Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 196 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"МРАКОБЕСИЕ" ПРОТИВ "КОЩУНСТВА"

Печать

Наталья АФАНАСЬЕВА

 

...

В то время как Русская православная церковь отмечает пять лет с момента преодоления внутреннего раскола, в нашем и без того разделенном обществе отчетливо проявилась еще одна линия разлома. Неожиданная. Грубо ее можно обозначить как "церковное против светского".

Хотя, на самом деле, границы фронта прочерчены очень неясно. Верующие все чаще говорят об оскорблении их религиозных чувств, их оппоненты – о наступлении на права и свободы, закрепленные конституцией светского государства. Одни пугают деградацией и безнравственностью, другим во всем чудится дым костров инквизиции.

А ведь есть еще и те, кто внутри церкви чувствует себя не очень уютно в связи с образованием этого "всероссийского фронта", те, кто не согласен с аргументами и той, и другой стороны.

 

Кубань против Гельмана – далее везде?


15 мая в Краснодаре было сорвано открытие выставки "ICONS", которую организовал Марат Гельман. Ранее православная общественность Кубани обращалась к губернатору Ткачеву с просьбой не допустить на их земле богохульной, кощунственной акции. Александр Ткачев даже побеседовал по этому поводу с галеристом Гельманом, и тот пообещал, что ничего такого на его выставке не будет.

Тем не менее, в назначенный день группа казаков и пожилых женщин вышла к выставочному центру с плакатами "Гельман, вон с Кубани!". Между адептами современного искусства и ревнителями православных ценностей завязалась потасовка. Говорят, в отношении галериста даже применили насилие. Кто-то сообщил о том, что здание заминировано. В общем, предприняты все возможные меры к тому, чтобы сорвать выставку.

Чем бы ни закончилась эта конкретная ситуация, можно с уверенностью предсказать, что она не последняя. И конечно, далеко не первая. Но если вы решите обсудить эту историю даже в самом узком кругу, среди близких людей, то быстро обнаружите, что ввязались в непримиримый спор. Зазвучат такие подзабытые было аргументы, как "мракобесие" и "средневековье" с одной стороны, "богохульство", "кощунство" – с другой.

Впрочем, дискуссии и жаркие споры – это нормальная жизнь демократического общества, где каждый имеет право на свою позицию. Пугает то, что оппоненты все чаще переходят от слов к делу – к открытой физической агрессии. А если и ограничиваются словами, то слова эти часто страшные, непримиримые, с призывом к государству вмешаться и покарать. И оно карает.

В итоге даже те, кто раньше не причислял себя ни к ярым "православным", ни к воинствующим "атеистам", оказались в ситуации, когда им приходится принять ту или иную позицию – так сказать, определиться, с кем они.

 

Оживление "мертвого символа"


Церковь становится неотъемлемой частью нашего общества, объясняют некоторые эксперты. Все процессы, которые происходят внутри этого общества, так или иначе отражаются и на взаимоотношениях с этим важным сегодня институтом.

"Православные люди активно выражают свою позицию, и это нормально. Можно с ней не соглашаться, не разделять", – считает православный богослов, писатель и историк церкви Александр Дворкин.

Церковь – это срез общества, внутри нее, как и вне ее, существуют разные люди – либеральные и консервативные, открытые и закрытые. И каждый из них имеет право на свое мнение. "Это признак гражданского общества, – считает религиовед. – А поскольку у нас оно только формируется, то неизбежны перегибы".

Ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин объясняет обострение этого процесса в последнее время тем, что российское общество переходит на новый уровень восприятия РПЦ, ее главы и религии в целом: "Последние 20 лет образ церкви был недвижимым, он не был наполнен реальной жизнью. Сейчас разрушается представление о церкви как о мертвом сакральном символе".

Происходит десакрализация и руководителей церкви – они вступают в дискуссии, активно выражают свою позицию по поводу, казалось бы, абсолютно светских проблем (вспомним хотя бы высказывания отца Всеволода Чаплина о Моцарте и Бритни Спирс). А Патриарх Кирилл буквально на днях и вовсе завел себе аккаунт на "Фейсбуке" – пошел, так сказать, на передовую.

