Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 310 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕВЕДОМАЯ РОДИНА

Печать

Владимир КАГАНСКИЙ

 

...

Как бы ни понимали нашу страну и/или наше государство, принято считать, что они большие. Это действительно так. Они большие в пространственном отношении, хотя и в культурном отношении они тоже, несомненно, довольно большие. Есть два стандартных представления о том, как устроена наша страна. Одно представление – о природных зонах: от тундры и соответственно до сухих степей и полупустынь (в Калмыкии есть и полупустыня). Второе представление – что страна состоит из субъектов федерации. Одно представление вполне строго и хорошо, детально разработано (в России неплохое природное ландшафтоведение). А второе представление не имеет отношения к сути дела, потому что субъекты федерации – это единицы государства. Тогда - безответный важнейший вопрос: «Из каких частей состоит наша страна?, сколько этих частей – частей именно страны - 20? 100? 50 000?»

Владимир КаганскийФизико-географы выделяли на территории СССР порядка 100 000 природных районов, каждый из которых был охарактеризован по сложной программе. В отношении обитаемого пространства, культурного ландшафта ничего подобного нет. Конечно, есть какие-то очень периферийные работы. Так, в очень узком кругу географов известна замечательная работа Е.Е. Лейзеровича, который выделил для России 423 района (только 423!), потому что это делал один человек, хотя и сорок лет. Ничего большего нет. Вся региональная (пространствоведческая) социология или экономика базируется непонятно на каких основаниях.

Есть еще экономические районы, но ведь их никто не проверял на реальность в последние десятилетия. Да еще и федеральные округа. Это особая тема, но это географически абсурдное районирование. Эта ситуация не является общей. Можно было бы отделаться какой-то общей фразой, что пространство (я сам пишу подобные фразы и собираюсь писать дальше) в нашей культуре (я имею в виду западную культуру) находится на периферии, на задворках, с ним никто не считается, ему не уделяют внимания и т.д. Тем более на задворках маленькая дисциплина география. Но в других странах ситуация другая. Такие районы выделены, известны, их учат в школах, в университетах, население их знает, делаются достаточно подробные описания страны.

С одной стороны, налицо невероятная гордость и сакрализация размера России (17 млн. км²), а с другой стороны, нет даже скольб-нибудь подробного географического или комплексного описания России. Нет ни одного хорошего учебника географии! В этом отношении наша страна не изучена.

Для нашей страны нет и реальных карт. Есть топографические карты (не слишком хорошего качества, но нет карт реального обитаемого пространства. Это не та ситуация, что карты лежат в столах, и их некому напечатать. Нет, они не разработаны. Зияющая дыра. Я это непосредственно ощущаю. Я еду куда-нибудь путешествовать (я по возможности путешествую), мне бы хорошо взять какую-нибудь карту кроме топографической – но таких карт нет.

Россия – такая большая страна, что в разных ее частях идут разные и даже противоположные процессы. Есть несколько полюсов модернизации, они охватывают в лучшем случае 1% территории. Для того чтобы внятно говорить, какие процессы происходят, что же именно происходит на остальных 99%, нужно иметь детально разработанные типологии и районирования России.

Совершенно ничего неизвестно о том, как устроено обыденное пространство. И даже на такой простой вопрос: «На какой территории сокращается население?» (простой, но жизненно важный) нет способа корректно ответить, потому что нелепо считать по большим разнородным субъектам федерации, довольно странно и считать по административным районам, в которых слишком велик фактор случайности. А по каким единицам надо считать – не очень понятно. Нельзя сказать, что на таком-то проценте территории происходят такие-то процессы, на таком-то проценте территории страны происходят другие процессы. Нет разбиения территории на районы с характеристикой происходящих процессов. Либо это грубые оценки, либо это статистическая фантастика. Даже если бы статистика была идеальной, все эти лакуны и сферы незнания оставались бы прежними.

Этнология, бывшая описательная советская этнография, сохранившая традиции, что-то делает. Можно спросить о списке этнических групп на территории России, перепись выдаст, специалисты перепись скорректируют, но будет какое-то представление, будет понятно, какая группа первая по численности (хотя она разнородная), вторая, третья и т.д. Если мы зададим вопрос чуть иначе «На каких территориях преобладают разные этнические группы?», то на этот вопрос нет ровно никакого ответа. А это вопрос, имеющий отнюдь не только научное, но и огромное геополитическое измерение. Более того, даже непонятно, преобладают ли территориально русские в нашей стране. Они, понятно, составляют большинство населения, но вот составляют ли они большинство населения на большинстве территорий, учитывая огромные массивы северо-восточных территорий России, где русские живут почти только в городах или в вахтовых поселках?

