Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 409 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОБЕГ

Печать

Олег ДАВЫДОВ

 

Александр Свирский, современная икона, фрагмент

30 апреля православная церковь отмечает день памяти одного из своих самых знаменитых святых, Александра Свирского. Рождение, жизнь и посмертье этого человека исполнены чудес. При жизни он постоянно видел невидимое, а после смерти его взгляд пронзал так, что в Военно-медицинской академии, где он временно обретался, ему выкололи глаз.

В 1467 году молодой человек по имени Амос (будущий Александр Свирский) по пути на Валаам вышел к озеру, которое на современных картах называется Рощинским. Это в Ленинградской области, почти на границе с Карелией, в шести километрах от правого берега Свири. Красивое место. Путник восхитился, стал молиться и незаметно уснул. Вдруг голос: «Эй, человек! Ты идёшь на Валаам, но возвратишься сюда». И сильный свет обдал сновидца. Когда утром он продолжил свой путь, вдруг появился человек, который сказал, что тоже направляется на Валаам. Как бы провожатый. Довёл до монастырской пристани и растаял в ладожском воздухе. Конечно, это был ангел.

Александр Свирский родился в июле 1448 года в селе Мандера на берегу реки Ояти, впадающей в Свирь. Его родителей звали Степан и Васса. Они долго не могли зачать сына. Степан сердился на жену, а Васса молилась, поминая Авраама и Сару, у которых, как известно, тоже были проблемы с зачатием.

Неподалёку от Мандеры был монастырь, куда супруги отправились молиться о ребёнке. И провели там вместе «немалое время». Так сказано в житии Александра. И далее: «Однажды ночью, когда они стояли одни на молитве, было им некоторое явление божие».

Таинственный голос пообещал мальчика. Однако вопрос: где это видано, чтобы для зачатия надо было уединяться ночью в монастыре? И что это за монастырь, в котором мужчины и женщины молятся вместе ночами о чадородии? Очевидно, это был монастырь совместного проживания полов, мужеско-женский. Были такие на Руси. Таким, например, был Покровский Хотьков монастырь, куда вместе ушли родители Сергия Радонежского. Тот монастырь, где молились родители Александра Свирского, называется Введенским. И это напоминает о знаменитой Введенской Оптиной пустыни, в названии которой слово «оптина» указывает на совместное, оптовое, проживание мужчин и женщин, а «Введение» — на посвящение богу вымоленного ребёнка (о введении во храм рождённой после 50 лет бесплодного брака девы Марии см. здесь).

Александр был именно вымолен, и родители изначально считали его предназначенным богу. Однако они плохо представляли себе, что это значит. Они думали, что со временем сын женится, станет хозяином, наплодит детей. В общем, будет всё, как у людей. Однако этому не дано было сбыться. Как-то раз на Оять явились монахи с Валаама. И один из них повёл с юношей беседы о сладости жизни на святом острове. Расписывал преимущества отшельничества. Говорил: любовь родителей естественна, но Владыка повелевает взять крест на плечо и последовать за ним тесным и скорбным путём. Убеждал: поспеши сотворить доброе своё желание (уйти на Валаам), пока ещё не посеяны плевелы в сердце твоём и сластолюбие мира тебя не удерживает. Пугал: будешь подлежать укоризне Евангельского гласа вместе с теми, кто ради хозяйства и сладкого поятия жены отрекается от небесной пищи. В общем, сбивал парня с пути, который предназначали ему родители. И при этом просил держать их беседы в тайне: приходи сам, а нам не велено взимать чад от родителей и отводить в монастырь.

В результате Александр поступил очень хитро и крайне жестоко. Пришёл к отцу с матерью и попросил благословения сходить к знакомому, жившему километрах в пяти от их дома. Отец благословил. Прошёл день, другой, третий; малый пропал. Родители были в отчаянии. Что думать? Медведь задрал? Убили разбойники? А может, украли и продали в рабство? А в это время их сын шёл к Валааму. И по пути побывал на Рощинскоим озере, где услышал, что ему ещё предстоит на него вернуться.

Степан и Васса не могли себе даже представить, что их сын убежал. Объявили награду тому, кто даст сведения о его судьбе. И года через три получил информацию, что тот жив. Видели на Валааме. Слава богу! Отец двинулся в путь. Добрался до острова, пришёл к игумену: так, мол, и так, у вас тут мой ребёнок. А игумен ему: да есть такой, но надо обождать, может он захочет тебя видеть. Это как? Да вот так, у нас тут монастырь, иди пока в гостиницу. Степан покорился. Игумен же отправился к Амосу (он тогда ещё был послушником) и сказал ему, что родитель его разыскал. Повидаешься? Нет, отказался.