Разрушение монолита, оживление сакрального образа – это процесс включения церкви в развитие гражданского общества, считает Роман Лункин. А раздражение, критика, несогласие – для такого процесса естественные побочные явления.

 

Круги на воде, или Время разочарования


Невозможно не заметить, что и общество в последние месяцы изменилось, активизировалось, политизировалось. Оно как будто вышло из долгой спячки и огляделось вокруг. Многое не понравилось.

"Эти всплески недовольства первоначально адресовывались властям. А потом пошли круги. Поскольку церковь, официальная церковь во всяком случае, последние годы заявляет о себе как о родной сестре государства и в глазах все больше политизирующегося общества с этим государством ассоциируется, естественно, и вокруг нее стали собираться волны недовольства и недоумений", – считает литературовед, писатель Майя Кучерская, автор резонансного сборника рассказов о современной жизни Русской церкви "Современный патерик".

По мнению публициста, есть другая, более глубокая причина сегодняшнего обострения: "Настало время разочарования в церкви, потому что, в некотором смысле, все кредиты, которые у нее были, закончились. После перестройки наступил недолгий расцвет, церковь могла многое сделать. И очень много сделала – открылись православные детдома, богадельни, сестричества милосердия. Но этого оказалось недостаточно".

Общество, по мнению Кучерской, рассчитывало услышать ответы на самые болезненные вопросы, ответы, учитывающие современную реальность, но слышало только императивы.

"Кроме того, что особенно важно для сегодняшней ситуации, многие, видимо, ожидали увидеть в возрождающейся церкви публичного проповедника нравственных истин, надеялись, что именно отсюда будет исходить обличение коррупции, воровства, стяжательства и других грехов, невзирая на светские посты и должности. Но этого не произошло, – говорит Майя Кучерская и добавляет: – Церковь, в лице официальных своих представителей, иной раз будто бы провоцирует, нарочно высказывается совсем не так, как ждут от нее те, кто считает себя христианином или хотя бы просто читал Евангелие. Это раздражает".

Становясь неотъемлемой и активной частью общества, заявляя даже о своих политических предпочтениях, РПЦ зачастую продолжает жить в своем весьма иллюзорном мире, считает религиовед Роман Лункин, "где есть византийская симфония "власть – государство", "особый путь России", нет демократических институтов и выборов, а есть единство власти и народа".

Вот поэтому некоторые инициативы, исходящие от "православной общественности" (хотя, разумеется, она совершенно неоднородна, поэтому чаще всего этот термин берется в кавычки), пугают невоцерковленную часть общества почти так же, как некоторые поступки оскорбляют чувства верующих.

"Проблема не в церкви, а в государстве, – считает юрист, преподаватель юридического факультета МГПУ Сулака Савва. – Именно власть проводит политику предпочтений, сотрудничает с определенными вероисповеданиями, наделяет их привилегиями и льготами".

"Власть необходимо призвать к тому, чтобы она соблюдала принципы свободы совести и светскости государства, – убежден Савва. – А 29 статья Конституции о свободе слова – она для всех. Пусть все выражают свои мнения, и не надо на это так часто оскорбляться".


Вы православный? Докажите


Если посмотреть на цифры, которые показывают различные социологические опросы (которые проводили ВЦИОМ, ФОМ и "Левада-Центр"), около 70 процентов российских граждан считают себя православными. Около 20 процентов назвали себя неверующими, и еще 10 процентов россиян принадлежат другим конфессиям.

Однако, по словам социолога Игоря Задорина, возглавляющего исследовательскую группу "Циркон", часто на ответ респондентов влияет так называемая "социальная норма". Довольно многие склонны поправлять свою точку зрения в зависимости от того, как они представляют себе эту норму.

