает на вечные муки. Муки худшие, чем физическая смерть или тюремное заключение.

 

Артур Айрапетов,
член Московской коллегии адвокатов


Арест как мера пресечения по статье "хулиганство" избирается постоянно, это не ново. Но можно ли квалифицировать действия девушек по статье "хулиганство"? Никак нельзя. Их действия абсолютно точно подпадают под ст. 20.1 Кодекса об административных правонарушениях - "мелкое хулиганство". Ответственность по этой статье несравнимо менее жесткая: до 2,5 тыс. рублей штрафа и 15 суток ареста. И это именно административное, но никак не уголовное законодательство, главным образом потому, что урона после этих действий не нанесено. Довольно часто в храмах совершаются непотребства. И в таких случаях дело обычно ограничивается либо штрафом, либо нарушителей просто выгоняют священники. Здесь ситуация, как мы видим, иная. И, к сожалению, суд пошел на поводу у так называемой православной общественности.

 

Источник: Профиль

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100