Услыхав, что сын не хочет видеть его, Степан взбеленился. Назвал игумена пронырливым старцем и пригрозил тут же, перед воротами монастыря, покончить с собой, если ему не покажут ребёнка. Это прозвучало убедительно. Игумен поспешил к жестокому юноше и уговорил показаться отцу. Степан ужаснулся, когда вместо своего отпрыска увидал измождённого доходягу. Обнял сына, заплакал, стал умолять вернуться домой. Но в ответ получил лишь избитые штампы о спасении души. И совет раздать имение нищим и самому уйти в монастырь. Отец посмотрел на сына, вздохнул и побрёл восвояси.

А как вы хотели? Ведь Васса с самого начала обещала посвятить дитя богу. Вопрос только: какому? Похоже, что на Ояти жил не совсем тот же бог, что на Валааме. А иначе зачем монаху было соблазнять парня, зачем бежать от родителей? Да и чем был плох монастырь на Ояти? Ничем не плох. Просто на Ояти живёт божество, благословляющее семью и деторождение. А на Валааме поселился бог отшельников, заставляющий мужчин бегать от женщин, презирающий семью и деторождение. Какой из этих двух богов вам больше по нраву, зависит от вашего темперамента. Александру по молодости больше нравился бог Валаама.

Святой провёл на острове семнадцать лет. Пришёл в 1467 году, семь лет был послушником, потом постригся, страшно изнурял своё тело, долго жил один в пещере на небольшом островке. И всегда помнил о Рощинском озере. Однажды он молился в ночи Богородице, и вдруг голос: «Изыди на показанное тебе место». И свет на юго-востоке, как бы указывающий туда, где он должен был поселиться. Пошёл к игумену, рассказал о видении, попросился уйти. Старец благословил, и в тот же день Александр отправился в путь.

На Рощинское озеро он пришёл в 1484 году, построил хижину на юго-восточной его оконечности, предался аскезе. Видимо, делал что-то неправильно, ибо вскоре у него развилась болезнь сердца. Дошло до того, что он уже совсем не мог стоять, а только лежал и молился. Но тут ему явился некто в человеческом облике, коснулся рукой груди, и болезнь отступила.

Кого-то может насторожить, что святой постоянно (я ещё многое опускаю) слышал голоса и видел видения. Действительно, с точки зрения современного человека это выглядит не совсем нормальным. Ведь наше воспитание направлено на то, чтобы построить экран между человеком и миром духов. Нас с детства учат не видеть, поощряют гордиться своей слепотой. Но есть люди, которые так и не смогли научиться невиденью. Таким и был Александр. Он постоянно что-нибудь видел. А опыт подсказывал ему, что не все существа, которых видишь, добры. Некоторые даже очень опасны. Поэтому он постоянно был начеку. Например, один раз в 1493 году он вышел из хижины, увидал некое существо в человеческом облике и очень напрягся. Пришелец приблизился и удивлённо спросил: «Ты чего?» Александр настороженно молчал. Тогда человек сказал: «Дотронься до меня, я плоть, а не дух». И точно: то был вовсе не дух, а дворянин Андрей Завалишин, из Москвы.

От него Александр и узнал, что государь Иван III давно уж захватил Новгород и раздавал своим людям его земли. Завалишину досталось поместье километрах в семнадцати от Рощинского озера. Иногда, охотясь, он замечал сияние над юго-восточным озёрным заливом. Но побывать там всё было недосуг. А тут олень, которого он преследовал, привёл его прямо к хижине божьего человека. Будто нарочно хотел открыть место, где тот жил. Привёл и исчез. И на этом закончилась спокойная жизнь святого.

Александр, конечно, просил Завалишина (впоследствии преподобного Адриана Ондрусовского) не раскрывать его тайну. Но тот не удержался, разболтал... В результате к пустыннику потянулись благочестивые люди, появились ученики, стали расчищать лес, строить кельи, возник монастырь. Что поделать? Александр нашёл такой выход: метрах в трёхстах к западу от того места, где он поселился изначально и где теперь толпились ученики, устроил себе так называемую отходную пустынь, чтобы уединяться. Это новое место оказалось гораздо более напряжённым, чем то, в котором он жил раньше. Здесь был эпицентр озёрного места силы. Здесь святому всё чаще стали являться духи — то в виде змей, то виде зверей, а то и в виде людей. И именно здесь в 1507 году случилось одно из самых знаменитых явлений в истории русской святости.

Как-то ночью преподобный молился в одиночестве, вдруг — яркий свет. И входят три ангела в светлых одеждах, у каждого в руке — посох. Что это было? Считается, что Свирскому отшельнику явилась сама Троица, причём в первый раз со времён Авраама в виде трёх ангелов. Для сравнения: когда Иоанн крестил Иисуса Христа, Троица явилась в виде самого Иисуса, Святого Духа, спускающегося на него в виде голубя, и голоса, говорящего: «Сей есть Сын Мой возлюбленный». А тут ангелы.