В 1991 году, когда было еще принято быть атеистом, картина была ровно противоположная – 6о процентов россиян считали себя неверующими, а около 30-ти назвались православными.

Еще важнее для составления религиозной карты общества оказались подробности этих опросов. Что это значит "быть православным"? Оказалось, что регулярно посещают храм от 7 до 10 процентов россиян. В той или иной степени соблюдают религиозные обряды – от 20 до 30 процентов опрошенных.

ВЦИОМ провел интересное исследование, когда респондентам предлагалось уточнить, какие именно религиозные обряды они выполняют (пост, молитва и т.д.), 63 процента людей, которые назвали себя православными, выбрали опцию "живу по совести".

Но самые интересные результаты дали опросы, в ходе которых от 45 до 65 процентов россиян признались, что верят в приметы, НЛО, домовых, сглаз и порчу. То есть, с религиозной точки зрения, являются язычниками. Или носителями "гибридной идеологии", как корректно называют их социологи.

В итоге реальная карта самоидентификации россиян должна быть уточнена следующим образом, считает социолог Игорь Задорин: православные – 30 процентов; атеисты и те, кто принадлежит другим религиям – еще 30 процентов. Плюс огромная масса людей, около 40 процентов, без четкой религиозной идентификации.

 

Если нет общих ценностей


"В сегодняшней России существует три более или менее равные группы, – подчеркивает Задорин. – И они должны добиваться, как говорили раньше дипломаты, мирного сосуществования. Согласования интересов и уважения прав друг друга".

То, что происходит сейчас в российском обществе, во многом вписывается в объективные тенденции развития человечества. Что-то похожее происходит сегодня везде.

"Во всех странах мы наблюдаем расщепление общества на множество групп, слабо пересекающихся между собой. Раньше мы могли спорить друг с другом, подразумевая, что у нас есть общая база, культурная и информационная, которую давала нам школа или средства массовой информации. Сейчас единого информационного поля нет – мало того, поля разных слоев совсем никак не пересекаются. А следовательно, и общих ценностей у них быть не может", – считает социолог.

Единственный шанс выжить в разделившемся мире – научиться обходиться без агрессии по отношению к другим. Научиться терпимости и уважению прав и ценностей других. Или – если вы христианин – любить ближнего, как себя самого.

 

Источник: РИА-Новости 

 

Комментарий RP: Профессиональный обзор автора РИА-Новости дает вполне достоверное представление о "мозайке" политической активности вокруг религиозно-политической корпорации Русской православной церкви Московского патриархата, оказавшейся в ситуации глубокого кризиса. При этом, в нем отображены как реалистичные, так и мифологизируемые представления о реальном положении дел, сопоставление которых с происходящим в действительности, позволяет оценить особенности "стиля" представителей обеих сторон. 

Например,  сторонники клерикальной идеологизации видят в экспансионистской направленности церковной структуры и "экстремизме" околоцерковных группировок активное выражение своей позиции" и считают это нормой (сектовед-антикультист А.Дворкин), либо воспринимают самоубийственную политическую активность РПЦ МП, как процесс "включения церкви в развитие гражданского общества" (журналист Р.Лункин). Тогда как, со стороны представителей этого гражданского общества отмечаются и факты игнорирования государством своих упорядочивающих функций, в частности, по защите прав и свобод граждан (юрист С.Савва), и констатирование по существу того факта, что общемировая тенденция к дезинтеграции выразилась в России в противопоставлении себя клерикалами всему остальному обществу (социолог И.Задорин), и фактологичного заключения о несостоятельности сегодня религиозно-политической корпорации (публицист М.Кучерская).

При этом, напоминание социологом о такой альтернативе существующей конфронтации, как обращение к христианским ценностям, со всей очевидностью можно отнести на счет глобальной провокации клерикального сообщества, предпринятой в адрес светского общества и государства. В то время, как светское общество самым парадоксальным образом все громче требует от клерикалов и коррумпированных с ними чиновников того же возврата к общецивилизационным нормам морали.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100