Но хоть численность городского и сельского населения известна? - нет. Очень многие проектные разработки и сама государственная политика и машина базируются на том, что самое главное различение – различение городского и сельского населения. Понятие «город», которым сейчас пользуются – это понятие ненаучное, это понятие статуса поселения, установленное органами государственной власти. У него нет научного обоснования. Более или менее чему-то оно соответствует, это определение примерно такое, что город – это населенный пункт численностью больше 15 тыс. человек, в котором большинство населения не занимается сельским хозяйством. Т.е. если мы даже принимаем это определение, то оказывается, что у нас не так уж много городов. Потому что большинство населения малых городов занимается сельским хозяйством, это так называемые приусадебные, дачные и пр. участки.

Если разбираться с тем, что такое постсоветский город, то обнаруживается предельное разнообразие. Я не говорю про такие странные случаи, когда город Братск состоит из трех изолированных массивов, между ними 20-30 км тайги. У него есть транспортная система, можно проехать, но нельзя жить в одной части, а работать в другой, этого транспорт уже не позволяет. Но я не столь радикален, как Глазычев, который утверждает, что в современной России вообще нет городов. Города есть, но каковы они и сколько их – неизвестно.

Тысячи исследователей, чиновников и проектантов - демографов, социологов, экономистов, пользуются некритически не только различением городов, поселков городского типа и сельских поселений, но и всякого рода статистикой. Если выясняется, что нет научно достоверного понятия города, то в каком положении оказывается осмысленность результатов этих исследований? Кроме того, кто сказал, что типов поселений должно быть всего три: село (сельское поселение), поселок городского типа и город.

Разумеется, раз нет понятия города, значит, нет списка городов, неизвестно, сколько в нашей стране городов. Более того, мы не можем сказать, стало ли городов по сравнению с дореволюционным временем меньше или больше, поскольку ряд городов утратил свои городские функции. Кстати, при бедности дореволюционного российского общества (а общество это было бедное, как бы его ни идеализировали), вопрос начал довольно остро обсуждаться. Было осознано, что есть фактические города и города административные. Их начали различать, составлять списки – В.П.Семенов-Тян-Шанский. Потом эта работа была прервана, сейчас она не вернулась. Я бы хотел писать в своих сочинениях «город» в кавычках, но слишком много будет кавычек, поэтому свои некоторые теоретические работы по советскому и постсоветскому пространству я пишу без сомнительного понятия «город».

Это не придирка. Если заявляется, что главное в образе жизни, в типах ответов на вопросы социологов или в типах голосования - это различие между городом и не городом, то, значит, нам нужно внятное и обоснованное представление о городе, чтобы изучать некоторые процессы, например, такой массовый, как считается, чуть не самый важный процесс урбанизации, нам было бы хорошо иметь список фактических городов. В нашей стране по статистике порядка 1000 городов. Урбанистов больше, чем городов, т.е. с каждым городом можно разобраться штучно. Но при этом пришлось бы пересмотреть некоторые (скажу осторожно) базовые представления.

Есть представление о традиционных конфессиях. Я не буду его проблематизировать - но оно есть. Однако существующая в стране религиозная жизнь четырьмя конфессиями не ограничивается. В стране существует огромное, неизвестно какое количество языческих и квазиязыческих культов, иногда довольно больших. О них в сводном виде почти ничего не известно. Это иногда и большие общественные движения; таково мощное движение бажовцев на Урале; бажовцы – от фамилии писателя Бажова. Поскольку это явная сакрализация разных мест и сил богатой природы Урала, то это язычество, хотя они сами себя язычниками не называют, и среди них немало тех, кто называет себя, скажем, православными. То же самое на любой территории.

Страна переживает религиозный бум, но этот бум не вкладывается в представление о четырех главных, традиционных конфессиях. (Хотя, строго говоря, на любой территории мира традиционной конфессией, конечно, является язычество, потому что оно возникает исторически первым). Про это неизвестно в общем, сводном, территориальном виде ровным счетом ничего. Об этом узнаешь только случайно. При этом почти всегда отсутствует и должная религиозная рефлексия. Так, вокруг каждого заповедника, где я был, группируются экологически ориентированные граждане, которые практикуют разные формы экологического язычества. Они сами, конечно, отрицают это хотя бы потому, что они могут в своем большинстве относиться к другим конфессиям.

В стране налицо явно религиозный синкретизм. Что известно о реальном религиозном синкретизме, когда человек принадлежит к одной конфессии, участвует в практиках по почитанию обожествленных сил природы, пользуется в своем быту магическими терапевтическими практиками; значительная часть нетрадиционной медицины – это же просто магия в чистом виде, магия и колдовство, просто это не принято признавать.

* * *

О многих вещах, которых нет, есть чувство если не потери, то смысловой лакуны, есть ощущение, что они должны быть. Здесь же нет этого чувства. Это та сфера неведения, которая совершенно не переживается….


Источник: Русский журнал

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100