Когда вам, например, является ангел, вы видите образ, информацию, принимающую удобную для восприятия форму. У человека есть аппарат, преобразующий получаемые извне коды в определённые (местом и временем жизни) образы. Нечто вроде монитора, преобразующего цифровые коды в картинку. Только эти коды социокультурные. Скорей всего, Александр, обладавший православным декодером, увидел то, что много раз видел на иконах: трёх ангелов в светлых одеждах. Но ведь за картинкой стояла какая-то реальность. Какая же? Это можно понять, если вспомнить, что празднование христианской Троицы совпадает с народным праздником Русалий. Троица вобрала русальную обрядность (см. здесь). А Русалии — это праздник мертвецов, родителей, продолжающих жить в своих потомках. На Троицу, которая бывает на пятидесятый день после Пасхи, мёртвые (навь) приходят в мир яви, а живые приходят на кладбище, к умершим родным. Об этом подробней поговорим на Троицу, а сейчас просто взглянем на икону Александра Свирского и его родителей.

Эти трое и есть Троица, то есть единица движения жизни, структура, обеспечивающая смену поколений. Из этого естественного первоначала — мать, отец и дитя — можно вывести сколько угодно тринитарных теологий (в том числе и христианских). И все они так или иначе будут восходить к таинству зачатия и исхода ребёнка от родителей, каковой исход есть движение жизни, которое не только процесс смены поколений, но и залог их единства. Сейчас родители Александра лежат рядышком в Оятском монастыре, куда они оба ушли после того, как Степан попытался забрать сына с Валаама. Они святые, как и родители другого великого русского адепта Троицы, Сергия Радонежского (о нём здесь). Сергия и его родителей тоже часто изображают вместе на одной иконе. В таких иконах легко узнать изначальное и естественное представление о Троице как божестве рождения, родителей, Рода, текущего сквозь поколения. В конце концов, и Аврааму ангелы явились, чтобы возвестить о рождении сына.

В христианском календаре вслед за Троицей сразу идёт Духов день. И именно дух новой жизни увёл Александра с Ояти, именно он открыл перед ним божий мир. Ну, а то, что Степан с Вассой ужасно переживали по поводу бегства сына, это, что называется, мёртвые хватают живых. Ведь мир родителей может быть страшен. Есть семьи, в которых детей для того и рождают (и так воспитывают), чтобы в старости питаться их жизнью. Многие знают по опыту, как старики заживают век молодых. Обстоятельства рождения Александра намекают на то, что он был предназначен в жертву родителям, но сумел убежать. Хотя — можно ли убежать от себя? Троичную архетипику двух в одном беглец унёс с собой. И вот видит Троицу, единицу движения жизни, такт маховика, задающего её непрерывный поток в чреде поколений.

Но монахи из этого потока выпадают. Буквально выпадают в осадок, кристаллизуются, в частности, в виде мощей. Перед кончиной (1533) Александр сказал ученикам, чтобы они связали его мёртвое тело и затоптали в болото. Но святого, конечно, не послушали, похоронили по-христиански. На могиле сразу начались чудеса. В 1641 году при строительстве церкви вскрыли гроб и обнаружили, что тело совершенно нетронуто тлением. Как будто живой! Мощи положили открыто в новом храме. Они собирали толпы паломников. А в революцию затерялись. Обнаружились только в 1997 году в анатомическом музее петербургской Военно-медицинской академии. Там их показывали как удивительный образчик «естественной мумификации». Медики знали о силе этого странного тела, хотя и не знали — чьё оно. Иные хирурги перед сложными операциями приходили постоять рядом с ним. А некоторых тело пугало, им казалось, что мумия смотрит на них. Одна лаборантка, когда мертвец взглянул на неё, до того возбудилась, что проколола ему глаз. Позднее глаза святого залили гипсом.

Когда тело Александра нашлось, начался долгий процесс экспертизы, в ходе которого мощи замироточили прямо в рентгеновском кабинете. Трудно сказать, что было причиной: облучение или пение акафиста, которое облучению предшествовало. Но мнение учёных было едино: чудо! А вот священники усомнились. После церковного освидетельствования пошли разговоры: «Да те ли это мощи? Это какой-то еврей или татарин. Посмотрите на крайнюю плоть, он же обрезанный». Судмедэксперты объяснили: это не обрезание, это старческое, пусть попы пойдут в баню и посмотрят на крайнюю плоть стариков. Убедили. Но, строго говоря, все эти научные экспертизы чудесных предметов — чистая профанация. Что такое чудо? Для учёного — то, чего он не понимает, а для мистика — то, что он переживает. Совершенно разные вещи.

Вообще-то переживание чуда потенциально доступно любому. Даже финны, которым устраивают алкогольные туры вокруг Ладожского озера и зачем-то завозят в Свирский монастырь, мгновенно трезвеют, когда их подводят к мощам Александра. Вот шли по храму, как белые люди, — лопотали, рыгали, смеялись — и вдруг тишина. Пьяный пасынок природы при экспертизе мощей гораздо надёжней рентгена.


Источник: Частный корреспондент 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100